Скандалы

«Аппарат суда издавна деградировал»

Новогодние откровения следователя СКР

После новости о сокращении выделения финансовых средств СК города Москва практически в два раза, о чем писал telegram-канал ВЧК-ОГПУ, в комитете начали интенсивно обсуждать «а что сейчас делать» и «как далее работать». Тем временем Rucriminal.info размещает новогоднее откровение следователя, решивш?? правдиво и открыто по полочкам разложить все то, что, на его взор, случается на данный момент в СК России. По понятным причинам рассказ будет анонимным.

«Аппарат суда издавна деградировал»

Александр Бастрыкин

«Когда я шел в процессуальный комитет, у меня уже не было какого-то «романтичного» представления об этом ведомстве (пару лет ходил общественным деятелем, пока обучался в универе), отлично осознавал, что есть свои заморочки, и просто не будет. Часто меняются характеристики статистики, добавляются новые аспекты. Кроме того, все бредовее стают мысли по организации процессуальных проверочных мероприятий, в особенности когда вопрос касается подростков и пожилых людей.

Сотрудник следственных органов от работы может получать лишь моральное ублажение

В текущее время сотрудник следственных органов от работы может получать лишь моральное ублажение, личный какой-то «кайф», но к несчастью, финансовая составляющая работы оставляет желать наилучшего. Давайте глядеть правде в глаза, средняя з/п следака в СК (не в ЦА) 55000 рублей, для регионов это, естественно, веская сумма, еще выше средней, но для города Москва, где в среднем з/п составляет 100000 рублей, наша з/п оставляет желать наилучшего. Смотря на собственных коллег, становится их жаль- имеют огромное количество займов, еле-еле сводят концы с концами, проживают фактически на работе, у почти всех имеется ипотека, отнимающ?? всю заработную плату.

Перегрузка

В столице России большая перегрузка на представителей следственных органов. В среднем у следователя по 8-12 уголовных дел в производстве, из которых минимум половина со стражниками. Вместе с тем хоть МВД, хоть ФСИН, прямо противодействую следствию, каждое из этих органов считает себя «величавыми» и думают, что СК, и следствие в общем, должны работать на них. Например, к примеру, для всех, кто «в теме», разумеется, что в СИЗО г. города Москва просто нереально попасть, в связи с тем, что электронные очереди забиты на три-четыре недели вперед, и сотрудникам следствия, чтоб попасть в СИЗО необходимо стоять по 8 часов в очереди для часа общения с обвиняемым, другими словами выходит так, что поход в СИЗО равен минус одному рабочему дню. При попытке вывезти обвиняемого в ИВС сразу появляются трудности: не согласовывает управление МВД, нет конвоиров, нет машин и остальные трудности. Данные обстоятельства прямо мешают работе, и принуждают растрачивать время (которого постоянно не хватает) на разрешение искусственно сделанных вопросов.

Только десять процентов рабочего времени сотрудник следственных органов расследует преступного деяния

Существенное число уголовных дел, которые расследуются следователями в г. Москве, стоит на контроле. Другими словами, по ним еженедельно необходимо делать справку о предпринятых в рамках следствиях мерах и составлять планы, на каждую справку необходима еще справа, каждому держащему под контролем необходима своя редакция справки, таким образом, важная часть времени уходит на составление никчемных справок на справки для справок. Плюс, никто не отменял продления сроков следствия и сроков охраны, на подготовку документов для которых тоже уходит много времени, копирование материалов и т.д. Продления сроков следствия тоже преобразуется в ад, на каждое продление готовится набор документов из различных справок, планов, распоряжений и иных документов, которые никто никогда читать не будет. Подводя результаты, можно сообщить, что у следователя остается максимум десять процентов времени, чтоб заняться следственными действиями по уголовным делам, все другое время уходит на составление справок для справок, отписки контролей, и составление кучи никому не подходящей макулатуры. Бывают дела, где юному следователю тяжело разобраться, либо история запутанная и необходим совет опытнейшего специалиста, да и с этим неудача, почти все мастера, видя происходящее, просто уходят из профессии.

«Аппарат суда издавна деградировал»

Игорь Краснов

Сотрудники следственных органов-криминалисты, которые должны оказывать помощь —  по факту делают это очень изредка, а поточнее делают что-то, лишь когда их пнет их управление, в рабочем порядке ожидать какой-то поддержки от криминалистов не приходится. Уход Краснова И.В. на пост генерального прокурора подорвал обстановку снутри СК, в связи с тем, что почти всеми Краснов И.В. воспринимался, как человек, знающ?? работу следователя с внутренней стороны, осознает все трудности, стоящие перед следствием, также, важно и то, что за собственных представителей следственных органов он стоял горой.

