Скандалы

Абхазская вдова для бизнесмена: как создатель Badoo Андрей Андреев стал жертвой жуликов и растерял квартиру бабушки



Абхазская вдова для бизнесмена: как создатель Badoo Андрей Андреев стал жертвой жуликов и растерял квартиру бабушки

8 апреля в Приморском суде Санкт-Петербурга прошло еще одно совещание по заявлению об истребовании из чужого нелегального владения двухкомнатной квартиры в доме на Приморском проспекте.

Заявление в октябре 2020 года подали управляющие собственностью бизнесмена Андрея Андреева к купившей квартиру 7 годов назад кинопродюсеру Евгении Ароновой. Сам Андреев не живет в Российской Федерации с 2005 года, всем его собственностью управляли по доверенности. Однако квартиру ни он, ни его управляющие не продавали, ответчица по заявлению купила её у «вдовы» Андреева, который никогда не был женат и не погибал. Как создатель Badoo и продюссер стали жертвами жуликов? 

В январе 2013 года продюссер Евгения Аронова купила двухкомнатную квартиру в Приморском районе Санкт-Петербурга. Торговец квартиры — гражданка Абхазии Людмила Тория — заявляла, что получила её в наследие от собственного погибшего супруга Андрея Огаджанянца. 

Спустя 7 лет Аронову вызвали в суд ответчиком по заявлению об истребовании собственности. Выяснилось, что Андрей Огаджанянц живой, никогда не встречался с Людмилой Тория, не был её супругом, не бывал в Абхазии и не продавал квартиру, завещанную ему бабушкой. 

Огаджанянц — реальная фамилия бизнесмена из перечня Форбс, автора Badoo Андрея Андреева. В квартире на Приморском проспекте он, как он сообщает, провел все свое детство и, согласно отметке в паспорте (ознакомился Форбс), остается указанным в ней до настоящего времени. Про то, что квартира продана, он вызнал в прошедшем году от управляющих его недвижимым имуществом в Российской Федерации. 

Андреев не живет в Российской Федерации с 2005 года. Вся его недвижимость, также квартира в Санкт-Петербурге, отдана в управление по доверенности. «В 2005 году погиб мой отец, после его похорон я уехал из Российской Федерации и оставил эту квартиру на попечение ответственным людям. Им были переданы ключи и средства на оплату налоговых платежей и услуг ЖКУ. Чуть раньше со мной связались мои работники, занимающиеся хозяйственными делами, также и управлением недвижимым имуществом, и сказали, что моя квартира в Санкт-Петербурге в итоге какой-то жульнической сделки сменила обладателя. Меня попросили подписать доверенность для юристконсультов, чтоб разрешить эту положение дел», — гласит Андреев. Как он сообщил, управляющие сообщили, что «все это незапятнанная формальность, вопрос технический, и обстоятельств вникать в эту положение дел не было никаких». 

В апреле 2021 года Евгения Аронова написала пост на собственной страничке в Фэйсбук, из которого стали понятны детали сделки по приобретению квартиры, ранее неведомые Андрееву. А именно, то обстоятельство, что он был женат и похоронен в Абхазии. Аронова просила поддержки при текущем положении дел, уверяя, что стала жертвой жуликов. Про то, что квартира принадлежала Андрееву, члену перечня Форбс, она не знала вплоть до начала судебных совещаний. 

Как проходила сделка по приобретению квартиры

В соответствии с выпискам из Федеральной службы госрегистрации, квартира перебежала в собственность Людмилы Тория в декабре 2012 года по наследию. Уже по прошествии трёх недель была окончена сделка по её продаже Ароновой.

Аронову, согласно мнению её защитника Дмитрия Черней, насторожила такая скорая продажа, но сделка прошла регистрацию в Росреесте, потому не появлялось вопросов о её чистоте. «Было соответствующим образом оформлено наследие. Договор по приобретению оформляли нотариально. Тория объяснила, что её муж мучился приобретенными болезнями, алкоголизмом, она похоронила его и решила возвратиться в Абхазию. Она предоставила все документы», — разъясняет Черней. «На момент совершения сделки мы не были в курсе, живой Огаджанянц либо нет. Мы честный приобретатель, приобрели квартиру за ту цена, которую она стоила», — показывает юрист. 

Форбс ознакомился с копиями подтверждений о заключении брака Людмилы Тория и Андрея Огаджанянца и о погибели Андрея Вагнеровича Огаджанянца. Они были выданы отделением ЗАГС Очамчырского района Абхазии. Причина погибели Огаджанянца, обозначенная в свидетельстве, — острая печеночная дефицитность. 

Согласно мнению заведующей ЗАГС Лали Бжания, пару лет назад она расписала гражданку Абхазии Людмилу Тория и гражданина с паспортом гражданина России на имя Андрея Огаджанянца. «Пришел мужчина с ней, который представился гражданином Огаджанянцем. Я, как обычно делаем, изображение в паспорте поглядела, на него поглядела. И мы зарегистрировали брак», — поведала она.  Форбс ознакомился с копией заграничные паспорта Андреева, в каком нет отметок про то, что он посещал территорию Абхазии во время «регистрации брака».  

