Аналитика

Брюссельский знаменатель: Запад признал безальтернативность роли Рф — интервью

Об результатах встречи лидеров Армении и республики Азербайджан в Брюсселе и активизации Запада в переговорном процессе EADaily поговорил с азербайджанским специалистом политологии Фархадом Мамедовым.

Как вы оцениваете результаты брюссельской встречи Ильхама Алиева и Никола Пашиняна? Как она была продуктивной?

— Положение дел, которая предшествует встрече в Брюсселе, свидетельствовала о кардинально различных ожиданиях армянской и азербайджанской сторон от посреднической миссии ЕС. Например, практически ранее встречи, президент республики Азербайджан Ильхам Алиев принимая уполномоченных лиц футбольного клуба «Карабах», подверг критике, Европу за двойные эталоны, сообщив про то, что она сознательно не рассказывает о разрушениях на «захваченных территориях», и во время захвата ни одна европейская организация не выразила позиции по поводу «этнической очистки» в Нагорном Карабахе (Арцахе). В итоге, ранее встречи в Брюсселе президент республики Азербайджан послал чëткие и однозначные сигналы, которые касаются собственного отношения к европейской посреднической миссии по Карабаху.

Неудовлетворëнный же, скорее всего, результатами сочинской встречи Никол Пашинян рассчитывал на большее. С учëтом того, что зачинателем встречи в Брюсселе явился конкретно он, Ереван возлагал надежды на европейскую площадку, как на средство давления на Баку по вопросам делимитации и демаркации границы, также больше приклнной позиции Баку по отношению к работе Минской группы ОБСЕ.

Накануне приезда Пашиняна в Брюссель, в центре Еревана произошло факельное шествие популярной собственной очень антироссийской позицией партии «Сасна Црер». Это очевидно было призвано показать европейцам и представителям Североатлантический Альянс рост противороссийских настроений в армянском обществе. Аналогичную позицию показывал и некоторые средства массовой информации Армении.

В данном смысле показатели встречи в Брюсселе оказались далеки от ожиданий армянского управления. Европа приняла действительность постконфликтной ситуации и не оправдала надежд армянской стороны. Наперекор еë ожиданиям, встреча в Брюсселе не реанимировала вопрос статуса Карабаха и не актуализировала деятельность МГ ОБСЕ. Не был поднят и вопрос военнопленных. Каких-то форм давления на Азербайджан не наблюдалось и было заявлено о верности реализации трëхсторонних заявлений. В итоге, Европа приняла факт того, что конкретно трëхсторонние обращения, подписанные при содействии города Москва, составляют базу дорожной карты армяно-азербайджанского разрешения.

Шарль Мишель сообщил про то, что европейские специалисты предоставят поддержку в процессе демаркации и делимитации, однако до этого утверждалось, что консультационную помощь в определении границы окажет Российская Федерация. Как это будет расценено Москвой? Значит ли это попытку Запада лишить Российскую Федерацию монополии в постконфликтном нормализации?

Разговаривать о монополии Рф в постконфликтном нормализации не так чтобы верно. Москва на различных уровнях постоянно приветствовала хоть какое помощь в армяно-азербайджанском нормализации. Иной вопрос, что положение дел сложилась так, что Москва сейчас является главным модером в процессе разрешения и обращения сторон в Брюсселе о верности реализации трëхсторонних договоров гласит о безальтернативности дорожных карт, утверждëнных при содействии города Москва.

Участие же жителей Европы в вопросе делимитации априори будет номинальным, в связи с тем, что русские карты, по которым подразумевается вести процесс дополнения границы меж Азербайджаном и Арменией, находятся в Генеральном штабе Рф и деятельность города Москва по этому вопросу письменно закреплена сочинским заявлением. Роль европейских профессионалов, вероятнее всего, будет носить технический характер. В этом решении нет политической подоплеки и его можно только приветствовать.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Интеграции Рф с Западом помешал высокомерный Вашингтон — американский специалист

Как вы оцениваете переговоры Ильхама Алиева с генеральным секретарем Североатлантический Альянс и его участие в совещании Североатлантического совета? На чей стороне в противоборстве Армении и республики Азербайджан симпатии альянса? С учётом членства Турции в Организации Североатлантического договора, готов ли Баку к ещё большему углублению взаимодействия с Североатлантическим Альянсом?

В ОРГАНИЗАЦИИ СЕВЕРОАТЛАНТИЧЕСКОГО ДОГОВОРА снова сообщили о поддержке и признании независимости и неприкосновенности территорий республики Азербайджан. По моему мнению, это совсем хоронит надежды Армении на поддержку со стороны коллективного Запада, как на площадку давления на Баку. Армянскому управлению следует осознать, что участие в «саммитах демократии» и метания из стороны в сторону хотимых для него итогов не приносят, и следует делать положения, по которым стороны взяли на себя обязанности.

Касательно взаимодействия с Североатлантическим Альянсом, то необходимо подчеркнуть, что Азербайджан, как и Армения принимает участие в разных программах НАТО уже не 1-ый десяток лет. Это взаимодействие нацелено сначала на укрепление боевой готовности вооружëнных сил. Азербайджан является членом Движения неприсоединения и стремится перевоплотиться в площадку местного взаимодействия, но не противоборства. Отталкиваясь от этого, каких-то серьëзных изменений в плане взаимодействия с Североатлантическим Альянсом ждать не стоит.

Готов ли Запад играться больше главную роль в регионе Южного Кавказа? И как это будет содействовать союзным отношениям республики Азербайджан с членом Североатлантический Альянс Турцией?

Этот вопрос состоит из огромного количества частей, которые следует изучать по отдельности. По моему мнению, целесообразнее разговаривать о том, готовы ли государства Южного Кавказа к больше активному роли Запада в делах региона. Например, Азербайджан довольно интенсивно принимает участие в реализации европейских проектов в энергетической сфере, имеет развитые торгово-финансовые отношения с некоторыми государствами Европы. При этом, Азербайджан связывают сложные отношения с европейскими структурами в вопросах демократии и гражданских прав. Официальный Баку не заинтересован в глубочайшей политической интеграции в европейское общество, в связи с тем, что видит в данном угрозу частичной утраты собственного независимости.

Отношения же республики Азербайджан с Турцией носят союзнический характер и не стоит изучать их в привязке к отношениям Баку с Западом.

Менее прогнозируемую международную политику в регионе ведëт сейчас Армения, рассчитывающ?? на расширение поддержки со стороны западных держав и сначала Франции. Не случаем ранее приезда в Брюссель, который находится в Ереване заместитель руководителя группы дружбы Франция-Армения член сената Валери Буайе отправила чëткий сигнал про то, что Армении, после перехода председательствования в Евросоюзе к Франции, следует надеяться сначала на поддержку этой европейской структуры.

Потому личное участие Шарля Мишеля и его обращения, как главу Евро совета, чрезвычайно умеют большое значение исходя из убеждений сбалансирования потенциального негативного воздействия Франции в местных вопросах.

Призыв президента республики Азербайджан к МГ ОБСЕ вести работу над мирным контрактом с Арменией показывает желание Баку продолжать взаимодействие с сопредседателями Минской группы конкретно в данном формате, тем обеспечивая равноудалëнную позицию межгосударственных посредников в лице Рф, Франции и США к сторонам конфликтной ситуации.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»