Аналитика

Черногория и Македония не в пример — когда Грузия станет членом Североатлантический Альянс

Черногория и Македония не в пример — когда Грузия станет членом Североатлантический Альянс

В подтверждение того, что двери Североатлантический Альянс открыты для Грузии генеральный секретарь Североатлантический Альянс Йенс Столтенберг на последнем саммите альянса в Брюсселе привел примеры Черногории и Македонии, которые были приняты в Организации Североатлантического договора в 2017 и 2020 годах. Про то, как оправдано проведение параллелей меж этими государствами и Грузией, пишет 24 июня Dalma News.

Специалист политологии Петр Мамрадзе думает, что Североатлантический Альянс применяет к Грузии двойные эталоны. Как он сообщил, в 2017 году, когда Черногорию приняли всеполноценным членом Североатлантический Альянс, она все еще была причастным к коррупции страной, а Грузия конкретно тогда была признана как менее коррумпированная государство. А также, Черногорией в течение 23 лет стальной рукою управлял глава правительства Мило Джуканович, о демократии в этом государстве и речи быть не могло, выделил специалист политологии.

«Вот это эталоны Североатлантический Альянс. Кроме того, Джуканович преследовался милицией Неаполя. Он был партнёром Милошевича. шестьдесят процентов недвижимого имущества Черногории — в руках российских крупных бизнесменов. Тогда разразился скандал, узнаваемый специалист прямо сообщил, что это был несчастный пример пренебрежения Грузией, внедрения двойных эталонов, когда Грузии говорят, работай над эталонами, а Черногорию, которая и близко не подступает к эталонам, с почестями принимают в Организации Североатлантического договора», — сообщил Мамрадзе.

В 2017 году, когда Черногория стала членом Североатлантический Альянс, в Грузии интенсивно проходили армейские тренировки Североатлантический Альянс — Грузия. В 2014 году на Уэльском встрече стран участников НАТО для Грузии приняли «Значительный пакет», центральной задачей которого является подготовка Грузии к членству и развитие военных возможностей государства. В декларации Уэльского встречи заявляется, что у Организации Североатлантического договора и Грузии уже есть нужные механизмы отношений, которые приведут государство к конечной цели — участию в союзе.

Грузия как государство — существенный контрибьютор в системе западной безопасности интенсивно включена в миротворческие операции, которые проходят под покровительством Североатлантический Альянс. Грузинские военные отделения в 1999—2008 годах приняли участие в миротворческой операции в Косово и в противотеррористических операциях на Средиземном море. В особенности броско участие Грузии в миссии в Афганистане. В итоге участия в данной миссии 2-ух некоторых пехотных отрядов Грузия располагалась на первой строчке в ISAF по количеству контингента в числе государств — не членов альянса.

С 2015 года Грузия включилась в цель «Жесткая поддержка» Североатлантический Альянс в Афганистане и занимает в числе участвующие государства миссии 1-ое место по вкладу в цель на одного человека. С 2015 года Грузия также присоединилась к Силам резвого реагирования Североатлантический Альянс (NATO Response Force — NRF), но эти и иные усилия нейтрализуются разногласиями во внутренней политике Грузии, действиями голосования, игнорирования, политического кризиса, судебной перемены и иными.

Однако, как объясняет Петр Мамрадзе, участие в миротворческих либо противотеррористических операциях в эталоны Североатлантический Альянс в принципе не заходит, и Грузия растрачивает усилия в неверном направлении.

«Во время встреч с иностранными послами я нередко спрашивал их: когда вы гласите о эталонах, что нам делать, назначить премьер-министром человека, который преследуется милицией Неаполя? Бывший глава посольства Соединенных Штатов в Грузии Ян Келли чрезвычайно ясно произнес: „Мы заботимся о безопасности Грузии, потому и не даем МАР“. Вы сильно отлично помните апрель 2008 года, когда на Бухарестском саммите Грузии дали обещание, что она непременно станет членом Североатлантический Альянс, а в августе началась война меж Грузией и Российской Федерацией (Нападение Грузии на Южную Осетию ночью 8 августа — EADaily, — сообщил Мамрадзе.

Как он сообщил, управление Североатлантический Альянс не может открыто сообщить, что вопрос принятия Грузии в Организации Североатлантического договора из-за фактора Рф никогда не отважится, потому Грузия обречена на то, что ей всегда будут припоминать о эталонах.

По расчетам политолога Арчила Сихарулидзе, Грузия членом Североатлантический Альянс никогда не будет, а если и станет, то во время огромного кризиса. Под «огромным кризисом» специалист предполагает положение дел, «когда будут открыто определены сферы воздействия и большие страны попробуют направить территории собственного воздействия в красные полосы».

Согласно мнению Сихарулидзе, в свое время Турцию конкретно поэтому и ввели в Организации Североатлантического договора, чтоб она не «побагровела» и не была покорена коммунистической партией. По другому, как считает специалист, отношения Грузия — Североатлантический Альянс уже дошли до этого состояния, что блок либо должен заявить оготовности принять Грузию в свои ряды и защитить её «неприкосновенность территорий», либо нескончаемо повторять: «Проводите перемены и примем».

