Аналитика

Без права на ошибку: Баку подгоняет Ереван «коридором»

Процесс делимитации и следующей демаркации армяно-азербайджанской границы прямо за трëхсторонней встречей лидеров Рф, Армении и республики Азербайджан 26 ноября в Сочи не перетерпел значительных изменений. Комиссия по уточнению прохождения границы меж 2-мя закавказскими республиками при совещательном помощи города Москва, создание которой постулируется коллективным заявлением Владимира Путина, Никола Пашиняна и Ильхама Алиева, пока не начала работе.

На параллельном треке послевоенного разрешения в регионе — разблокирование отношений в экономической сфере и транспортных коммуникаций — достигнуто больше развития, несмотря на то, что тут результативность «на земле» оставляет желать наилучшего. Транспортный вектор послевоенного устройства на Южном Кавказе получил приметный импульс по результатам брюссельских встреч Никола Пашиняна и Ильхама Алиева посреди прошедшего месяца, организованных с пожелания и с участием поначалу главу Евро совета Шарля Мишеля (14 декабря), а потом и президента Франции Эммануэля Макрона (15 декабря).

Есть взаимопонимание о запуске сквозного жд сообщения по полосы Ерасх (Араратская область) — Джульфа — Ордубад (Нахичевань) — Мегри (Сюникская область) — Горадиз («материковый» Азербайджан). При этом, относительно авто «стыковки» меж Баку и его нахичеванским анклавом подвижек не наблюдается, беря во внимание достаточно огромные опасности для Армении в случае реализации этого транспортного элемента в регионе, на котором настаивает Азербайджан. Стальная дорога по обозначенному пути очень приближена к прохождению южной границы меж Арменией, Ираном и Азербайджаном, она не будет «разрезать» юго-восточный Сюник практически напополам, что может случиться в случае прокладывания автомагистрали севернее Гориса, где располагается штаб 1-го армейского корпуса ВС Армении.

Одной из обстоятельств застопорения в вопросе начала работ по уточнению государственной границы видится позиция Баку. Из временами озвучиваемых жëстких заявлений и определенных действий азербайджанской стороны вырисовывается последующая картина. Алиев стремится связать делимитацию границы и разблокирование дорог, выводя в свои ценности пробивание так называемого Зангезурского коридора. Кроме того, подход Баку всë больше отдаëт «пакетностью»: одновременный либо очень приближëнный по времени пуск 2-ух обозначенных действий, закономерным окончанием которых должен стать мирный контракт с Арменией.

Ереван держится другой диспозиции, пробует развести оба трека разрешения, придавая ему поэтапный вид и ставя упор на коммуникационной элементе сближения сторон. В данном армянское управление находит поддержку российского союзника и частично европейских партнëров, которые также не склонны вести дела в пакетном формате. Свидетельство тому — показатели декабрьских встреч в Брюсселе.

За делимитацией настанет черëд демаркации границы по «русским лекалам», что непосредственно для Армении быть может соединено с некоторыми территориальными компромиссами. Встанет вопрос обмена территориями, исключения новых анклавов по всей протяжëнности границы с Азербайджаном, и показатели таковых взаимообменов будут всякий раз откликаться Пашиняну яростными криками внутренней оппозиции о продолжении «вероломной политики».

Навязываются сравнения из недавнего прошедшего. На всех довоенных шагах карабахского разрешения под покровительством сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Российская Федерация, Франция и США) армянская сторона добивалась пакетного решения, в рамках которого могли быть совмещены межгосударственные принципы неприкосновенности территорий и право народов на самоопределение. В приложении к Карабаху это подразумевало передачу (заметим, поэтапную) 7 районов вокруг бывшей Нагорно-Карабахской автономной области в составе Азербайджанской ССР под контроль Баку и синхронное согласие последнего с предоставлением непризнанной Нагорно-Карабахской Республике временного (промежного) статуса. Остальные элементы разрешения, в том числе расположение в регионе сотрудников миротворческих сил из третьих государств, рассматривались в качестве заключительных частей на пути к всеобъятному разрешению карабахского конфликтной ситуации. Осенью 2020-го всë оказалось по другому — миротворческая операция Рф выдвинулась на первую позицию армяно-азербайджанского замирения. Касательно предоставления НКР временного статуса, то от этого Баку отмахивался ещë до собственного прошлогоднего военного фуррора, и сейчас нет никаких серьëзных оснований ждать изменений в его позиции.