Чтоб ублажить высшее управление СК, заместо настоящей борьбы с преступностью мы увлечены «благотворительной деятельностью»

Некоторое внимание стоит уделить проведению процессуальных проверочных мероприятий. К несчастью, очень нередко поступают распоряжения высших управляющих о проведении проверочных мероприятий по составам, подследственным сотрудникам следствия и дознавателям МВД, а все потому, что возможными пострадавшими выступают несовершеннолетние либо пожилые люди, а это, как всем понятно, возлюбленная категория людей «Головного». Для того, чтоб ублажить «высших управляющих, заместо настоящей борьбы с преступностью, мы занимается «благотворительной деятельностью». Удручает в процессе проведения проверочных мероприятий и то, что проводится сильно большое количество формальных проверочных мероприятий, безнадежность и абсурдность которых соображают все, но никто из управления не может взять на себя ответственность и сообщить «нет». В особенности это касается проверочных мероприятий, которые связаны с несовершеннолетними. Логика на данный момент обычная: дети подрались в школе — в срочном порядке проводить проверку по халатности в отношении руководителя школы; опьяненный взрослый задел ребенка – стремительно регистрируем посягательство на совершение убийства, и таковых нелепых проверочных мероприятий, к несчастью, сотни.

Одно из «возлюбленных» занятий конкретно представителей следственных органов — это ездить в детские дома, дома престарелых, чтоб поздравить сирот и пожилых людей. Все бы ничего, но этим заместо служащих управления средства массовой информации либо морально-воспитательной работы занимаются «живы» сотрудники следственных органов, обычно с земли, которые и так по уши в делах, лавируют меж продлениями, расследованием дел и составлением справок для справок, еще должны заниматься и этими качествами.

Аппарат суда издавна деградировал

Некоторый нюанс работы — это, выскажемся так, «сопровождение уголовного дела в суде». К несчастью, аппарат суда так деградировал, что ассистенты арбитров не могут открыть последние листы в обвинительном заключении, где располагается перечень лиц, подлежащих вызову в судебное совещание, и вызвать очевидца. Вся работа по организации явки очевидцев в суд лежит на следователе, однако по УПК работа следователя по делу завершается, когда уголовное дело направляется прокурору, но, по факту, это не так. Логика суда обычная — «не обеспечите посещаемость очевидца в суд — вернем дела для доп расследования». Потому что никто не желает конфликтует с судом, следователя, выходит,  просто вынуждают делать еще работу за суд и прокурора.

Жутко от того, что будет с СК далее

Охото сообщить и по приготовлению «будущих кадров» в Академии СК. Уровень познаний и умений «учащихся» близок к нулю. По мысли, они должны ходить публичными ассистентами в территориальные отделения СК, но по факту, прогуливаются единицы. Не прогуливаются, обычно поэтому, что «у меня папа генерал», «у меня папа генерал», «у меня мать прокурор», «судья» и т.д. и т.п., или не прогуливаются те, кому просто это не любопытно, а в Академии СК обучаются, в связи с тем, что не поступили больше никуда, или выслали предки. В принципе, глядя на сегодняшних выпускников Академии, становится жутко от того, что будет с СК далее.

Чтоб получить форму,  необходимо пройти через все круги ада

Касательного обеспечения формой, офисной техникой и бумагой. Чтоб получить форму,  необходимо пройти через все круги ада, а получить форму по величине- это просто нереально. При самом хорошем варианте, тебе выдадут форму на 2 размера больше. Приходится подбивать форму под себя в ателье, а это не доступное наслаждение. Касательно обеспечения представителей следственных органов компами, принтерами, картриджами и бумагой, здесь положение дел не лучше. При самом хорошем варианте, в отделе есть один современный служебный комп и один служебный принтер (рабочий). В больше отделов техники нет.

восемьдесят пять процентов представителей следственных органов покупаю комп и принтер для себя без помощи других, в связи с тем, что работать на кое-чем нужно. Служебные компы середины двухтысячных если и врубаются, то работать на их нереально. Получить в новую технику в МТО нереально, постоянно заявляют, что её нет. Картриджи сотрудники следственных органов также приобретают без помощи других за свои средства, естественно ни о какой возмещения речи идти не может.

Какое будущее быть может у СК в таком виде, судите сами.

Мария Суровая

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Депутат Рашкин стал токсичен для КПРФ

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»