Аналитика

Что все-таки будет с вирусом и с нами? Израиль в фокусе

Портал mignews.com предал гласности аналитическую статью публициста Иры Петровой под заголовком «2021 год: „корона“ не прекращает и выигрывает».

1-ый год еще одного десятки лет прошел в Израиле под знаком «короны» и нового кабинета министров. Оба обосновали свою способность к выживанию, но вирус пока очевидно лидирует на всех направлениях. Конкретно он задает тон противоборству массового распространения болезни и власти, и чем эта борьба завершится, никто не может предсказать. Мы рассчитывали на завершение сильной эпидемии в 2021 году, на данный момент нам обещают её окончание в 2022-м, но в конечном итоге определять положение дел будет очередной штамм.

Все же Израиль как и раньше остается впереди планетки всей: мы 1-ые ввели твердые меры и закрыли государство в связи с «омикроном», провели вакцинопрофилактику бустерной третьей дозой, начали прививать детишек и также первыми равномерно перебегаем к четвертой вакцине. Все так же остальные государства наблюдают за нашим тестом, делая надлежащие заключения. При этом, эта слава первопроходцев уже не веселит народ Израиля; мы больше ощущаем себя подопытными зайчиками, испытательным полигоном для остального мира. Остается только надежда, что, вступив ранее всех в эти тесты, мы первыми из них выйдем.

Ограничения продолжают подрывать экономику, в особенности очень поражая туризм, маленький бизнес и сферу досуга. Принятие антиковидных мер осложняется тем, что новая власть усердствует во всем показывать свое отличие от власти прежней, что время от времени не соответствует логике. И очевидно, закономерным результатом 2-ух лет полукарантинного существования стало то, что мы начали страшиться спускаемых сверху правил выше, чем самой заболевания. Тут, правда, следует также отдать подабающее достижениям медицины — смертность от «короны» в Израиле снизилась.

Для кабинета министров, при всех сложностях, это был год фуррора, в который почти все неприкрыто не верили. Собранная из различных политических лоскутков объединение правых, левых, центристов и арабов пока умудряется сохранять равновесие на узком льду взаимовыгодных решений и идеологических противоречий. Как и раньше первым объединяющим фактором этого союза остается противоборство оппозиции под руководством «Ликудом» и Нетаньяху и желание сохранить власть. Может быть, по мере роста убежденности в собственных силах, правительство будет все посильнее мучиться от внутренних разногласий.

Отстранение «царя Биби», чье правление казалось незыблемым, стало основным политическим потрясением Израиля. Отныне мы смотрим закат его известности; даже уголовные дела Нетаньяху прекращают заинтересовывать публику, а на 1-ый план выходит вопрос, кто возглавит «Ликуд» и что ожидает партию в дальнейшем. Можно длительно спорить про то, какое управление «лучше для евреев», но факт, что Израиль избежал небезопасной участи отдать свою судьбу в руки единоличного правителя.

Главной прорыв в экономике — принятие проекта госбюджета, без которого государство жила два года. Как данный бюджет плох либо неплох, покажет последнее время, но спасибо уже за то, что он есть. Касательно планов повысить социальные пенсии и пособия и снизить инфляцию, то они пока остаются на бумаге. Кабинету министров не получилось понизить цены на продукты из молока из-за противодействия компаний, но, может быть, получится снять ограничения на ввоз фруктов и овощей. Что из данного выйдет (если выйдет), не уничтожит ли такая нерентабельная конкурентность наше сельхозпроизводство? Поживем — увидим. Факт, что цены на товары в «земле, текущей молоком и медом», необоснованно высоки, и с этим нужно что-то делать.

Принципиальный шаг нового кабинета министров — пришествие на монополию головного раввината в сфере гиюра и кашрута, также решение об открытии участка Стенки Плача для обоюдной молитвы мужчин и дам. Эти шаги могут стать началом глобального поворота к перераспределению воздействия в религиозном секторе. Но кабинет, вероятно, пока не готов совсем оттолкнуть от себя харедим и отрешиться от мысли их присоединения к альянса. По крайней мере, бюджет ультраортодоксального сектора остался фактически нетронутым, а вопрос всеобщего призыва не двинулся с места.

