Аналитика

Что будет, если Америка уйдёт из Ирака?

В египетском издании Ahram online сейчас, 19 ноября, вышла публикация Салаха Насрави, посвящённая вероятному выводу вооруженных сил Соединенных Штатов из Ирака. EADaily размещает текст этой статьи.

Высшее управление вооружённых сил Ирака и США повстречалось в Багдаде в данном месяце, чтоб обновить до этого подписанное договор о выводе вооруженных сил Соединенных Штатов из Ирака к окончанию года. Сделка была достигнута в июле меж главой Соединенных Штатов Америки Джо Байденом и главой правительства Ирака Мустафой аль-Казыми, на которого проиранские представители ополчения в Ираке давили, чтоб он отдал приказ всем вооруженным силам США оставить государство.

В коллективном обращении, выпущенном после встречи 4 ноября, заявляется, что офицеры, которые повстречались в рамках Технического общения по вопросам безопасности меж Ираком и Глобальной объединением против ИГИЛ (ИГИЛ, организация под запретом в России. — EADaily), «продолжат обсуждение планов на шаге, когда в Ираке не будут действовать силы Интернациональной альянса, которые играют боевую роль».

«Стороны удостоверили свою верность продолжению партнёрства меж объединением и иракскими силами безопасности и добавочно обусловили, как объединение продолжит поддерживать иракские силы безопасности в роли помощников и помощников», — сообщается в публикации.

Но в отчёте решительно не были упомянуты какие-или планы вывода войск к установленному сроку, а заместо этого утверждалось, что «стороны условились продолжить свои постоянные совещания в рамках грядущего сотрудничества, чтоб окончить обсуждение оставшихся шагов по окончанию перехода коалиционных сил к небоевой роли».

«Они согласились каждый квартал подвергать переоценке собственный прогресс в этих отношениях», — сообщается в публикации, указывая на то, что длительный процесс располагается в стадии разработки.

Глобальная объединение против ИГИЛ, которая возглавляется США, была сформирована в сентябре 2014 года и соединяет воединыжды силы из нескольких западных государств, заявивш?? о своём обязательстве «нанести вред и в итоге нанести проигрыш» террористической группировке, которая захватила большие территории государства в 2014 году.

Проиранские силы, приобревш?? большее воздействие в Ираке в процессе борьбы с ИГИЛ, повсевременно настаивали на изгнании вооруженных сил США на том основании, что их пребывание нарушает независимость Ирака. Представители ополчения считают эту стратегию кропотливо обмысленной, чтоб оказать давление на Байдена и вынудить его пойти на новые скидки Ирану.

После убийства иранского полководца Касема аль-Сулеймани и лидера иракских представителей ополчения Абу Махди аль-Мухандиса в итоге ударов беспилотных аппаратов США в январе 2020 года ставленники Ирана в Ираке более часто употребляли ракеты и дистанционно управляемые воздушные суда с взрывчаткой для нападения на иракские базы, на которых располагаются американские силы. Однако они были аккуратны, чтоб дать гарантию, что атаки не приведут к серьёзной армейской усиления.

Иракские представители ополчения также активизировали свои атаки и риторику против вооруженных сил США в Ираке, так как Иран и США натолкнулись на новое ядерное соглашение как на форму доп давления на администрацию Байдена, тогда как две государства ведут непрямые консультации по поводу ядерной сделки.

Но обсуждение грядущего вооруженных сил США в Ираке является поворотным моментом для обеих государств. Предвидится, что будущее правительство Ирака осуществит шаги по определению грядущего государства как независимого страны, и администрации Байдена нужно будет перераспределить свои ресурсы и внимание, чтоб сдерживать международных конкурентов и вести взаимодействие с партнёрами в ближневосточном регионе.

Однако иракское правительство сообщило, что ИГИЛ было разгромлено в декабре 2017 года, группировка продолжала проводить спорадические атаки на территории всего государства. Число нападений, которые совершаются её мобильными отделениями, растёт, они нацелены на контрольно-пропускные пункты безопасности, инфраструктуру и местное население, которое сотрудничает с кабинетом министров.

Группа нередко совершала смертоносные нападения на конфессиональной почве, также террористические акты смертников против иракских мусульман-шиитов, в попытке разжечь межобщинные столкновения. В прошедшем месяце боевики сделали налёт на населённую шиитами деревню в регионы Дияла в восточном направлении от Багдада, убив как минимум 11 гражданское население и ранив 10-ки остальных.

В ответ шиитские племена напали на соседнюю деревню, уничтожили неопределённое число членов суннитского племени, разрушили дома и авто при помощи бульдозеров и подожгли фермы. Эти два нападения опять всколыхнули хрупкую провинцию и вызвали опаски ещё большего насилия на религиозной почве.

Споры о будущем вооруженных сил США в Ираке также начались в связи с ростом напряжённости в связи с обвинениями в подделки итогов внеочередного голосования, которые прошли в прошедшем месяце.

