Аналитика

Александр Невский связал белорусов и российских. 2-ая часть

Содержание

В предшествующей статье (см. Александр Невский связал белорусов и российских. 1-ая часть) мы изучили положение Руси сначала XIII века. А сейчас взглянем на деятельность Александра Невского по защите Руси и объясним его связь с территорией современной Республики Белоруссия.

Актуальный путь Александра Смелого, либо Невского, известен в самых общих чертах. Информацию о нём содержатся в «Житии», который был составлен младшим современником князя до 1280 года кое-где во Владимире и, невзирая на очевидную житийную стилизацию, сохранившем его живы черты. Главные нежитийные сведения об Александре представлены в летописях.

Александр Невский (1221 г. —14 ноября 1263 г.) — 2-ой сын князя Ярослава Всеволодовича и Феодосии — дочери известного князя Мстислава Удатного. Вероятно, с небольших лет сориентирован папой на наместничество в Новгороде (1228−1229 и 1231−1233 годы). В это время Ярослав сделал удачные походы на Литовскую Республику (зима 1225—1226 годов) и емь (зима 1226—1227 годов). Это облегчило положение союзных карел, которые сходу после похода 1227 года приняли православие.

Отношения Ярослава с Новгородом и Псковом были трудными. Во Пскове была пронемецкая группировка, сплетенная торговыми интересами с Ригой и даже образовавшая в 1228 году военно-политический альянс, который был направлен против третьей стороны — Новгорода и Литовской Республики. Поход Ярослава на Ригу ею был сорван (1228 год), нормализации на западном направлении достигнуть не получилось, в отличие от северного. Кроме того, не удавалось поправить положение после удачного похода в Эстонию 1223 года и ответного захвата германцами Юрьева в 1224 году. Пассивность новгородцев угрожала смертью республике. В конечном итоге Ярослав оставил Новгород, а в феврале 1229 года из него бежали Александр и его старший брат Фёдор (погиб в 1233 году). В городе в результате ожесточенного голода поднялся бунт.

Новгородцы позвали князя Михаила Черниговского, который стремительно оставил город, ничего не сделав для спасения голодающих. В руководству пришла просуздальская партия, незамедлительно пригласившая назад Ярослава (30 декабря 1230 года). С ним возвратились Александр и Фёдор.

Плохой опыт подмены Ярослава на Михаила Черниговского, практически предавшего Новгород во время голода 1229−1230 годов и отсидевшегося в Чернигове, показал новгородской вершине, что она может остаться тет-а-тет с наружными неприятелями и погибающим от голода жителями (доходило до людоедства). Отсюда стабильность положения Ярослава и Александра в Новгороде в течение десять лет. В 1234 году Ярослав с дружиной и новгородцами производит опустошительный поход на Юрьев (Дерпт) и Медвежью Голову, крушит германцев и чудь. Этим же летом он разбивает Литовскую Республику в Торопецкой волости и отбирает полон. В этих походах с папой мог принимать участие Александр, который достиг по средневековым правилам совершеннолетия, и приобрести опыт вооруженных столкновений.

В 1236 году Ярослав уходит на княжение в Киев, Александр остаётся полноправным наместником в Новгороде. В 1239 году он управляет постройкой городков на Шелони для защиты от литовских набегов («сруби городци на Шелоне»). Тогда же он женился на дочери полоцкого князя Брячислава Васильковича княжне Александре (детальнее о ней в последующей статье). Этим браком он частично оградил от опасности западные рубежи от набегов германцев и Литовской Республики. Показательно, что Александра Брячиславна перенесла в Торопец в 1239 году во время венчания икону «Богоматерь Одигитрия» — ту, что получила в дар от Константинопольского патриарха Луки Хрисоверга известная Евфросиния Полоцкая.