Азербайджан в довоенный период в свою очередь настаивал на строго поэтапном подходе, ждя бесспорного возврата ему вышеуказанных районов и не соглашаясь на проведение всенародного голосования в Арцахе (Нагорный Карабах), который бы оформил неизменный статус этой политической единицы.

Ереван на некоторых шагах разрешения выражал готовность разбить весь процесс на «микро-пакеты» в качестве консенсусной модели преодоления противоречий. Но и в данном не нашëл осознания со стороны Баку. Сейчас ему остаëтся настаивать на том, что разблокирование транспортных коммуникаций в регионе не соединено с делимитацией и демаркацией границ меж Арменией и Азербайджаном. Однако почти все показывает на то, что и то, и другое будет вестись на параллельных треках и с позиции силы республики Азербайджан в качестве выигравшей войну стороны.

Верность разбивке на этапы проглядывается в позиции Еревана и на больше приземлëнных уровнях. Например, армянский сопредседатель трëхсторонней рабочей группы по разблокированию транспортных коммуникаций заместитель премьер-министра Мгер Григорян по прошествии недели после приезда Пашиняна в Брюссель 22 декабря указал на готовность обсуждать сценарий поэтапного открытия стальной дороги Ерасх — Горадиз. Как он сообщил, один из вариантов, которые были вынесены на обсуждение, заключается в том, чтоб, не дожидаясь строительства новой стальной дороги на участках Мегри — Горадиз, открыть сообщение через Нахичевань в Иран.

Послевоенный расклад сил беспристрастно не в пользу Армении. Азербайджанское управление будет чередовать жëсткие обращения со строго дозированной уступчивостью на обсуждениях, причëм 1-ые будут идти в фарватере избранного Баку курса на методичное «дожимание» Еревана. В данном можно было удостовериться перед 2-мя встречами Алиева и Пашиняна в Брюсселе, за считанные часы перед которыми азербайджанский лидер, казалось, подстрекает срыв переговоров под патронажем Европейского Союза.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Польша и евреи 21 века, угрозы Китаю, Блинкен, сало и гопак: утренний кофе с EADaily

Азербайджан привержен установлению мира в регионе и готов начать работу над мирным соглашением с Арменией, отметил 14 декабря Алиев на встрече с журналистами по результатам встречи с генеральным секретарем Североатлантический Альянс Йенсом Столтенбергом в брюссельской главном офисе альянса. Потом руководитель республики обременил задачей всех последующим заявлением:

«Законодательной режим Зангезурского коридора должен быть точно аналогичным, как у Лачинского коридора. В Лачинском коридоре (азербайджанских) постов нет. Следовательно, в Зангезурском коридоре не должно быть (армянских) таможенных постов. Если Армения желает держать под контролем грузы и людей, мы откроем таможенный пост в Лачинском коридоре».

Пашинян фактически немедленно ответил на слова азербайджанского визави, разместив в своём Фэйсбук-профиле последующее заявление:

«Азербайджан пробует поставить в тупик вопрос открытия местных коммуникаций. Попытки президента республики Азербайджан приравнять открытие местных коммуникаций к Лачинскому коридору не имеют ничего общего с дискуссиями и подписанными обращениями на данную тему и недопустимы для Армении».

