Политика

Армянская армия концентрируется: больной сбой и пятилетка перспектив

Армянская армия была и остаётся гордостью народа закавказской республики, за прошедшие тридцать два года пережившего большие мучения и лишения. Начиная со Спитакского землетрясения в конце 1988 года и до нынешних дней на долю армянского народа выпали жесточайшие тесты.

Война в Нагорном Карабахе (Арцахе) прошлой осенью закончилась болезненной для Армении неудачей, но мы придерживаемся той точки зрения, что это не было безусловным проигрышем. При той самоотверженности рядового и командного состава постоянной армянской армии, под которой следует осознавать объединённые вооружённые силы Армении и непризнанной Нагорно-Карабахской Республики, разговаривать о разгроме в войне не так чтобы верно. С моральной точки зрения прежде всего. Да, из подконтрольных перед началом 44-дневной войны в зоне карабахского конфликтной ситуации 12 тыс. квадратных км армянская сторона лишилась порядка семьдесят пять процентов территорий. Да, погибли тысячи боец, офицерский корпус понёс серьёзные утраты, урон в армейской технике исчисляется млрд долларов. Однако уверенность в своих силах в армянской армии не подломлена.

На данный момент в Ереване, в особенности в стане местной оппозиции много говорится об угрозе утраты Арменией собственной государственности. Разумеется, что соперники властей в любом из государств склонны постоянно представлять положение дел ужаснее, чем она есть в реальности. В случае с поствоенной Арменией эта закономерность также нашла своё доказательство на практике.

Положение дел в республике в действительности чрезвычайно непростая, сначала по части продуктивности и слаженности работы властных структур. Механизм государственного управления отдал существенный сбой, государство переживает период дезориентации бюрократического аппарата. В подобные моменты необходима опора на самые состоявшиеся и продолжающие воспользоваться высочайшим уровнем доверия со стороны общества муниципальные университеты, которым выступает армянская армия. При этом, прошедшие с прекращения военных действий практически 4 месяца включили в себя и значительное ослабление вооружённых сил в качестве гаранта армянской государственности.

После апрельской войны 2016 года армянская армия закрепила за собой роль местного фактора. Этот статус был подтверждён по результатам скоротечной боевой драки в июле 2020 года на северо-восточном участке границы с Азербайджаном (армянская Тавушская область — азербайджанский Товузский район). Показатели 44-дневной войны не вышыбли из рук ВС Армении эту прерогативу, несмотря на то, что, непременно, в существенной степени уменьшили их возможности диктовать свою военно-политическую повестку в регионе. Самое плохое, по нашему мнению, случилось позднее фиксации результатов войны в трёхстороннем обращении лидеров Рф, республики Азербайджан и Армении от 9 ноября.

Внутриполитическая эскалация в республике после популярного обращения армянского Генерального штаба 25 февраля по касательной охватила и вооружённые силы, которым до ближайшего времени удавалось сохранять требуемую конституцией аполитичность. После озвученной генералитетом позиции про то, что действующее правительство Никола Пашиняна больше не способно решать вопросы обеспечения безопасности республики, премьер не написал заявление об увольнении, что, с учётом сложившейся армянской политической реальности, представлялось неминуемым. Суть в том, что если армия высказывает кабинету министров категорическое возражение, тем паче затрагивающее вопрос Карабаха, как это было в феврале 1998 года, на оканчивающем шаге правления первого президента республики Левона Тер-Петросяна, то 1-ое лицо страны покидает занимаемый пост. Однако с момента опубликования «манифеста» Генерального штаба прошло уже 10 дней, а премьер не то что не думает об увольнении, а собирает под своими знамёнами протестные акции и всем своим видом показывает настрой сопротивляться до последнего. В итоге, армянская армия практически закончила быть решающим «судьей» в периоды предстоящих либо уже текущих внутренних кризисов, и её слово утратило прошлый вес.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  С начала года 21 600 обитателей ДНР получили российского паспорта

Ни одна власть не уходит, если она видит за собой определённый потенциал к сопротивлению. Но в армянском политическом механизме в действительности нечто «сломалось» и закончило трудиться в прежнем режиме, когда к требующему смены политического управления лагерю примкнула армия, не достигнув при всем этом решения намеченной цели. В обозначенном «манифесте» от 25 февраля было представлено, быстрее, не требование к премьеру оставить муниципальный руль, а вопль отчаяния по причине того, что власти своими обращениями и действиями содействуют девальвации роли армянской армии и в регионе, и снутри государства. Гражданскому премьеру следует раз и навечно осознать специфика армейской сферы, не терпящей поверхностных заявлений и повторяющихся агитационных вбрасываний. История с оперативно-тактическим комплексом «Искандер», ракеты которого «не взрываются либо взрываются на десять процентов» стала последней каплей, которая переполнила чашу терпения армянского генералитета.

Предстоящие 4 года и 6 месяцев деяния миротворческого мандата Рф в Нагорном Карабахе (Арцахе) армянская армия обязана предназначить не лишь восстановлению собственного боевого потенциала, да и его серьёзному наращиванию по соотношению с довоенным периодом. Работа на этом направлении, как можно осознать, уже ведётся при самом активном участии российской стороны. Наиблежайшая «пятилетка» предоставляет ВС Армении миротворческую паузу для скопления сил и возврата к роли местного фактора. И это необходимо не для реванша в Нагорном Карабахе (Арцахе), а для укрепления армянской государственности.

Период чрезвычайно ответственный и сразу перспективный для Еревана в свете международной конъюнктуры на обозримую пятилетнюю перспективу. О необходимости боевой и кадровой реабилитации армянской армии, восполнения её утрат в офицерском корпусе думают не лишь в столице России. У автора этих строк после апрельской войны 2016 года свершилась разговор с одним из ведущих военных специалистов в Вашинттоне. Разговор имел место ещё перед тем, как появилась информация, что в Белый дом придёт президент-республиканец. Наш собеседник тогда высказал последующее, выделив, что эта оценка является определённым согласием в системе Государственного департамента, Министерства обороны США и Объединённого комитета руководителей штабов ВС США:

«В Вашингтоне убеждены в том, что Турцию должны окружать боеспособные армии в тех государствах, у каких исторически трудные отношения с Анкарой».

На уточняющий вопрос, не не соответствует ли это статусу Турции в качестве государства-члена Североатлантический Альянс, было обозначено, что «наш альянс с турками завершается там, где с ними начинаются трудности, а фундаментальность этих вопросов диктует наличие мощных соседей по периметру их границ».

В Вашингтоне снова демократическая администрация, при этом уже давшая осознать, что она будет вести дела с Анкарой в больше жёстком стиле, чем в период Барака Обамы. Потому у армянской армии просто нет другого пути, как усиливаться при конкретной поддержке города Москва и с внегласного одобрения Вашингтона. А правительство закавказской республики больше не может дозволить для себя такую богатство, как испытывать терпение высшего командного состава ВС Армении.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»