Летом 1240 года на Неве в устье Ижоры посадились шведы. Цель — перехват торгового пути Новгорода на Балтику путём строительства опорного пункта в устье Невы. Если б экспедиция удалась, то шведы могли бы решить задачку отторжения близлежащих земель и действенного пришествия на Новгород. Нашествие координировалось папской курией, может быть лишь затяжка сроков подготовки помешала шведам и германцам нанести организованный удар.

Деяния Александра Невского демонстрируют его талант как предводителя (выбор времени и места боя и управление им), личное мужество и боевое искусство (рана в лицо, нанесённая в единоборстве шведскому предводителю — Биргеру Магнуссону либо Ульфу Фасе). Результаты Невской битвы — нарушена координация действий шведов и германцев, сорваны планы укрепления шведов в устье Невы, практически на десять лет остановлена их экспансия в Финляндии. Александр выиграл собственный 1-ый бой неоспоримо. Больше чем на полста лет ровная шведская угроза была устранена. Чрезвычайно принципиальна и внутренняя полезность победы. Новгород поверил собственному князю, городские жители оказывали ему поддержку. Победа имела огромное моральное и политическое значение для всей Северо-Восточной Руси.

Обратим внимание на ещё один факт. В ряде летописей (Симеоновская, Новгородская 4-я, Типографская, Новгородская по списку П. П. Дубровского) Невская битва 15 июля 1240 года называется «столкновением» и выделяется в некоторую статью («О Невском побоищи», «Невское побоище»). Побоище значит битву с значительным числом погибших (убитых). К примеру, Ледовое побоище, Мамаево побоище; Батыево побоище. Это показывает на то, что схватка привело к огромным потерям у шведов, и удостоверяет летописное весть, что телами они нагрузили 3 корабля и зарыли в яму на месте схватки много тел. Всё это опровергает тенденцию изобразить Невское побоище незначимой дракой маленьких отрядов. А также, отсутствие упоминаний о Невской битве в шведских источниках сообщает про то, что шведы не желали оставлять для потомков информацию о провале их похода на Русь, ослабленную монгольским нашествием, тем паче что до начала XIV века в Швеции не было подобий российских летописей и западноевропейских хроник, а самая 1-ая шведская рифмованная «Хроника Эрика» возникла около 1320 года!

В конце концов, стоит отметить, что Невская битва обязана быть предметом гордости для белорусов — приверженцев западнорусизма. «Житие» сохранило имена героев, отличившихся в Невской битве, в числе которых был и представитель Полоцкого княжества, о котором сказано:

«3-ий — Яков, полочанин, был ловчим у князя. Данный напал на противников с клинком и мужественно бился, и похвалил его князь».

Подчеркнём, что иными героями Невской битвы были Гаврило Олексич, новгородец Сбыслав Якунович, новгородец Миша, Савва и княжеский слуга Ратмир, умерший от ран. Другими словами мы видим, что жители Полоцкого княжества были аналогичными русскими людьми, как и жители остальных российских земель. Любопытно, что герою Невской битвы посвящено стихотворение белорусского поэта Алеся (Александра Владимировича) Письмянкова «Якаў Палачанін». Вообщем, для змагаров-русофобов, почти все из которых являются католиками и униатами, борьба Руси с крестоносцами не является кое-чем заветным.

Немцы несколько запоздали со своим выступлением. Сначала сентября 1240 года они захватили Изборск и 16 сентября 1240 года под его стенками разбили псковичей. Псков, который потерял наилучших бойцов, сдался. Немцы посадили в нём 2 собственных наместников и поставили маленький гарнизон. Псков стал опорным пунктом для пришествия на земли Новгорода.

Новгородская вершина отнеслась к происшедшему на удивление пассивно. Может быть, она посчитала решение псковской вершины перейти под власть ордена как легитимный выбор. Она отказала в поддержки Александру, после этого тот оставил город с семьёй и дружиной. Дальше заместо приращения торговых оборотов Новгород получил грабежи сёл и подстрекательство к отторжению окраин. Псковско-германские отряды Твердилы Иванковича прошлись огнём и клинком по Лужской пятине, взяли Тесь и подступили на расстояние 30 вёрст к Новгороду. Они основали опорный пункт в Копорье, захватив водские земли, другими словами был налицо 2-й акт злости — уже против коренных новгородских земель.