Блок садристов во главе со священник Муктадой ас-Садром был объявлен победителем большей части мест в новом парламенте, но его основной шиитский конкурент, «Перечень ФАТХ», который поддерживается ставленниками Ирана, оспаривал показатели, ввергнув государство в кризис в политической сфере.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Die Zeit про действия в Кабуле: Это ожесточенный конец 20-летней ереси

Сторонники «Перечня» организовали демонстрации в населённых шиитами городах и разбили палатки рядом со входом в очень укреплённую зелёную зону Багдада во время сидячей стачки, угрожая насилием, если их требование не будет рассмотрено.

5 ноября участники протеста столкнулись с силами безопасности при попытке ворваться в зелёную зону. 10-ки человек пострадали, в главном от слезоточивого газа, использованного силами безопасности, а ещё девять сотрудников полиции получили ранения после того, как их забросали камнями.

Через трое суток аль-Казыми остался невредимым после атаки беспилотного аппарата на его дом в зелёной зоне, попытки убийства, которую почти все считают спровоцированной столкновениями. Обострение вызвала опаски относительно предстоящего насилия меж официальными силами и сторонниками дезориентированных политических партий, в главном представителей ополчения, которые связаны с Ираном.

Появляются опаски, что представители ополчения возобновят свою губительную деятельность, если они не будут вторично взаимосвязаны в политическую систему Ирака либо если переговоры, которые направлены на восстановление ядерной сделки с Ираном, будут провалены.

При этом летний беспорядочный уход США из Афганистана, который привёл к падению афганского кабинета министров и дал возможность «Талибану» (организация под запретом в России. — EADaily) осуществить захват власти в государстве, бросил тень на Ирак.

Те, кто считает пребывание вооруженных сил США нужным для победы над ИГИЛ, сейчас боятся, что ранний вывод побудит боевиков перегруппироваться и перевоплотиться в ещё одно неистребимое повстанческое движение.

В критериях возрастающей политической неопределённости и опасений по причине того, что судьба ИГИЛ может начать изменяться, что дозволит ему возвратить для себя территорию в Сирийской Арабской Республике и Ираке, появились вопросы про то, когда иракские и американские политики воспримут аргументированное решение о будущем военном взаимодействии.

Для Ирака длящаяся напряжённость и возрастающая политическая непостоянность будут как и раньше обеспечивать ИГИЛ питательной средой для пополнения собственных рядов, проведения новых нападений и экспансии, как это было в 2014 году, когда оно пользовалось являющимся в то время политическим хаосом.

Есть также аргументированные колебания в том, что официальные власти безопасности недостаточно отлично обустроены для победы над ИГИЛ, и уже возникают признаки того, что боевики употребляют слабость местных сил безопасности, чтоб найти убежище и штурмовать силы, которые участвуют в операциях по противодействию Исламскому Государству.

Есть опаски по причине возможностей иракских вооружённых сил, также опаски, что участие в большей степени шиитских Сил народной мобилизации (PMF) в возобновившихся боевых действиях поставит под угрозу хрупкий шиитско-суннитский мир и создаст большие угрозы безопасности, в особенности если это будет соединено с иранской поддержкой.

Тогда как политическое решение Ирака относительно пребывания США в государстве должно подождать, пока новое правительство придёт в руководству, администрация Байдена остаётся в центре внимания. Есть вопросы про то, воспримет ли он верное решение, беря во внимание ошибки, которые он допустил в Афганистане, и его расплывчатую политику в отношении Близкого Востока, где он столкнулся с кризисом лидерства.

Стратегия администрации Байдена в отношении Ирана сконцентрирована на возврате к переговорам о восстановлении ядерной сделки 2015 года при одновременном неверном осознании сигналов, исходящих из Тегерана о желании Исламской Республики продолжить местную экспансию с ядерной сделкой либо без неё.

Решение ядерной трудности Ирана — это одно, но совершенно другое — действовать так, как если б будущее Ирака не было американской неувязкой, которую можно оставить нерешённой. Ирак — это не Афганистан, и цели, объемы и условия безопасности операций США в этих 2-ух государствах значительно различаются.

Все же администрация Байдена столкнётся с такой же виной в отношении военной мощи Ирака, если она уйдёт из государства перед тем, как укрепит правомочность и способность иракского страны выдержать уход США. Если это произойдёт, Байдену придётся столкнуться с обвинениями в предательстве, так как государство, возможно, погрузится в хаос, а регион будет и далее мучиться от воздействия Ирана.

Это порождает ещё один главный вопрос: что поменялось бы на местах, если б США и иракское правительство согласились поменять статус вооруженных сил США в Ираке с боевых на небоевые задачи, как почти все ждут, и это открыло бы дверь для зелёного света проиранским группировкам?

Если американо-китайское противоборство по причине пребывания США на Тайване станет уроком, то отклонение Пекином обращения тайваньского лидера Цай Инвэнь про то, что вооруженные силы США находятся на её полуострове в «учебных целях», может понять аналогичная судьба. Сомнительно, что обычное изменение наименования военного пребывания США в Ираке подорвёт сопротивление проиранских представителей ополчения либо уменьшит их воздействие в государстве.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»