Аналитика

А сейчас — Шевченко! Кто и для чего приглашает представителей оппозиции в Казань?

Татарстан занял «почтенное место» в числе городов, где 31 января прошли новые несогласованные шествия и демонстрации в поддержку подвергнутого аресту представителя оппозиции Алексея Навального. В отличие от акций, которые прошли 23 января, участвующих протестных выступлений было существенно меньше, но Казань все равно попала в «передовиках» — в кавардаках участвовали приблизительно 1 тыс. человек (по данным МВД, в столице России — приблизительно 2 тыс.).

В столице республики Татарстан участники протеста прошли от площади перед театром им. Г. Камала до Казанского кремля. На многократные просьбы милиции разойтись участники протеста не реагировали. Не посодействовал даже глава министерства по делам молодежи республики Татарстан Дамир Фаттахов, который пригласил юных людей зайти в помещение его учреждения, где в зале совещаний можно «обсудить все, что тревожит».

Скопление людей двинулась вдоль протоки Булак, которая разделяет исторический центр Казани. По ходу появлялись драки с представителями правоохранительных органов: был случай нападения на инспектора ДПС, попытавшегося изгнать участников протеста с дороги для их же безопасности.

Как раз тогда к колонне нежданно присоединился скандально узнаваемый столичный корреспондент Максим Шевченко, которого стремительно арестовали силовики. Но позже так же стремительно отпустила. Наблюдателям сначала было непонятно, каким образом столичный деятель попал в Татарстане? Но скоро было установлено, что Шевченко приехал по приглашению Ассоциации бизнесменов-мусульман Россия, чтоб прочитать лекцию и провести вечер памяти исламистского «философа» Гейдара Джемаля (1947−2016).

Однако Шевченко — довольно узнаваемый персонаж в российской медиасфере, напомним главные вехи его политических исканий. Бывший журналист «Независимой газеты», в 2005—2011 годах стал ведущим передачи «Судите сами» на «Первом канале», потом ыбл редактором веб-портала «Кавказская политика», а с 2016 года — автор своей программы на радио «Эхо города Москва». Свои взоры Шевченко менял так нередко, что их тяжело найти в определенный исторический просвет. Если кратко, то это винегрет из социализма, либерализма, исламизма, евразийства и консерватизма. Например, 9 годов назад Шевченко был участником и оратором на массовой акции «Нет оранжевой чуме!», организованном 4 февраля 2012 года специалистом политологии Сергеем Кургиняном против «белоленточных» демонстраций, в которых, правда, с иной стороны, принял участие сегодняшний «представитель оппозиции № 1» Алексей Навальный. Сейчас Шевченко прибыл в Казань на нелегальный митинг Алексея Навального (к слову, 23 января в столице России он тоже был на нем увиден). Т. е. человек так просто меняет взоры, что невольно задаешься вопросом: а были ли они у него в принципе? Либо эти принципы изменяются зависимо от политической ситуации и количества средств, выплачиваем?? за то либо другое мероприятие?

Тем или иным образом, сейчас Шевченко подает себя как оппозиционно настроенного политического деятеля, эта тенденция выслеживается с 2017 года, когда он стал членом правления «Левого фронта», а потом доверенным лицом претендента от компартии на выборах главы государства Павла Грудинина, и даже был выбран депутатом в Законодательное собрание Владимирской области от компартии. А там… стал осуждать руководителя КПРФ Геннадия Зюганова за то, что тот назвал акции ФБК (организация-иноагент в России) во время голосования в Московскую городскую думу в 2019 году «оранжевой проказой». А ведь семью годами до этого Шевченко орал на массовой акции у Кургиняна: «Нет оранжевой чуме!».