Ограбление Луги произошло приблизительно в январе 1241 года, а уже в феврале Новгород просит Ярослава дать им князя. Тот отдал им Андрея, но новгородцы вымолили для себя конкретно Александра, отправив вторую делегацию под руководством королем Спиридоном. Очевидно отразился результат Невской битвы.

Александр возвратился весной 1241 года и незамедлительно пошёл к Копорью с объединённым войском (дружина, новгородцы, ладожане, ижора, карелы). Город был взят, предатели перевешаны, германский гарнизон приведён в Новгород. Для продолжения кампании Александр вызвал суздальские полки с братом Андреем, но навряд ли Ярослав сумел ему много выделить. Может быть, посодействовало то, что в это время монгольское войско вело войну в Центральной Европе.

Александр перекрыл Псков и взял его изгоном. Симпатии псковичей обратились к Александру, они собрали полки, принимавшие участие в Ледовом побоище, о чём с гордостью сказали в собственной летописи. Дальше последовал поход в Чудскую землю, расформирование части войск для «зажитья», другими словами ограбления сельской местности и сожжения сёл и опорных пунктов ордена, и разгром отряда Домаша и Кербета. Александр отступил к Чудскому озеру и занял оборонительную позицию. Схватка 5 апреля 1242 года вошло в историю как Ледовое побоище. Утраты германцев по меркам Средневековья были огромными: 50 пленных комтуров, 400−500 убитых рыцарей и огромное количество кнехтов. Уцелевших гнали и истребляли 7 вёрст до Суболичского берега. Практически всё германское войско количеством 5−7 тысяч человек было уничтожено (количество российского силы составляла около 4−5 тысяч человек).

Летом 1242 года немцы прислали послов, мир был заключён на критериях возврата к границам 1224 года, отказа германцев от претензий на Псков, Водскую землю и Полужье и возврата Пскову права на латгальскую дань. Мир оказался недолговечен, но у ордена на почти все годы не стало сил для попыток завоевания российских земель (в 1253 году немцы не сумели взять Псков и были разбиты псковичами и новгородцами, однако крестоносцы сумели спалить городской посад).

Ледовое побоище имеет необыкновенное значение в нашей истории. Оно практически на 700 лет приостановило германский «напор на восток», обеспечило Руси самую важную передышку в критериях установления монголо-татарского ига и необходимости восстановления опустошённых земель, облегчило борьбу с Тевтонским орденом, Швецией и Литовской Республикой. Князь Александр захватил непреложный авторитет как на Руси и в западных странах, так, что ещё важнее, в Орде, где необходимо было решать задачи выбора путей сохранения государства. Александр избежал действий на 2 фронта: 5 апреля 1242 года он разгромил германцев, а осенью из похода на Европу возвратились монгольские силы.

Деятельность Александра после 1242 года практически сводится к поддержанию status quo. В 1245 году он крушит литовцев под Торопцом, Зижцем и Усвятом, в итоге чего гибнет 8 литовских князей. Тогда же он конфискует собственного сына Василия из Витебска, а в зимнюю пору 1256—1257 годов решает «северный поход».

