Аналитика

Активизация турецкого пребывания в университетах Северного Кавказа — мнение

Активизация турецкого пребывания в самых высоких образовательных учреждениях Северного Кавказа, в особенности в гуманитарной сфере, является очевидной тенденцией последних лет. И обосновано это не лишь развитием российско-турецкого общения. Однако и старыми международными интересами Турции в этом субъекте Российской Федерации.

Идет речь об обмене учащимися и научными кадрами, также о солидарных исследовательских работах. Однако, что в особенности принципиально, о подготовке кадров, которые после завершения турецких высших учебных заведений, или прохождения там стажировки, трудятся в системах управления, образования и науки, интернациональной работе и других главных сферах СКФО. Есть примеры, когда карьерная лестница выпускников турецких высших учебных заведений ведет их и на должности общегосударственного уровня. Также, в системе образования.

Как рассказал собеседник из посольства Рф в Турции, часто активность при налаживании контактов проявляют не турецкие, а сами северо-кавказские университеты:

«Если проехать по этим высшим образовательным организациям, то они с наслаждением похвастаются числом договоров с разными турецкими университетами. Количественная составляющая тут очевидно на первом месте. Содержанием программ интересуются еще меньше. А вот к созданию курсов и специализаций по черкесскому языку в турецких университетах относятся очень доброжелательно. Черкесы, адыги, абхазы, чеченцы постоянно были в сфере международных интересов Турции на Кавказе. Черкесы, адыги и абхазы в Турции составляют по различным подсчетам до 2 млн людей данного государства. Равно как большое количество примеров солидарных исследовательских работ, также, по очень острым вопросам исторических отношений Рф и её черкесского жителей. Также, сотрудничества Турции с народами Северного Кавказа. Само число публикаций и конференций по теме этноконфликтов в Северо-Кавказском регионе очень демонстративно».

Если Российская Федерация, увеличивая число зарубежных учащихся, обучающихся по бесплатным квотам в нашему государству, изучает их как принципиальный, в дальнейшем, фактор укрепления позиций Рф, также, в числе элит заграничных стран, то Турция преследует те же цели. Как и неважно какая иная государство. Что полностью естественно. С одной маленький различием. России пока не получилось выстроить продуктивную модель использования потенциала выпускников российских высших учебных заведений после их возврата в родные государства.

Есть большое количество примеров, когда возможность бесплатного обучения в Российской Федерации употребляется как канал передвижения, также, и для занятий потом нелегальной работой в Российской Федерации. Турция же, обычно, стремится к построению длительной тактики. И это нужно подразумевать, в особенности, в положении, если российские университеты испытывают трудности с предоставлением финансов научных работ, командировок и стажировок за границей. А означает, готовы ринуться в объятия хоть какому зарубежному партнеру.

Стоит отметить, что всеохватывающего наблюдения сотрудничества северо-кавказских высших учебных заведений с турецкими партнерами в плане изучения общественно-политической составляющей взаимодействия и итогов научных исследований по гуманитарной теме, в том числе монографии и студенческие работы нет.

Два года назад разразился скандал с участием ведущих научных работников из Адыгейского муниципального института — создателей коллективной монографии «Курды Республики Адыгея». Монография получила резко отрицательную оценку со стороны Института Востоковедения РАН. Практически, заключения авторского коллектива были так чувственно покрашены по отношению к курдам как цивилизации, что поневоле наводили на идея о заказном характере статьи. Однако, формально работа финансировалась из российских источников. Тогда, узнаваемый российский ученый (Институт Востоковедения РАН), он же рецензент Нодар Мусаки, в том числе, подчеркнул, что, как считают авторы монографии, курды представляют собой фактор, «дестабилизирующий этнографическую и общественно-политическую положение дел в Республике Адыгея». При этом, … не лишь в Адыгее, да и в остальных регионах. Данная постановка вопроса лишена научного подхода, спекулятивна. И «возмутительные недочеты», как считают Мусаки, имеются и в остальных работах создателей этой монографии. Однако это был единичный случай, когда конкретное исследование просто «попалось» на глаза. Однако, навряд ли, единственный.

