Аналитика

Абхазия на перепутье: как далее сотрудничать с Сухумом?

Абхазия вошла в зону турбулентности. Трудности в отношениях Рф с Республикой Абхазия начались не сейчас. Однако, наверное, в первый раз за на протяжении нескольких лет эти трудности приняли общественный характер.

У российских представителей СМИ и целого ряда профессионалов вызывает удивление, как могут сочетаться многомиллиардные вложения от Российской Федерации в восстановление абхазской экономики, социальной сферы и страшная разруха, безработица, которую может следить хоть какой посетивший Абхазию.

Как могут сочетаться понятие «Абхазия — стратегический партнер Рф» и правовая система в Абхазии, при которой россиянин,который имеет недвижимость в Абхазии еще до краха Советского Союза, даже родившийся там, не может получить гражданство Абхазии? А россиянин из субъекта Российской Федерации может приобрести недвижимость лишь в новом доме (в критериях кризиса таковых вариантов очень не много), а чтоб принимать участие в бизнесе, ему непременно необходим партнер — гражданин Абхазии.

Как могут сочетаться удостоверения в преданности и дружбе с Российской Федерацией на официальном уровне и в личном общении с ростом противороссийских настроений на сайтах соцсетей Абхазии?

Не добавляют взаимного понимания и так и не решенные трудности с возвратом недвижимого имущества русским мигрантам. 30 октября 2020 года трудности возврата недвижимого имущества русским мигрантам (а таковых людей даже не сотни, а тысячи) поднимались в передаче «Человек и закон». И было установлено, что время от времени даже решения Верховного суда Абхазии о возврате собственности россиянам не претворяются в жизнь, а саботируются местными органами охраны правопорядка. Мол, в этих домах и квартирах уже проживают жители Абхазии. А российские мигранты десятилетиями мыкаются на съемных квартирах в Краснодаре, Ставрополе и Ростове на дону-на Дону. И поневоле в сегодняшних сложных критериях у граждан России появляется вопрос: «А для чего и почему мы должны подкармливать Абхазию?»

«Если это плата за пребывание там наших армейских баз, — уверен российский специалист политологии Роман Газенко, — то мы так и должны эти валютные вливания назвать. Но не гуманитарной помощью и безвозвратными вложениями. В итоге у части абхазского жителей складывается чувство, что Российская Федерация дает средства поэтому, что должна это делать. Во-1-х, такая политика порождает иждивенчество. А во-2-х, это не партнерские отношения. Они оскорбительны и для гордого народа Абхазии. Нужно что-то поменять».

Говоря о военнослужащих России базах в Абхазии, появляется иной вопрос: а от кого нас защищает Абхазия с нашими базами? От Турции? Однако они не намерены на нас нападать. И сама Абхазия полна и турецкими предпринимателями, и образовательными программами, и другим пребыванием. От Грузии? Однако это уж совершенно умопомрачительный вариант. Тем паче что не так и очень побиты горшки меж жителями Абхазии и современной Грузией. Во-1-х, совсем не все абхазы по паспорту — это абхазы. В их числе есть и грузины. При этом во императивных структурах тоже. Во-2-х, Грузия реализовывает программы по бесплатному образованию для абхазской молодежи, оказанию достаточно высококачественной медпомощи, доплачивает преподавателям в Гальском районе. И по данным социологических опросов, существенная доля абхазской молодежи никак не против сближения с Грузией.

«Абхазия на данный момент — это отчасти признанное правительство, которое не владеет нужным внутренним потенциалом для саморазвития. И вынуждено опираться на наружные ресурсы» — такую позицию излагают не лишь почти все специалисты, да и представители российского дипведомства, которые отработали в Сухуме. А у хоть какого страны, даже стратегического напарника, в какой-то момент появляется вопрос: а что мы получаем в обмен на эти вложения?

В последний месяц случилось много событий на площадке российско-абхазского общения и в самой Абхазии. После вереницы визитов президента Аслана Бжания в Российскую Федерацию прояснилось, что бесконтрольных и безразмерных вливаний денег в Абхазию уже не будет. Что нужно принять предложения российской стороны и обеспечить заинтригованность российских финансистов во вхождении в Абхазию. Что жители Рф должны получить права на приобретение недвижимого имущества и полноправное с местным жителями участие в бизнесе.

