Аналитика

Армяно-российские отношения: от чувств и легенд к прагматике — средства массовой информации

Армянские средства массовой информации и социальные сети бурно обсуждают волеизъявление в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) по включению в повестку дискуссий вопроса об армянских пленных в Азербайджане. А именно, как пишет Айк Халатян на страничках армянского издания VERELQ, кривотолки вызвало волеизъявление российской делегации, несколько парламентариев из которой отдали свои голоса против принятия соответственной решении. Пока совсем не понятно, почему ряд российских парламентариев отдали свои голоса против в настолько чувствительном для армянского общества вопросе. Однако при любом варианте это волеизъявление удачный случай всесторонне изучить положение дел в отношениях 2-ух союзных государств, считает автор материала.

Можно начать с такого же ПАСЕ и в общем межпарламентского взаимодействия. В руководящем блоке «Мой шаг», представители которого правят армянскими делегациями в различных структурах и межпарламентской комиссией по взаимодействию с Общегосударственным Собранием Россия, не много людей приемлимо обладающих русским либо, тем паче, которые понимают российские реалии, специфику, которые способны найти общий язык со своими сотрудниками из Российской Федерации. Причём эта трудность касается не лишь законодательной власти, да и исполнительной. Уроженцам западных НКО либо лицам, которые до прихода в руководству винили Российскую Федерацию в различных смертных грехах (как, к примеру, глава неизменной комиссии парламента по поводу обороны и безопасности Андраник Кочарян), чисто ментально тяжело найти общий язык со своими российскими сотрудниками. А без этого не сделать действенного взаимодействия на различных площадках. Свидетельством чего стали конфликты с голосованием по поводу возврата Рф в Парламентской ассамблее Совета Европы либо внесения в повестку вопроса армянских пленных.

Впрочем, почти все в Армении, и прежде всего работающая власть, пробуют сделать конкретно Москву основным ответственным за возврат пленных. Чтобы скинуть с себя вину за невозможность решить эту дилемму и допущенные в данном грубые просчеты даже после войны. Ведь по другому не разъяснить никак, почему несколько 10-ов армянских военных попадают в плен (также сдаются села Хцаберд и Хин Тагер) по прошествии месяца после окончания вооруженного конфликта и подписания главой правительства Николом Пашяняном трёхстороннего обращения. Почему армянская сторона сходу возвратила Баку убийц Дильгама Аскерова и Шахбаза Гулиева либо тайком возвращает попавших в плен после войны азербайджанских боец, о чем армянская общество выяснит случаем из публикаций Министерства обороны России. Либо почему Пашинян, заявляя о приоритете для армянской стороны вопроса возврата пленных, 11 января на трёхсторонней встрече в столице России подписывает новое договор о разблокировании коммуникаций в регионе без какой-нибудь увязки (либо однако бы упоминания) с этим вопроса возврата пленных.

И здесь мы приходим к главному моменту в армяно-российских отношениях — интересы 2-ух государств совпадают по чрезвычайно почти всем особо значимым вопросам, но есть и вопросы, по которым они не совпадают и не могут совпасть. Для Российской Федерации, к примеру, умеют большое значение отношения с Турцией и Азербайджаном, являющиеся для Армении агрессивными странами. И Москва не будет отказываться от них даже для союзной Армении. Как и Ереван не будет идти для Рф на разрыв отношений с Западом. Поэтому нужно осознавать, что беря во внимание заинтригованность города Москва в увеличении мощи собственного воздействия на Баку, легковерно ждать, что российская сторона будет занимать в вопросе возврата пленных больше жёсткую позицию, чем Ереван. И если армянские власти не ставят агрессивно вопрос, готовы работать по иным вопросам, в том числе разблокировке коммуникаций без увязки с возвратом пленных, то Российская Федерация тем паче готова так работать. Однако нужно подчеркнуть, что все возвраты пленных случились благодаря усилиям конкретно российской стороны.

Но, конкретно эти завышенные ожидания от Российской Федерации и вызывают разочарование в армянском обществе. Тем паче в условиях того, что партнёр республики Азербайджан Турция приняла самое инициативное участие в недавней войне, сыграв главную роль в победе Баку. Российские специалисты разъясняют это тем, что в отличие Рф, Турции не было надо мыслить, как её деяния отразятся на отношениях с иной стороной конфликтной ситуации. И что все свои союзные обязанности перед конкретно Республикой Армения она выполнила: не допустив открытой злости против территории Армении, также оказав огромную помощь в вопросе поставок вооружения и вооружений.