С мая 2020 года Максим Шевченко сделал во Владимирской области свою «демократическую объединение», в которую вошел сам, его ассистент Кирилл Алексеев, в прошедшем трудящийся в местном офисе Алексея Навального, и депутат закосбрания региона от компартии Сергей Казаков, узнаваемый как «товарищ Бориса Немцова». Практически, Шевченко получилось неосуществимое: он стал частями несопоставимых политических образований. Т. е. от депутатской корочки местного парламента Владимирской области он не не согласился, но кооптировался и с «Левым фронтом», и с навальнистами.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «В российско-американских отношениях есть и положительные сдвиги» — взор из Тбилиси

Спрашивается: для чего пригодилось приглашать Ассоциации бизнесменов-мусульман Россия и лично её президенту Айдару Шагимарданову настолько одиозную фигуру в Казань? Да не попросту приглашать, а просить выступить перед мусульманским бизнес-обществом с лекциями? Поражает и то, что АПМ Россия проводит под собственной крышей вечер памяти человека, который восторгался боевиками террористической группировки типа Шамиля Басаева, Амира Хаттаба, Саида Бурятского. Неуж-то неясно, что умерший Гейдар Джемаль по своим убеждениям был далек от обычного для российских мусульман ислама? Совокупа взглядов Джемаля дала возможность российским религиоведам прийти к выводу о нем, как о создателе нового псевдорелигиозного движения, который аккумулировал внутри себя идеологию социализма, исламизма и оккультизма. Если б, к примеру, данный вечер памяти проводил ученик и фанат Джемаля татарский специалист политологии Руслан Айсин под покровительством собственного журнала «Воистину», то тогда бы вопросов не было. Джемалефилия стала популярна в числе определенной части мусульман, но к чему её передавать на мероприятиях объединения, одним из владельцев которого является Душевное управление мусульман Республики Татарстан? Ведь тем Шаймарданов подставляет и муфтият, и собственных коллег-бизнесменов.

В сухом остатке на данный момент это смотрится так, что Татарстан (а все приглашения этого рода проходят через Казанский кремль) позвал на нелегальный митинг популярного оппозиционного политтехнолога, солидарного с навальнистами. Может быть, конкретно по звонку из Казанского кремля Шевченко фактически мгновенно и освободили. Касательно реальных мусульман, то они к персоне Алексея Навального относятся очень неодобрительно: даже в числе эмигрантов-радикалов ему проявляют симпатию единицы.

Стоит отметить, что это не 1-ый случай, когда в Татарстане «хлебом-солью» встречают столичных представителей оппозиции, при этом устроителями визитов выступают муниципальные структуры, вроде Ведомства по делам молодежи, которое в конце прошедшего года воспринимало в Казани управление телевизионного канала «Дождь». Не один раз бывал в гостях у президента Рустама Минниханова главный редактор «Эха города Москва» Алексей Венедиктов. До этого в Казань наведывался лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов. Невольно появляется подозрение, что устроители схожих визитов ведут двойную игру. Снаружи соблюдая лояльность общегосударственному управлению, они попутно налаживают «мосты дружбы» с его ярыми противниками. И это делается даже на данный момент, когда масштабные нелегальные акции, наставники которых, к слову, посиживают за рубежом, направлены индивидуально против российского президента Владимира Путина.

В какой-то момент, но вся эта история с «берлинским пациентом» закончится, уличная вакханалия остается в прошедшем (вспомним, чем закончились такие же демонстрации 2011−2012 годах, — ничем), начнется разбор полетов, последуют оргвыводы. Однако уже на данный момент появляется вопрос про то, как приклонна элита республики Татарстан управлению Рф и первому лицу страны? И вопросы в столице России задавать станут не Шагимарданову, а Минниханову.

Так кто же в Казанском кремле ставит эти политические спектакли? К чему эти подковерные маневры со столичной оппозиционной тусовкой на местном уровне? Неуж-то кто-то в Татарстане питает надежды на повторение реванша начала девяностых годов? Однако это скользкий путь, от которого пострадает вся государство… Вопросы, на которые в какой-то момент придется давать ответы.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»