Естественно, находить во всем турецкий след было бы неверным. И в этом случае, быстрее, идет речь о проф небрежности создателей монографии. Однако, если всесторонне изучить тему целого ряда работ исследователей из северо-кавказских научных заведений, то почти все из них представляют бесспорный интерес для турецких профессионалов. При этом, обычная интерпретация одних и тех же событий в российской и турецкой научной мысли может значительно различаться. И турецкой стороне еще дешевле применять выработки северо-кавказских создателей по интересующей их вопросе, чем направлять для полевых исследовательских работ собственных профессионалов. Стоит отметить, что северо-кавказские университеты сотрудничают с турецкими и в сфере четких наук.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  ВМФ Российской Федерации значительно нарастил количество кораблей в Мировом океане

А пока положение дел такая. Турецкие высших учебных заведений из различных регионов данного государства очевидно доминируют в общем перечне межгосударственных партнеров Адыгейского муниципального института по страновому признаку. В числе главных направлений взаимодействия — обмен публикациями, реализация солидарных научно-научных проектов, проведение солидарных конференций, воплощение солидарных культурных программ, проведение межгосударственных научных конференций, семинаров, круглых столов, обмен учеными, спецами, учащимися, обоюдное приглашение научных работников для чтения лекций, реализация солидарных научных проектов, публикация научных статей, развитие гуманитарных контактов и т. п. Разумеется, что сам список направлений подразумевает суровое выделение денежных средств. А кто платит, тот и заказывает музыку.

Схожая положение дел в Карачаево-Черкессии. А вот интернациональная деятельность Кабардино-Балкарского муниципального института так многостороння, судя по официальному веб-сайту, что и хоть какой столичный университет позавидует. И Турция там далековато не лидер. Кабардино-Балкарский муниципальный институт поддерживает научные, образовательные и деловые контакты с 40 заграничными университетами, научными центрами и организациями разных государств, с 20 из которых интенсивно реализуются двухсторонние контракта о взаимодействии в научно-образовательной сфере. Заключены только принципиальные контракта с Департаментом ресурсов земли и анализа территории Муниципального института г. Удина (Италия), Муниципальным институтом Абхазии, Тулонским институтом (США), институтом Вергата (Италия), Вторым институтом Неаполя (Италия), налажена связь с американским фондом гражданских исследовательских работ, имеется соглашение с Институтом по изучению тяжелых ионов (г. Демарштадт, Германия), заключен контракт о сотрудничестве с организацией «Гуманитарная помощь Билефельд» (Германия). Снова же ссылаюсь на официальный веб-сайт этого образовательного учреждения.

В особенности интересно было бы выяснить, о солидарных проектах с Американским Фондом гражданских исследовательских работ. Как сообщается на веб-сайте этого фонда, реализуя программы, эта организация стремится к укреплению научной и технической инфраструктурных объектов республик бывшего СССР:

«С этой целью формируются новые многообещающие учреждения в сфере высшего Российского образования, поддерживающ?? переход к рыночной экономике и демократизации. Данная программа предусматривает обеспечение передовым оборудованием и поддержку прикладных исследовательских работ в центрах FSU, задействуя местные ресурсы на базе некоммерческого образовательного и промышленного анализа».

Было бы чрезвычайно интересно и, уверен, полезно познакомиться с плодами этих исследовательских работ. Как они работают на развитие российской науки и продвижение наших государственных интересов. А начать можно с изучения «межгосударственных проектов и программ во содействии с иностранными коллегами», указанных на интернет-ресурсе головного университета этого региона — Северо-Кавказского Общегосударственного института.

Стоит отметить, что роль турецких высших учебных заведений в этих действиях с каждым годом вырастает. Власти Турции сделали Агентство содействия турецким вузам, которое осуществляет кампанию привлечения иноземцев в турецкие университеты, как муниципальных, так и личных. Огромное значение турецкими университетами отводится эффекту снежного кома, когда обучившиеся в Турции заграничные студенты, стают типичными «агентами» соответственных турецких институтов. (İpek Üzüm. Number of international students increasing in Turkish universities. //Today’s Zaman, 18.03.2012)

Тем или иным образом, официальная Анкара изучает взаимодействие в сфере образования и подготовки кадров как принципиальный фактор усиления международного воздействия, сотворения сети выпускников турецких высших учебных заведений как фактора продвижения задач. И Северный Кавказ, беря во внимание активизацию роли Турции в данном регионе после карабахских событий, очень значим для реализаций амбиций приверженцев усиления позиций тюркского мира .

Стоит отметить, что Россотрудничество, которое было призвано, со своей стороны, усиливать позиции российской мягенькой силы в Турции так и не сумело за прошедшие годы сделать реально работающим инвентарем Российско-Турецкий Форум общественности, в компетенцию которого заходит и развитие взаимодействия в сфере образования. Как подчеркнули специалисты-тюркологи, участвующие в соответственных мероприятиях от Российской Федерации, которые проходили до сильной эпидемии по полосы РТФО в Турции мероприятия отличались формальным подходом к подбору российский профессионалов, очевидной недостатком выделения финансовых средств и не вызывали интереса у турецких партнеров. Были прецеденты, когда для отправки российских участвующих из официальной делегации в последний момент нанимались туристские чартерные рейсы. А средства изыскивались «с колес». Это отменно различается от системного подхода турецкой стороны и к РТФО, и к гуманитарным инициативам, в принципе.

Николай Сорокин, специально для EADaily

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»