В 1256 году шведы и датчане приступили возводить крепость на восточном берегу Наровы, но бежали, узнав о приближении Александра. Александр послал на них рать, разорил крепость и вместе с митрополитом Киевским Кириллом II направился в объезд, вероятно принимая присягу у вождей води и ижоры и подкрепляя миссионерскую деятельность Кирилла. Дальше он с дружиной, карелами и частью новгородцев перешёл по льду Финский залив и пошёл в земли еми (Тавастланд), в 1249 году покорённой Биргером. Во время похода войско истребляло шведов, разрушало их опорные пункты. И. П. Шаскольский думает, что случилось восстание новокрещёной шведами еми и Александр в походе воспользовался её поддержкой. Вероятно, поход исполнялся на лыжах по бездорожью, лесным чащам и в мороз. Этот набег — максимум, что было может быть для маленького отряда. Непонятным остаётся направление похода, в связи с тем, что информации источников недостаточно. Из того, что вояки не видели ни дня, ни ночи, прошли горы непролазные и вели войны Поморье, можно выдвинуть 2 версии:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Президент Армении ушëл на судьбоносном вираже: наружная сторона нежданной ухода с поста

1. Отряд дошёл до последней северной точки Ботнического залива в районе Улеаборга.

2. Потому что в центральной Финляндии нет гор, то, если это не ошибка переписчика, отряд зашёл далековато за полярный круг («ни дня, ни ночи»), дошёл до плоскогорья Финнмаркен и вышел к побережью Норвежского моря. Эту версию допускает и Б. А. Рыбаков.

В 1262 году Александр отправляет сына Дмитрия в удачный поход на Юрьев (Дерпт). Типично, что в данном походе, кроме новгородцев, участвовали псковичи, дружина тверского князя Ярослава, брата Александра Невского, и литовцы под руководством уже княжившим в Полоцке князем Товтивилом (в первый раз в качестве правителя Полоцка он указывается в 1252 году), племянником величавого князя литовского Миндовга (Миндовгаса). И вот здесь необходимо направить внимание на то, что, невзирая на временный альянс Руси и Литовской Республики против Ливонского ордена, литовцы чрезвычайно глубоко просочились в западнорусские земли и сместили с престола полоцких Рюриковичей, последним представителем которых был Брячислав Василькович, тесть Александра Невского. Другими словами наперекор змагарским бредням, литовцы захватили российские княжества, которые находились на территории современной Республики Белоруссия, а литовские князья заняли место российских князей из династии Рюриковичей.

Итак, к лету 1242 года Александр имел относительно богатый тыл на западе. Во Владимире после смерти князя Юрия Всеволодовича посиживал отец Александра Ярослав, который стал величавым князем Владимирским и опиравшийся на сына-единомышленникакоторый контролировал Новгород и Псков. Летописи нигде не докладывают о противоречиях меж ними. С 1242−1243 годов начинается реальное установление вассальных отношений меж Русью и монголами. В 1243 году Ярослав с сыном Константином поехал в Орду к Батыю. За ними, следуя напористым «приглашениям», поехали остальные князья. Батый отдал Ярославу величавое княжение, а иных князей утвердил на их столах. Практически на Руси признали власть ордынского правителя. Лесистые и болотистые земли не подступали для кочевий, потому правителям Орды они были необходимы как источник дани, рабочей и армейской силы. Отсюда вытекала надобность сохранения имеющихся императивных структур. А также, при начавшемся расколе Монгольской империи дальнозоркому Батыю тоже необходим был богатый тыл и вассалы-партнёры, способные оказать ему поддержку в противоборстве с ханом Гуюком в Каракоруме. При таком соотношении интересов стал вероятен симбиоз меж Батыем и его преемниками и князьями-вассалами, но нужно было соблюдать условия соглашения и вести подобающую политику, избегая предательства и агрессивных действий. Следовало также учесть различие психофизических моделей поведения и обычаев, что стороны делали не постоянно. Ярослав, как и Александр, принял правильную модель поведения, чем обеспечил для себя поддержку ордынских правителей.

После погибели Ярослава 30 сентября 1246 года, отравленного в Каракоруме, вероятно, за поддержку Батыя, Александр сделал первую поездку в Орду (1247−1249 годы) по приглашению, другими словами распоряжению Батыя:

«нъ аще хощеши соблюсти свою землю, то прииде ко мне и узриши честь королевства моего».