Предстоящий развитие ситуации показал отход Алиева от жëсткого связывания режимов ограниченного допуска 2-ух коридоров в регионе, один из которых пока только существует в задачах Баку. Но не много колебаний в том, что данная тема ещë ни один раз всплывëт перед встречами сторон на самом высоком уровне, и «брюссельский выпад» Алиева был очередной демонстрацией наличия у азербайджанского управления мощных послевоенных позиций за переговорным столом.

Доводы Баку достаточно неоспоримые, и от них так просто не отмахнешься. Лачинский коридор с ноября 2020 года и следующие 5 лет будут держать под контролем российские сотрудники миротворческих сил, обеспечивая свободное передвижение людей и перевозку грузов. О той же «беспрепятственности» и российском контроле (военнослужащие погранвойск Россия) сообщается в трëхстороннем обращении от 9 ноября 2020-го применительно к сухопутной связи республики Азербайджан с Нахичеванью, которую на Апшеронском полуострове напористо называют «Зангезурским коридором». Армению с Нагорным Карабахом связывает авто, но не стальная дорога. Потому Баку имеет по последней мере формальное право утверждать про то, что «Зангезурский коридор» — это не ж/д линия от Горадиза до Ордубада через армянский Сюник, а будущая авто шоссе, которое пройдëт еще севернее. В конце концов, что касается вероятного сопровождения транспортных колонн по «Зангезурскому коридору», то и тут навязываются сравнения с Лачинским «эквивалентом» в азербайджанской интерпретации: подобное сопровождение, как минимум на первых шагах работы сквозной автомобильной дороги, следует производить военнослужащим России.

Как итог, дискуссии армянского управления о своëм полном независимости при контролировании перемещения грузов автомобильным транспортом из «материкового» республики Азербайджан в его нахичеванский анклав нуждаются в доказательстве на практике. Тем паче, когда наблюдаются определëнные различия меж Ереваном и этим же Брюсселем в расстановке акцентов. Например, являясь ещë в «столице» ЕС Пашинян после обсуждений с Алиевым при участии Мишеля заявлял, что стальная дорога меж армянским Ерасхом и азербайджанским Горадизом будет действовать «в согласовании с международно общепризнанными пограничными и таможенными правилами на принципах взаимности, под независимостью и юрисдикцией государств». В распространëнном же 14 декабря от имени главы Евро совета обращении по результатам трëхсторонней встречи указывалось на принятое решение «приступить к восстановлению жд линий с надлежащими договорëнностями о пограничном и таможенном контроле на базе принципа взаимности». Формулировка главы армянского кабинета министров «под независимостью и юрисдикцией государств» не нашла собственного места в обращении высшего должностного имени Европейского Союза.

Война вышибла из рук Армении еë основной козырь не лишь в процессе карабахского разрешения, да и в самоутверждении в качестве местного субъекта, который способен диктовать свои условия. Таким козырем был пояс безопасности вокруг Нагорного Карабаха в виде 7 районов, два из которых (Физулинский и Агдамский) контролировались армянскими вооруженными силами отчасти. Ереван из продуцента безопасности осенью 2020-го перевоплотился в еë «нетто-пользователя». Потерян не лишь «пояс безопасности», да и третья часть конкретной территории НКР, в том числе города Шуши и Гадрут. Начиная с сих пор практически единственным послевоенным преимуществом Армении по соотношению с Азербайджаном осталось пребывание в одной с Российской Федерацией местной системе коллективной безопасности (ОДКБ), интеграционном финансовом объединении (ЕАЭС) и наличие прямых обязанностей города Москва предоставить гарантии безопасности закавказского союзника в рамках его международно общепризнанных границ.

Как отлично Армения сумеет применять оставшийся военно-политический капитал в регионе, не растратив его на примере вышеуказанного «пояса безопасности», в который, кроме остального, за двадцать пять лет были вложены большие денежные ресурсы (несколько линий обороны с соответственной инженерной инфраструктурой), покажет время. Разумеется одно — повторение прошедших просчетов, в том числе ещë одну переоценку своих возможностей «на земле», может оказаться фатальным для армянской государственности.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»