Аналитика

Армия Крайова не «уходит» из Республики Белоруссия

Армия Крайова не «уходит» из Республики Белоруссия

Не так давно меж Польшей и Республикой Беларусь произошёл дипломатический конфликт. Связан он был с захоронениями бойцов Армии Крайовой (АК) в Гродненской области. Конфликт Варшавы и Минска из-за этих захоронений только на 1-ый взор не касается Рф. Но в действительности дипломатические наскоки Польши на Республику Белоруссия, на самом деле, являются сокрытой атакой и против Рф.

4 июля 2022 года депутат Сейма Польши от партии «Гражданская площадка» Роберт Тышкевич сказал об ликвидировании могил бойцов Армии Крайовой в селе Микулишки в Гродненской области Республики Белоруссия. Согласно мнению польского парламентария, могилы аковцев сравняли с землёй.

Невзирая на отсутствие официальных подтверждений об ликвидировании могил, Варшава решила пользоваться этим информационным поводом для организации очередной кампании против Республики Белоруссия. 5 июля глава пресс-службы Ведомства зарубежных дел Польши Лукаш Ясина сделал заявление по причине захоронений аковцев, в каком, в том числе, подчеркнул:

«В Министерство иностранных дел возмущены сведениями о том, что кладбище польских боец в Микулишках Гродненской области было уничтожено по распоряжению белорусских властей. В 1944 году вояки 3-й и 6-й бригад Армии Крайовой, составной части Силы польского, участники операции „Острая брама“, сражались за освобождение Вильнюса от германской захвата и заплатили за это самую высшую стоимость. В особенности повергает в шок то, что белорусская сторона решает эту беспримерную атаку ранее годовщины операции — 7 июля.

Это очень зазорное событие является примером нарушения сегодняшними белорусскими руководством всех собственных обязанностей в отношении мемориальных объектов на собственной территории. Это припоминает самые сумрачные странички истории коммунизма и, беря во внимание больше ранешние сообщения об опустошении польских воинских захоронений, не быть может расценено по другому, как намеренная акция по предстоящему осложнению отношений меж Польшей и Республикой Беларусь.

Устранение польских могил и памятных мест — ещё один и самый броский пример действий минского режима против поляков в Республики Белоруссия. Мы уверенно осуждаем эту антипольскую кампанию белорусских властей, направленную на ликвидация всех следов польскости в Республики Белоруссия».

Кроме заявлений, Министерство иностранных дел Польши вызвал временного уполномоченного в делах Республики Белоруссия в Варшаве. Типично, что змагарские средства массовой информации в этом конфликте заняли сторону Польши. Однако далее всех пошла «государственный лидер Республики Белоруссия» Светлана Тихановская, которая повстречалась с руководителем Польши Анджеем Дудой в Бельведерском дворце в Варшаве. В соответствии с её веб-сайту, о случившемся с захоронениями в Гродненской области она говорила точно так же, как это делали поляки и змагарские средства массовой информации:

«Тихановская выразила недовольство актом вандализма и ликвидированием режимом могил воинов Армии Крайовой, преследованием польского меньшинства в Республики Белоруссия. Она назвала деяния режима местью Польше за поддержку белорусского народа».

Но наперекор заявлениям Польши и змагаров, никто воинские захоронения и не трогал. А Министерство иностранных дел Республики Белоруссия 7 июля вызвал временного уполномоченного в делах Польши в Республики Белоруссия Мартина Войцеховского, которому рассказали, что в Микулишках не документально зафиксировано никаких воинских захоронений и захоронений зарубежных военных. Кроме того внешнеполитическое учреждение Республики Белоруссия прямо указало Варшаве на политику целеустремленного ликвидации памятников русским воякам на территории Польши:

«Никто не может упрекнуть нас в осквернении мест погребения, сносах памятников либо их порче, как это случается в ряде сопредельных государств. В Польше только в этом году зафиксировано порядка 30 актов вандализма в отношении памятников людям, которые отдали свои жизни за её освобождение от фашизма, в том числе вещание в прямой трансляции в марте текущего года осквернения братской могилы 620 боец в населённом пункте Хжовице. В 1997 году на территории Польши насчитывался 561 монумент, на данный момент их осталось наименее 100».

По какой же причине Варшава подозревает власти Республики Белоруссия в ликвидировании захоронений аковцев? С этой целью поглядим на доказательства. Армия Крайова была образована в 1942 году из разных компаний и подчинялась польскому эмигрантскому кабинету министров, который находился в столице Великобритании. Предшественницей АК была сделанная в сентябре 1939 года подпольная организация «Служба победе Польши», которую в ноябре такого же года преобразовали в «Альянс вооружённой борьбы». АК и её предшественники считали и нацистскую ФРГ, и СССР своими неприятелями. Но враждебность к хоть какой Рф всё же преобладала у аковцев. Касательно отношения Армии Крайовой к белорусам, то она не только не признавала объединения Западной Республики Белоруссия с СССР, да и придерживалась взглядов режима санации Юзефа Пилсудского, при котором польское правительство жесточайшим образом превращало обитателей Западной Республики Белоруссия в поляков.