Б. Д. Греков подчеркнул, что Александр нашел политическую дальновидность и трезвую оценку обстановки. Он сумел условиться с Батыем, после этого тот послал его в Каракорум. В 1248 году Александр получил во владение Киев, а его младший брат Андрей — Владимирское величавое княжество. Разорённый Киев Александру был не необходим, в особенности после увиденной в Сарае и Каракоруме монгольской вооруженной силы. Непонятно даже, бывал ли он в Киеве в это время либо жил во Владимире и Новгороде.

К данному моменту относятся принципиальные действия: 2 папские буллы (23 января и 15 сентября 1248 года) и приезд к Александру 2-ух папских послов — Галда и Гемонта (1250−1251 годы) в попытке навязать политический альянс и верховенство папы римского Иннокентия IV, на что Александр ответил категорическим отказом. Батый знал об этих контактах, в связи с тем, что у монголов была красивая разведка, и отказ Александра от военно-политического союза с Западом был должен очень воздействовать на ход последующих событий и в особенности на отношения с Ордой. Конкретно в это время князь Даниил Галицкий ведёт активную антиордынскую политику и отказывается двигаться в Орду. В 1251—1252 годах он заключает с Андреем Ярославичем альянс и выдаёт за него замуж дочь, втянув его в антиордынский комплот, при этом на вторых ролях. В 1252 году Александр и Андрей вызываются в Орду. Александр поехал (2-я поездка), а Андрей поднял восстание, чем навлёк на Русь локальное нашествие — Неврюеву рать. Разгромленный под Переяславлем, он с семьёй бежал в Швецию, а Переяславское княжество было разорено. В конечном итоге Александр стал величавым князем Владимирским и оставался им до погибели. Свойственна реакция на это событие обитателей Владимира и митрополита Кирилла:

«и оусретоша и` со кресты оу Золотых воротъ митрополитъ и вси игумени и гражане и посадиша и на столе отца его Ярослава тисящю предержащю Роману Михаиловичю и весь рядъ и бысть удовлетворенность велика в граде Володимери и во всеи земли Суждальскои».

Основываясь на дошедших до нас источников и изучения событий можно сконструировать главные принципы политики в отношении Орды. Её начал Ярослав, продолжил Александр, в предстоящем проводили московские князья, что в конечном счёте дало возможность им скинуть ордынскую власть. Ярослав и Александр не строили умозрительные политические конструкции, а на основании изучения настоящей обстановки выбирали стратегию сохранения податного жителей и собственной своей власти. Беспристрастно эти цели совпадали с задачей сохранения Руси. Примеры стояли у них перед очами, даже больше, историческая судьба поставила их в подобное положение, что один неправильный шаг мог убить и их, и всю Русь. С одной стороны, угрожала утрата свободы, вообщем относительная, с иной — утрата свободы, власти, веры и жизни. У Александра, вероятно, уже к началу 1240-х годов сформировалась позиция в отношении Запада и папства, которой он неприклонно придерживался до конца жизни. Ярослав, может быть, пришёл к ней ещё в 1220-е годы.

Главные принципы этой политики представляются последующими.

Запад.

1. Активная вооружённая борьба, истребление армейской силы, ликвидирование опорных пунктов, опустошение территорий.

2. Борьба за сохранение даннических территорий.

3. Создание собственного рода буферных зон меж владениями Руси и противником.

4. Всемерная защита единомышленников, сначала карел.

5. Натравливание на противника татаро-монголов либо внедрение их как единомышленников в войнах.

6. В мирное время — активная торговля и дипломатические сношения, но недопущение миссионерской работе.

Восток.

1. Полная покорность ордынским правителям, реализация всех церемоний, даже непривычных, и обязательств вассалов.

2. Сбор самостоятельно и выплата дани, обеспечение дружеского отношения ханов реализацией обязанностей либо подкупом ордынской вершины.

3. Внедрение ордынских властителей для обеспечения своей власти и задач, в том числе военные, игра на разногласиях в их рядах.