Прошедший год принудил Израиль признать преступность государственной неувязкой — и сразу расписаться в невозможности её решить. Широкая общество в конце концов выяснила, что государство поделена меж большими мафиозными кланами и жертвами их разборок все почаще стают обыкновенные жители. У милиции чрезвычайно не много возможностей биться с рэкетом, наркотрафиком и незаконным оборотом орудия, в особенности в арабском и бедуинском секторе. Основная же опасность состоит в тесноватой смычке криминала и террористических групп. В предстоящем году кабинету министров придется или кинуть вызов криминальному миру — и это будет чрезвычайно сложная борьба, или продолжать создавать видимость, что положение дел под контролем, пока не случится что-то по-истинному ужасное.

В мае нам пришлось пережить открытые столкновения арабов и евреев в израильских городах со смешанным жителями, беспорядки в Лоде и Хайфе, захват милицией мечети Аль-Акса и остальные кавардаки, вначале спровоцированные спором вокруг иерусалимского квартала Шейх-Джаррах. Скоро прогнозируемо последовали обстрелы из Газы, ответная операция ЦАХАЛа и миротворческая миссия Египта. В конце года участились атаки боевиков-одиночек, атаки в Иудее и Самарии. Как постоянно, особенной целью террористических актов остается Иерусалим, прежде всего Старый город.

Одним словом, в сфере безопасности это был обыденный год для Израиля, не самый нехороший и не самый неплохой. Из нового можно подчеркнуть, что арабские члены альянса в общем поддержали право страны на самозащиту. Очередной радостный момент — упрощение правил открытия огня на проигрыш для ЦАХАЛа.

В предстоящем году главной вопрос остается прежним: что все-таки будет с вирусом и с нами? Завершится ли эпидемия и выживет ли правительство? Так как ответов никому не известно, делать прогнозы фактически нереально. Но явны некоторые нерадостные тенденции, которые будут лишь усиливаться, сначала рост раздробленности и внутренних разногласий в обществе, вплоть до обоюдной враждебности. Возможно, что конкретно после победы над «короной» эти раздоры выйдут на 1-ый план и станут главной неувязкой наступающего года. (Автор: Ира Петрова)

Портал 9tv.co.il предал гласности аналитическую статью американо-израильского корреспондента, заместителя редактора газеты «The Jerusalem Post» Кэролайн Глик, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «И опять, о Дональде Трампе и Нетаньяху…»

Недавняя публикация резких выражений Дональда Трампа о Нетаньяху не изменит исторического факта: конкретно они вместе поменяли лицо Близкого Востока. При этом становится понятно, как отношение к Израилю в Администрации при бывшем президенте было труднее, чем это могло показаться со стороны.

Как нам принимать драматические изобличения израильского корреспондента Барака Равида о характере отношений меж бывшим главой Соединенных Штатов Америки Дональдом Трампом и бывшим главой правительства Израиля, сегодняшним известным оппозиционером Биньямином Нетаньяху? Первоначальное изобличение Равида, опубликованное не так давно на первой страничке издания «Едиот ахронот», заключалось в том, что Дональд Трамп в самых грубых выражениях обвалился на Нетаньяху за то, что израильский лидер, пусть и с задержкой, но всё же направил поздравительное послание Байдену после того, как последний был объявлен победителем предвыборной компании 2020 года.

Невзирая на резкость, тираду Дональда Трампа против Нетаньяху довольно просто разъяснить. Ведь это классика того, что называется журналистикой «по Равиду».

Барак Равид — был и остаётся куда в основном левым активистом и пропагандистом, ежели корреспондентом либо репортером.

И поэтому, чтоб продвигать собственный личный джихад против правых, он никогда не упускает раздуть самый крохотный пустяк до размаха важной темы в собственной истории, попутно низводя вправду принципиальные действия до уровня праздных сплетен.

Одним из ярчайших примеров журналистики «по Равиду» стало, к примеру, его сообщение летом 2019 года про то, что правительство Нетаньяху воспретило представительницам Конгресса Рашиде Тлайб и Ильхан Омар заезд в Израиль. Это драматическое решение было принято в связи с объявленной целью их поездки. Омар и Тлайб, напару отвергающие право Израиля на существование, были намерены применять её для продвижения антисемитской кампании BDS против еврейского страны.

На самом деле решение кабинета министров стало переломным моментом в противоборстве с прогрессистско-исламскими ненавистниками евреев. Однако Равид с лёгкостью отмёл здравый смысл, сообщив, дескать, единственная причина, по которой Нетаньяху воспретил представительницам Конгресса заезд в Израиль, будто бы заключалась в том, что Дональд Трамп оказал на него давление.