Показательно, что часто эти завышенные ожидания от Российской Федерации раскручивают в армянском обществе, а потом пробуют сыграть на разочаровании от несбывшихся надежд, обвинить её в предательстве те прозападные средства массовой информации, политики и специалисты, которые ранее делали все, чтоб попортить отношения с Москвой. Например, можно вспомнить критику Рф во время войны со стороны бывшего советника Пашиняна по внешнеполитическим вопросам Арсена Харатяна. Человека, который, как считают средств массовой информации из России, пролоббировал арест генерального секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова. А согласно «сливам» азербайджанской стороны, конкретно он вёл тайные переговоры с Баку от имени Пашиняна в тайне от Российской Федерации и Минской группы ОБСЕ. А сам Пашинян, отрицая факт закрытых диалогов, накануне войны высказал угрозу Ильхаму Алиеву: «если мы перейдем на это поле, начнем распространять секретную данные, то опасаюсь, что после чего внутриполитическая положение дел в Азербайджане будет совсем дестабилизирована». Однако ни до войны, ни даже во время войны, так и не предал гласности эту «секретную данные», грозивш?? «совсем подорвать» положение дел в Азербайджане.

Эти же прозападные силы в собственной борьбе с российским воздействием в Армении все последние годы интенсивно внушали армянскому обществу, что турецкая угроза гиперболизирована, что её раскручивает Москва, чтобы пугать армян и сохранить под своим контролем Армению. Что «турки уже не те» и Запад в лице США и Североатлантический Альянс не допустят агрессивных шагов Турции против Армении, потому армянам не стоит бояться шагов, которые могут привести к осложнению отношений с Российской Федерацией.

Впрочем, эти же прозападные силы пробуют провести аналогию меж плодами войны осенью 2020 года и событиями 1920 года — взаимодействием большевиков и кемалистской Турции. И звучат обвинения в адрес большевистской Рф, что они не посодействовали дашнакам — партнёрам агрессивной себе Великобритании и Антанты. Необычный феномен — повинны в поражении войне с Турцией и крахе Первой республики не её партнёры из государств Антанты, которые ничего не сделали для претворения в жизнь ими же подписанного Севрского контракта, а большевистская Российская Федерация, которая боролась против той же Антанты и не имела никаких обязанностей перед дашнакской Арменией.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Армения обязана получить равный доступ к коммуникациям региона — интервью

Однако действия 1920 года не стали уроком для армянских властей. Заместо понимания грозных реалий и бесстыдности межгосударственных связей, о вероятных болезненных последствиях в случае некорректных международных расчетов, Пашинян и его команда жили в котором-то собственном придуманном безупречном мире, но не в таком трудном и конфликтном регионе, как Южный Кавказ. Потому всего за два месяца до войны уверено внушали армянскому обществу, что мировую общественность (в их осознании — это Запад) не допустит участия Турции в противостоянии. Либо утверждали, что Российская Федерация обязана приспособиться к сложившейся в Армении после «бархатной революции» ситуации. Проводя «маски-шоу» в организациях из России либо демонстративно отказавшись в прошедшем году от экономически прибыльного российского займа на продление сроков работы Армянской АЭС, не чрезвычайно утаивая, что это было изготовлено конкретно по политическим причинам (притом во время уже начавшейся сильной эпидемии и серьёзных финансовых вопросов в государстве, и в условиях попыток получить кредиты у межгосударственных денежных компаний). Особо необходимо отметить вопрос с приобретением прививки от коронавирусной инфекции, что за последний год стало одним из основных индикаторов международных симпатий той либо другой государства. Показательно, что до войны тогда ещё руководитель Минздрава Арсен Торосян в собственных общественных выступлениях, к примеру на совещании кабинета министров, по необычному совпадению упоминал только западные прививки, запамятывая о российских либо даже китайских разработках.