4. Применение всех средств для недопущения ордынских набегов и использования российских войск в ордынских завоевательных походах либо междоусобицах.

Данная политика обеспечила Александру поддержку православной храма, тем паче что немцы искореняли православие, а монголы — как несториане, так и приверженцы классической веры — не облагали данью церковников, при этом удостоверяли это ярлычками. Александр неприклонно и довольно удачно проводит эту политику. Через 770 лет просто упрекать Александра в будто бы неверных действиях, вероятных унижениях в Орде и т.д.. Однако когда на весах находятся, с одной стороны, сотни тысяч жизней, а с иной — надобность испить чашу кумыса либо поклониться в направлении гробницы Чингисхана, при этом сами монголы считают это почётным, решение, по нашему мнению, разумеется.

Александр установил приклнные отношения поочередно с Батыем, Сартаком, Мункэ и Берке. В итоге под 1258 годом летописи отмечают:

«…тои же зимы взяла Татарове всю землю Литовьскую, а самехъ избишу».

После чего величавый князь литовский Миндовг (Миндовгас) заключает альянс с Александром и Новгородом, и в 1262 году объединение совершает победоносный поход на Дерпт (Юрьев), о котором мы уже писали. В 1260 и 1261 годах жемайты крушат орденское войско у озера Дурбе и при Лиелварде. Начинается восстание в Пруссии. Орден скован, а Литовская Республика ослаблена потерями.

Трудность отношений с Новгородом решалась Александром путём укрепления сюзеренитета: с 1252 года он производил над Новгородом двойной сюзеренитет — как величавый князь и как личный сюзерен. В 1255−1256 годах он подавил кавардаки в городе.

Решающие действия произошли в 1257−1260 годах, когда в Северо-Восточной Руси проводилась перепись жителей (количество) для определения размера ордынской дани. То же происходило во всей Монгольской империи. В Новгород с князем Александром приехали численники, народ заволновался. Городских жителей поддержал наместник, сын князя Василий, который потом бежал во Псков. Положение дел угрожала карательным походом татар на Новгород, и Александр Невский принял грозные меры: сына изгнал из Пскова и отослал на Низ, его головного советника Александра казнил, а его дружину, вероятно сообщников, отдал приказ искалечить.

Численникам пришлось уехать, получив дары. В 1259—1260 годах перепись всё же была проведена, при этом Александр отдал численникам охрану.

Сначала 1260-х годов шло отделение Золотой Орды от Монгольской империи, тем вес Александра и значение «Российского улуса» возросли. Это обосновывают деяния Александра во время восстания северо-российских городов (Ростов на дону, Владимир, Ярославль, Суздаль) против мусульман — откупщиков дани в 1262 году. Согласно некоторых сведений, Александр поддержал городских жителей и даже рассылал надлежащие дипломы по городам, о чём указывается в Устюжской летописи («И пришла на Устюг грамота от величавого князя Александра Ярославича, чтобы татар побивать»). В итоге, он занял активную позицию в деле защиты Северо-Восточной Руси. А. Н. Насонов продемонстрировал, что откупщики были присланы не от Берке, а из Монгольской империи. Александр, таким образом, защищал права собственного сюзерена, другими словами мог не бояться карательного похода. Сразу это был акт, который был направлен на передачу сбора ордынской дани великокняжеским собирателям.

Последний раз Александр поехал в Орду в 1263 году, чтоб достигнуть отмены решения Берке о наборе российских войск для войны против иранского правителя Хулагу. Ему получилось решить эту задачку, может быть преувеличив опасность с запада, и предупредить внедрение российских дружин в качестве «пушечного мяса».

Это был последний подвиг Александра Невского. Трудно нездоровой, он погиб на возвратимом пути в Городце 14 ноября 1263 года.

В последующей части мы поглядим на оценку личности князя Александра Невского современниками и потомками, также проанализируем его наследство исходя из убеждений российско-белорусского единства.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»