В подаче Равида это решение не было попыткой произвести изоляцию и лишить правомочности 2-ух имеющих влияние законодательниц, прилагающих бешенные усилия для распространении и распространения враждебности к евреям в Америке и подрыва поддержки Израиля от Соединенных Штатов.

Нет! Согласно мнению Равида, Нетаньяху управлялся только своим желанием услужить Дональду Трампу. А Дональд Трамп, дескать, со собственной стороны, имел свои интересы только в том, чтоб напакостить двум своим ведущим критикам в Палате уполномоченных лиц.

Ведь в мире Равида все, что делают правые, априори является некомпитентным, политически предвзятым и диктуемым личными соображениями.

При этом, если резкие слова Дональда Трампа о Нетаньяху просто отнести к уровню обычных для Равида сплетен, черта, эта Дональдом Трампом главе ООП, руководителю Палестинской автономности Махмуду Аббасу, с одной стороны, и его оценка главных позиций Нетаньяху, с иной, не могут не вызвать удивления.

Дональд Трамп сравнил Аббаса со своим покойным папой и сообщил, что Нетаньяху, дескать, не заинтересован в мире.

Основной вопрос тут в том, что мы узнаем из этих заявлений Дональда Трампа о Нетаньяху и Аббасе?

Сначала, отметим самое принципиальное — обращения Дональда Трампа не меняют исторического факта.

Дональд Трамп был самым произраильским президентом в истории наших государств. Никто из его предшественников (и уж тем паче его преемник президент Байден) даже близко не стоит тут.

Тот Дональд Трамп, сказавш?? Равиду, что, дескать, ассоциирует Аббаса со своим папой, закончил финансовую поддержку США в руководству Палестинской автономности и закрыл консульство ООП в Вашингтоне, за то, что Аббас обеспечивает необходимыми финансами и подстрекает к террору.

И, очевидно, он же, Дональд Трамп, перенес американское посольство в Иерусалим и признал законность израильских посёлков и городов в Иудее и Самарии.

И этот же самый Дональд Трамп, сказавш?? Равиду, что Нетаньяху не желает мира, закончил американское выделение денежных средств UNRWA (БАПОР), так как это агентство ООН обеспечивает необходимыми финансами террор. Он, Дональд Трамп, вывел США из Комитета ООН по гражданским правам из-за их институционального антисемитизма. Он, Дональд Трамп, вывел США из ядерной сделки с Ираном. И, в конце концов, он, Дональд Трамп, признал независимость Израиля над Голанскими высотами.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Инфраструктурный тупик США: управится ли Байден с волной техногенных катастроф?

Никакие слова Дональда Трампа Равиду не изменят этих исторических фактов.

При этом они в действительности дают нам возможность осознать кое-что чрезвычайно принципиальное про то, каким образом Израилю под управлением Нетаньяху получилось уверить действовавшего тогда главы Дональда Трампа принять все эти необыкновенные произраильские решения.

Сначала, эти резкие слова Дональда Трампа говорят нам про то, что положение дел в Администрации Дональда Трампа в отношении Израиля была куда труднее, чем могло показаться со стороны.

Как Дональд Трамп сам увидел Равиду, мнение его об Израиле в общем положительно. Но с политической точки зрения оно ни один раз и не два претерпевало перемены в ту либо другую сторону. Ведь вокруг Дональда Трампа было много имеющих влияние людей, тянувш?? его в совсем различные стороны.

Вокруг Дональда Трампа было огромное количество людей, говоривш?? ему, что Нетаньяху враждебен миру, а Махмуд Аббас, который отрицает Катастрофу евро еврейства, глава ООП, финансирующий и подстрекающий к террору, напротив — «миролюбец».

Они говорили ему, что, дескать, израильские еврейские группы в Иудее и Самарии являются «помехой на пути к миру» и что «единственным решением» остаётся только так называемое «решение на базе 2-ух стран». «Решение о 2-ух странах», — объясняли они в свою очередь, — просит от Израиля сдачи Иудеи и Самарии и ещё огромных территорий в Иерусалиме, которые освобождаются от евреев для «миролюбца» Аббаса.