Согласно мнению Бжания, спустя какое-то время Тория принесла справку о погибели супруга. При всем этом паспорта погибшего при ней не было. «Они сообщили, что его (мужское тело) обнаружили кое-где, паспорта не было. В соответствии с мед свидетельству о погибели, мы погибель зарегистрировали и гражданка Тория получила свидетельство о погибели», — объяснила Бжания. Она затрудняется вспомнить, когда конкретно это случилось, но, согласно изученным Форбс документам, брак был зарегистрирован 30 декабря 2008 года, «погиб» Огаджанянц в апреле 2012 года, а дата выдачи свидетельства о погибели — 24 августа 2012 года. При всем этом свидетельство о заключении брака было выдано вторично 28 августа 2012 года.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Открытый диалог: Омеля облажался, критикуя Кличко

В общении с Форбс Бжания поведала: про то, что Огаджанянц в действительности живой, выяснила осенью 2020 года, когда в ЗАГС обратились его юристы с требованием отменить запись о браке и погибели. «С меня здесь же взяли пояснение, но я рассказала, что человек представился, представил паспорт, я по фото зрительно поглядела, был похож. Этого еще не было, я даже не могла подумать, что подобное в жизни в принципе быть может», — гласит Бжания.

В Федеральной службе госрегистрации на запрос Форбс сообщили, что «у муниципального регистратора не появилось колебаний в подлинности предоставленных документов, так как они отвечали требованиям законодательства», а весь нужный для заключения сделки набор документов был предоставлен. На вопрос про то, проверялись ли схожие связи Тория и Огаджанянца и оригинальность свидетельства о погибели, в регуляторе сообщили, что этим занимаются остальные уполномоченные органы, а конкретно нотариус. 

Никита Петреев, юрист коллегии адвокатов Delcredere, сообщает, что Федеральная служба госрегистрации был должен провести законодательную экспертное исследование документов, также провести проверку законность сделки. «Это значит, что работники Федеральной службы госрегистрации должны были установить реальность поданных документов, провести проверку возможности лица либо органа власти, который выдал документы, также удостовериться в отсутствии других оснований для приостановления либо отказа в госрегистрации», — разъясняет он.  

А также, потому что квартира, по данным Федеральной службы госрегистрации, была передана Тория по наследию, у той должно было быть свидетельство о праве на наследие либо же свидетельство о праве принадлежности на долю в общем имуществе, выданное нотариусом по заявлению пережившей супруги.

Погибшая «вдова» и нотариус в местах заключения

Людмила Тория погибла в Краснодаре в апреле 2019 года от воспаления лёгких. Форбс ознакомился с копией выписки записи о погибели. Такие сведения удостоверила Форбс и заведующая ЗАГС Очамчырского района Абхазии Лали Бжания. Как она сообщила, Тория проживала в одном из абхазских сел Очамчырского района, но в котором конкретно, ответить затруднилась.

Перед гибелью Тория попала в поле зрения органов охраны правопорядка в связи с делом нотариуса Нины Наумовой, которая проходит в материалах дела Огаджанянца-Ароновой как третье лицо. Конкретно она вела наследное дело и выдавала Тория свидетельство о наследии. 

Нина Наумова начала практику сначала двухтысячных. Занималась также наследными делами. В июне 2018 года она была лишена права нотариальной работе. Причиной для проведения проверки послужило личное определение Калининского районного суда Санкт-Петербурга. Из информационные базы суда получается, что Наумова выступала ответчиком по заявлению администрации Калининского района. Заявление был удовлетворен, но детали дела не раскрываются. 

В 2019 году Наумова была осуждена на 5 лет за совершение мошеннических действий методом присвоения квартир погибших жителей Санкт-Петербурга. Согласно информации правоохранительных органов, Александр Будер, Сергей Конторин, Нина Наумова, Мария Новоселова и Валентина Рягузова получали заранее липовые документы, подтверждавш?? родство фиктивного наследника с погибшим обладателем жилой площади. Для гос регистрации сделки по переходу права принадлежности аферисты обращались к нотариусу Наумовой. Квартира на Приморском проспекте в деле Наумовой не бытует. 

Еще одно изучение дела запланировано на май 2021 года. Квартира на Приморском проспекте арестована. Согласно мнению Петреева, если в суде будет установлено, «что квартира выбыла из владения у владельца кроме воли, например, в результате подлога документов либо нелегальных регистрационных действий, то такая квартира быть может истребована даже у честного приобретателя». «При всем этом честный приобретатель вправе обратиться к торговцу собственности с требованием о компенсации потерь, причиненных истребованием этого собственности», — добавляет он. 

Андреев готов посодействовать Ароновой с приобретением иной квартиры. «Я до настоящего времени не до конца понимаю, как подобное могло случиться. Все детали этого дела должны быть установлены следствием, но, как я думаю, тут имело место очевидное мошенничество с недвижимым имуществом. Я чрезвычайно расстроен произошедшим, и я осознаю, что для Евгении эта положение дел более неприятна и болезненна. Если Евгения так же, как и я, стала жертвой жуликов, то я готов посодействовать ей с приобретением новой недвижимого имущества. Чрезвычайно грустно, что подобные ситуации все еще происходят, и, как вы видите, от них не застрахован полностью никто. Я думаю, что молчать о таком нельзя, и если сейчас в подобном положении оказались мы с Евгенией, то завтра может оказаться хоть какой», — заключил он. 

forbes

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»