Как сообщил Сихарулидзе, Российская Федерация не допустит вступления Грузии и Украины в Организации Североатлантического договора, и в союзе отлично это соображают, а в Грузии Североатлантический Альянс стало средством политических инсинуаций — распространения сплетен для дискредитации чьего-или имени.

Касательно внесенного в коммюнике Североатлантический Альянс от 14 июня вопроса, что Грузия обладает правом без помощи других определять свою международную политику, как считают Арчила Сихарулидзе, «это дилетантизм, созданный для малыша». Практика межгосударственных связей указывает, что небольшие страны постоянно зависят от кого-либо, испытывают воздействие и никакого права выбора не имеют.

«В западных странах верно соображают, что союз не вечен, может рассыпать. Он не является решающим, и от него можно отрешиться. У нас же любые споры с критичным воззрением относительно Североатлантический Альянс и Европейского Союза немыслимы», — подчеркнул Арчил Сихарулидзе.

Как он сообщил, в Грузии была сформирована полная идеология, к которой во время правления Михаила Саакашвили «были привязаны Европейский Союз и Североатлантический Альянс как религиозные концепции, содержание которых рассматривать не надо, но если все таки проанализируем, можем найти много недочетов и усомниться в том, как необходимо нам вступать в Организации Североатлантического договора».

Специалист также подчеркивает, что критичное переосмысление взаимодействия с Североатлантическим Альянсом в какой-то момент должно случиться. Определенные же люди, которые посиживают на денежных средствах Европейского Союза и Североатлантический Альянс, работают над тем, чтоб не допустить критичного представления о ЕС и Североатлантический Альянс в числе жителей государства, в связи с тем, что это их задание.

Как сообщил Сихарулидзе, доктрина Черноморской безопасности навязана пронатовскими политиками, чтоб перекрыть трудности региона Южного Кавказа.

«Потому что прояснилось, что Южный Кавказ является сферой преобладания Турции и Рф, наши пронатовские элиты занесли вопрос региона территории Черного моря и таким образом увязали его с Североатлантическим Альянсом, но все отлично знают, что на Черном море у Организации Североатлантического договора никакой силы нет. Реально эту силу в регионе имеют Российская Федерация и Турция. А в Организации Североатлантического договора никто, не считая США, ничего сделать не может», — заявляет Арчил Сихарулидзе.

Касательно участия грузинских военных в миссиях Североатлантический Альянс и грузино-военнослужащих США учений, то, как считает специалист, они имеют только символическое значение.

В результате Грузия обязана понять, что, до того как в свое время её воспримут в Организации Североатлантического договора, ей следует выстроить приличную государство с неплохой системой образования, сильными институтами, честным судом и защищенной личной собственностью, без престижной коррупции. После всего этого Грузия вправду задумается, а стоит ей вступать в Организации Североатлантического договора.

Руководители стран и правительств 30 государств НАТО на встрече в Брюсселе 14 июня предали гласности коммюнике, в каком вместе с иными вопросами снова повторили решение Бухарестского встречи про то, что «Грузия станет членом Североатлантический Альянс, а ПДЧ будет составной частью этого процесса».

Лидеры государств — участников Североатлантический Альянс снова выразили твердую поддержку Грузии, сообщив, что она обладает правом без помощи других, без воздействия снаружи, найти своё будущее и внешнеполитический курс. Союз же в предстоящем станет оказывать поддержку Грузию в деле увеличения стойкости против гибридных угроз, в проведении учений, также в обеспечении неопасных коммуникаций.

В коммюнике не забыли и о «существенном вкладе» Грузии в операции Североатлантический Альянс, но оценили это как добрую волю Грузии.

Снова указали и на перемены. С этой точки зрения лидеры Североатлантический Альянс отметили значимость соглашения Шарля Мишеля от 19 апреля и этим снова отметили, что интерес и внимание государств Североатлантического Альянса к внутриполитическим разногласиям Грузии высоки (имеется ввиду документ президента Евро совета Шарля Мишеля, после подписания которого оппозиционные партии закончили бойкот и вошли в парламент). По расчетам лидеров Североатлантический Альянс, соглашение от 19 апреля «проложит путь важным реформам и поможет Грузии как государстве-аспиранту продвинуться вперед на пути к Организации Североатлантического договора, усилить сопоставимость с западным альянсом».

По поводу отношений Североатлантический Альянс — Грузия лидеры сообщили, что они «впритирку» работают с Тбилиси над безопасностью Черноморского региона, в ответ же на «дестабилизирующие деяния Рф», привали Москву отозвать решение о признании «захваченных регионов» независимыми странами, выполнить договор о окончании огня и «закончить нарушения гражданских прав, самовольные задержания и преследования людей Грузии».

Говоря о перспективе членства Грузии, генеральный секретарь Североатлантический Альянс Йенс Столтенберг, с одной стороны, сообщил, что Российская Федерация «не имеет права воздействия» в вопрос, станет ли Грузия членом Североатлантический Альянс, а с иной стороны, объяснил, что четкого времени вступления Грузии в союз нет. Заместо этого Североатлантический Альянс увеличивает сосредоточение собственных сил на Черном море, а составной частью повестки дня 2030 года является определение размера вложения, которая обязана быть осуществлена в регионе для поддержки «оборонной работе».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»