Резко нехорошую реакцию у абхазского жителей вызвала инициатива российских официальных структур об обязательной сдаче теста отдыхающими из России на коронавирусную инфекцию при заезде и выезде в Абхазию из Российской Федерации. Да, это не безвозмездно. Однако это общее требование для загранпоездок. И основная причина отсутствия значительного числа желающих отдыхать в Абхазии совершенно не в данном тестировании. А в низком сервисе. А открывшийся для путешественников из РФ Египет и некоторые иные государства полностью могут сорвать и в текущем году сезон в Абхазии. Силой туда путешественников на загонишь. А второго провального турсезона экономика Абхазии уже просто не выдержит.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Смертность в Российской Федерации выросла за 2020 год практически на восемнадцать процентов

То, что положение дел не из наилучших, разумеется. Официальные и публичные структуры Абхазии выходят с разными инициативами, которые были призваны посодействовать развитию государства. Оппозиция просит принять нормативно-правовые акты о борьбе с коррупцией. Организован Конгресс народа Абхазии, в функции которого решили включить даже формирование избирательных округов по признаку национальной принадлежности! Как сообщил депутат первого созыва абхазского парламента Давид Пипия, «округ будет, сообщим, армянский, где ЦИК не зарегистрирует никаких претендентов, не считая армян. Точно так же по всем другим государственным группам, точно так же по нашим драгоценным дамам. Округ будет дамский».

Непонятно, как это объединит государство. А вот оказать отрицательное воздействие на межэтнические отношения может. Если честно, все это припоминает игры в солдатиков. А вот времени у Абхазии, чтоб обусловиться, как и в котором формате, а основное, с кем она далее будет существовать, не настолько не мало.

Касательно Рф, то необходима суровая экспертная и общественная полемика на предмет, что дает для нашей страны признание Абхазии, которое являлось на данный момент одним из суровых камешков преткновения в развитии отношений с Грузией. Переговоры меж Российской Федерацией и Грузией по причине восстановления дипломатических отношений, пусть в формате народной дипломатии либо встреч на полях во время официальных мероприятий, никогда не стихали. А в условиях осложнения российско-абхазского общения российско-грузинские контакты не могли не активизироваться.

Споры о том, как вернуть дипломатические отношения меж Российской Федерацией и Грузией, идут и на публичных форумах, и на экспертных встречах. Один из вариантов этот: в случае если Грузия признает Михаила Саакашвили военным правонарушителем, Российская Федерация пойдет на восстановление дипломатических отношений с Тбилиси. Армейские подразделения можно переформатировать в миротворческие — этот опыт был. Однако что тогда делать с той частью жителей, которая не приемлет схожий вариант? Как велика эта часть? Пока нет даже сведений статистики по данному поводу. Однако изучение абхазских социальных сетей сообщает про то, что далековато не значит, что общество, даже в случае проведения всенародного голосования, будет едино по данной теме.

И говоря о положении дел в Абхазии, нельзя байкотировать и этот мощнейший фактор, как армянское население данного государства. Назвать армян Абхазии диаспорой нельзя, так как, по имеющимся сведениям, армяне по числу находятся на первом месте. Это практически государствообразующая цивилизация. Официальные источники робко отводят армянам 2-ое место по количеству, а абхазов ставят на 1-ое. Однако навряд ли это соответствует реальности. Более принципиально то, что армяне Абхазии тесновато соединены финансовыми, соц, схожими связями с краснодарскими армянами. Сначала с армянами, которые проживают в Сочи. Кооперативный финансовый потенциал употребляется не лишь для развития коммерческих проектов, да и для поддержки и выдвижения абхазских политиков, в том числе президентов.

Армянское лобби оказывает влияние на принимаемые в отношении Абхазии решения в российских коридорах власти. Это тоже правда. На поставки гуманитарной поддержки, также и в критериях сильной эпидемии. Гагры, являющиеся пограничным районом с Российской Федерацией, это практически продолжение Огромного Сочи, где армяне играют немаловажную роль в экономике, политике и публичной жизни. Конкретно благодаря армянам Абхазия имеет большой либо небольшой, но внутренний, свой потенциал развития. На данный момент любые информация о представлении армянам статуса даже культурной автономности в составе Абхазии вызывают почему-либо аллергию у абхазских властей. Вспомним, какую нехорошую реакцию у титульного жителей Абхазии вызвало предложение принять карабахских армян — мигрантов. Мол, придут и отберут последнее. А может, в данной модели есть прагматичное зерно?

И уж совершенно некорректно, когда армянские дети в Абхазии чувствуют подобные трудности, как недостаток учебников родного языка. Это обязана быть межгосударственная гуманитарная программа. Однако Армения и не признает Абхазию. Тем или иным образом, на данный момент Абхазия располагается на перепутье. И хотелось бы, чтоб абхазы сами избрали себе сбалансированный вариант предстоящего развития. Беря во внимание при всем этом и то неодолимое событие, что восстановление дипломатических отношений Рф с Грузией в какой-то момент случится. А правоверная Грузия для Российской Федерации более принципиальна, чем Абхазия.

Николай Сорокин, специально для EADaily

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»