Необходимо отметить, что ещё до начала 2-й Мировой войны польское вооружённое националистическое подполье занималось терроризмом в Западной Республики Белоруссия. Согласно некоторых сведений, к ноябрю 1940 года в регионе Белосток — Гродно в «Союзе вооружённой борьбы» состояло приблизительно 4 000 человек. Логично, что в январе 1940 года северо-восточнее Новогрудка польские националисты нападали на русские патрули, расстреливали лиц, которые сотрудничали с русской властью, и грабили магазины, а НКВД в том же году нашло в Барановичах и Слониме оружейные склады, которые были созданы в учебных заведениях участниками польских молодёжных компаний.

Ценностью у АК и остальных польских националистических компаний было сохранение польского господства на территориях, отошедших после 1939 года к СССР. При всем этом до 1943 года польские националисты особо не вели партизанской войны с германцами. Однако в 1-ые дни 2-й Мировой войны в Западной Республики Белоруссия были зафиксированы нападения польских националистов на отходящие части Красной армии и экзекуции с партийными деятелями. Уклоняясь от столкновений с германцами, польские националисты вербовали в свои ряды белорусов-католиков. Другими словами, аковцы боролись конкретно за включение Западной Республики Белоруссия в состав Польши, а белорусов-католиков изучали в качестве возможных поляков.

Польское подполье даже в критериях германской захвата не отказывалось от полонизации Западной Республики Белоруссия хоть какими средствами. Потом присоединившийся к РПЦ за рубежом епископ Афанасий Мартос писал в собственной книжке «Республика Беларусь в исторической, гос и церковной жизни»:

«Не считая русской партизанщины в 1942—1943 годах буйствовали в западнобелорусских районах и польские партизаны. Они замучили насмерть несколько православных священнослужителей, уничтожили их семьи и почти всех православных белорусов. Эти жертвы безвременья заслуживают особенного анализа историков… Властные структуры Германии были в курсе, что белорусы римокатолики очень ополячены, потому отнеслись к ним недружелюбно, как к своим противникам. Все же юные польки, которые знали германский язык, устроились при германцах в качестве переводчиц. Юные поляки поступили на службу в правоохранительные органы и в различные германские учреждения. Немцы воспринимали их на службу как белорусов. Эти юные люди скоро образовали тайные польские легионы, действовавш??, как польские партизаны».

Как видим, человек, которого тяжело заподозрить в симпатиях к СССР, открыто писал о терроре польских националистов. Понятно, что руководство Виленского, Новогрудского, Белостокского и Полесского округов Армии Крайовой посоветовало полякам идти в властные структуры, которые создавались германскими оккупационными руководством. Кроме того, почти все поляки пошли в прогерманскую полицию. Делалось это всё с той целью, чтоб Республика Беларусь снова стала территорией польского страны. Следовательно, аковцы и их сторонники в администрации и милиции делали всё для пресечения в руководству той части белорусских националистов, бывш?? агрессивна Польше. В конечном итоге на северо-восточных территориях Республики Белоруссия в местных администрациях и милиции властвовали аковцы. Не лишено оснований утверждение про то, что во время германской захвата на территории Республики Белоруссия поляки составляли десять процентов сотрудников полиции.

Типично, что в рамках борьбы за полонизацию аковцами со 2-ой половины 1941 года в Лиде и Вилейках были расстреляны сотни белорусов, которых обвинили в взаимодействии с русской властью. Доносительство на белорусов германским оккупационным в руководству было одним из любимых способов польского подполья.

Естественно, время от времени имела место коллективная борьба русских партизан и бойцов Армии Крайовой против германских захватчиков. Но аковцы с 1943 года осуществляли атаки на русских партизан в Западной Республики Белоруссия. Чтобы не перечислять сами нападения, укажем только на некоторых глав Армии Крайовой, «ставших известными» нападениями на русских партизан — Здзислава Нуркевича, Чеслава Зайончковского и Адольфа Пильха (последние двое действовали против русских партизан в союзе с германцами).

Однако вот почему змагары так рьяно обеляют аковцев? Суть в том, что один из узнаваемых белорусских националистов Вацлав Ивановский, который назначен в 1941 году германскими оккупационными руководством бургомистром Минска, предоставлял поддержку польскому националистическому подполью и имел в числе подчинённых двоих служащих разведки Армии Крайовой. Его взаимодействие с аковцами не имело последствий. Но броско, что Ивановский не попросту так поддерживал связи с аковцами, ведь он был одним из деятелей Наивысшей рады Белорусской Народной Республики, которые заключили 24 марта 1920 года соглашение с Польшей, в соответствии с которым Республика Беларусь стала частью польского страны, а белорусы получали национально-культурную автономность только в границах Минской губернии. В отличие от большей части обитателей Западной Республики Белоруссия, Ивановский отлично устроился в независимой Польше, в связи с тем, что в 1922—1939 годах был педагогом Варшавского политехнического института. Другими словами передовые змагары в данном смысле чрезвычайно походят на собственных идеологических предшественников.

Конфликт из-за могил аковцев снова раскрыл вероломную сущность змагаров, которые, не дождавшись официальных подтверждений, кинулись принимать участие в кампании против Республики Белоруссия. Змагары еще раз показали свою готовность защищать польское культурное наследство в Республики Белоруссия и закрывать глаза на снос русских памятников в Польше. Потому можно не боясь утверждать, что Варшава и её агенты воздействия, готовые с пеной у рта отстаивать польскость, при комфортном случае сделают всё для ликвидации либо пресечения восстановления в Республики Белоруссия памятников, которые связаны с Россией и СССР.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»