Касательно войны 2020 года, то, как подчеркивалось ранее выше, Москва оказала Еревану огромную военно-техно поддержку, также не допустила вторжения противника на международно признанную территорию Армении. Однако удивительно инкриминировать Российскую Федерацию в том, что она прямо не участвовала в войне в Арцахе в условиях того, что сама Армения, являясь гарантом безопасности Арцаха, не лишь не признала самостоятельность НКР даже во время войны, но не согласилась проводить всеполноценную мобилизацию и применять весь собственный военный потенциал для защиты Арцаха. И вольно либо невольно складывалось воспоминание, что Пашинян делал все, чтоб проиграть войну и сдать Азербайджану весь Арцах, чему воспрепядствовало критическое вмешательство российской стороны и ввод сотрудников миротворческих сил.

Если же откомментировать международные результаты последней войны, то нужно согласиться с тем, что если соглашение от 9 ноября 2020 года стало дипломатическим заслугой Рф, то сама война стала фуррором местной политики Турции. Показавшей всему миру, что в зоне интересов Российской Федерации с Москвой можно говорить языком силы. И что у государств региона есть выбор только меж российским либо турецким воздействием. И что «путь на Запад» в Южном Кавказе значит путь к Турции (о чем чрезвычайно наглядно говорит пример стремящейся в Евросоюзе и Североатлантический Альянс Грузии).

Ворачиваясь к теме армяно-российских отношений, их перспективам, армянским в руководству и обществу нужно отрешиться от чувств, часто мешающих делу, а больше управляться прагматизмом и реал-политический деятель. Армянской стороне нужно верно очерчивать свои запретные черты (безопасность и самостоятельность Арцаха, деоккупация его территории однако бы в рамках бывшей НКАО, неприкасаемость и безопасность, также финансовая, Сюника и др.), прямо и верно разъяснять российским партнёрам свою позицию, а в остальных вопросах вести гибкую политику, чтоб не стать жертвой международной борьбы меж глобальными и сильными местными игроками. Нужно осознавать, что возможности комплементарной и многовекторной политики сведены на данный момент к минимуму, и не лишь для Армении. В идущем на данный момент жёстком международном противоборстве и Российская Федерация, и США, требуют от собственных единомышленников и партнёров определяться в ценностях, каким бы сложным и болезненным данный выбор не был для данных государств.

Но Пашинян пока не желает либо просто не осознает правил работы с Российской Федерацией, недопустимости «двойной игры» с Владимиром Путиным. С одной стороны он поёт дифирамбы Рф в ходе диалога в столице России с Владимиром Путиным, а через несколько часов в ходе диалога с представителями армянской группы Россия, полагая, что никто не записывает её, пробует выставить Российскую Федерацию главной виновницей начала войны в Нагорном Карабахе (Арцахе). А его депутаты, чтоб оправдаться перед обществом за распространение неверных домыслов возврате из Баку группы армянских пленных, начинают нападение на главу российскими сотрудниками миротворческих сил в Арцахе Рустама Мурадова за его речь про то, что власти Армении вводят своё население в заблуждение в вопросе возврата пленных. Что снова же, практически является попыткой парламентариев «Моего шага» компрометировать Российскую Федерацию в очах армянской общественности. И после чего следует волеизъявление в Парламентской ассамблее Совета Европы по включению в повестку вопроса армянских пленных, во время которой российская делегация не занимает необычную позицию — часть парламентариев воздерживается от выборов, а часть, в том числе некоторые тесновато сотрудничающие с Баку депутаты, голосуют против.

А пока на подходе новый причина для недовольства армянской общественности — вероятное участие азербайджанской делегации в совещании межправительственного совета ЕАЭС (ЕАЭС) в Казани 29—30 апреля. Армянская сторона, которая обладает правом запрет в организации, никак не озвучивает свою позицию по данной теме. И возможно, что это молчание будет воспринято Российской Федерацией иными государствами ЕАЭС, которые имеют отличные обоесторонние отношения с Азербайджаном, как практически согласие на участие Баку. А сами армянские власти и Пашинян потом постараются после сделанного выставить Российскую Федерацию главной виновницей случившегося. При условии, что неважно какая обычная власть, руководствующаяся интересами собственной государства и способная сообщить «нет» и разъяснить предпосылки собственного решения Москве (как это делалось до этого по поводу признания Абхазии и Южной Осетии), будет против участия Баку в ЕАЭС без итогового решения карабахского вопроса с учётом армянских интересов. Либо, однако бы, попробовать что-то получить взамен участия азербайджанской делегации на данном совещании Межправсовета ЕАЭС, к примеру достигнуть от Баку освобождения армянских пленных.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»