К лагерю приверженцев Аббаса, в том числе, относились и 1-ый государственный секретарь Дональда Трампа Рекс Тиллерсон и влиятельные государственные служащие госдепартамента, его 1-ый глава министерства обороны Джеймс Мэттис, и высшие должностные лица Министерства обороны США, и влиятельные офицеры ЦРУ и ещё почти все остальные. Кроме того, кроме уполномоченных лиц команды президента, в тот же лагерь входили и средства массовой информации, и еврейские лидеры, также старый товарищ Дональда Трампа Рональд Лаудер, зачинатель и устроитель встречи Дональда Трампа с Аббасом.

Данному объединению влиятельных и имеющих влияние людей противостоял лагерь, также владеющий большой властью. Его представители были жаркими сторонниками крепкого американо-израильского союза.

В данный лагерь вошли заместитель президента Майк Пенс, 2-ой государственный секретарь Дональда Трампа (и 1-ый руководитель Центрального разведывательного управления) Майк Помпео, глава посольства Соединенных Штатов в Израиле Дэвид Фридман и посланник в ближневосточном регионе (до конца 2019 года) Джейсон Гринблатт. В количество уполномоченных лиц этого лагеря, за границами администрации, входило большая часть парламентариев-республиканцев в Палате уполномоченных лиц и Сенате, также 10-ки миллионов христиан-евангелистов.

При всем этом зять Дональда Трампа и его основной помощник Джаред Кушнер, как и сам президент был размещен к Израилю, но не принадлежал ни к одному из лагерей.

Существование 2-ух этих фракций и их эпическая борьба меж собой постоянно были на виду и открыты для всеобщего обозрения. Например, к примеру, Тиллерсон и Мэттис открыто сообщали о собственном неприятии перемещения посольства в Иерусалим и противились отказу от ядерной сделки с Ираном.

Всё это подводит нас ко второму моменту, который мы узнаем со слов Дональда Трампа, этого Равиду.

Критики Нетаньяху справа — самые популярные из которых, это сегодняшний глава МВД Айелет Шакед, также лидер Совета израильских общин в Иудее и Самарии (Совета поселений) Давид Эльхаяни и глава Самарийского местного совета Йоси Даган — винили Нетаньяху в контексте его отношений с администрацией Дональда Трампа в том, что Нетаньяху, дескать, «стоял перед открытыми воротами, но не согласился стукнуть по мячу».

Сущность их претензии заключается в том, что Дональд Трамп был готов согласиться на все, что высказывал предложение Израиль, но Нетаньяху, дескать, не смог предложить и выполнить актуально принципиальные для государства шаги.

Решение Нетаньяху «стоя перед открытыми воротами, не стукнуть по мячу», как они утверждают, означало, только то, что-или он, Нетаньяху, не был в подабающей мере привержен делу благополучия государства, или же и совсем был сокрытым, замаскировавшимся леваком.

Но интервью Дональда Трампа Равиду показывает, что несчастные «ворота» в действительности никогда не были открыты. Каждый произраильский шаг Дональда Трампа был результатом длительный, тяжёлой и упрямой борьбы снутри администрации.

Дональд Трамп перенёс посольство в Иерусалим. Однако он отказал Нетаньяху в выполнении плана распространения израильского независимости на еврейские поселения в Иудее и Самарии, также в равнине реки Иордан. Дональд Трамп не согласился от ядерной сделки с Ираном. Однако он не согласился подкрепить данный выход из контракта согласованными действиями в целях отстранения иранского режима либо ликвидации ядерных объектов Ирана.

Слова Дональда Трампа Равиду демонстрируют, что Нетаньяху совсем не бездействовал, смирно стоя перед «открытыми воротами». Как показали уничижительные слова Дональда Трампа, произнесенные в адрес Нетаньяху, он, Нетаньяху был реальным бойцом на ринге, отчаянно дерясь за каждое достижение. Ничего не доставалось Израилю просто.

Являясь собственного рода Лионелем Месси от политике и дипломатии, Нетаньяху достигнул многого. При этом, невзирая на высокий рейтинг, совершенно не каждый его удар завершался нагом в ворота противника.

Всё это, со своей стороны, приводит нас к провалу плана Нетаньяху по распространению независимости Израиля на части Иудеи и Самарии. Сейчас, когда правительство Беннета-Лапида направляет подкрепление милиции в Иудее и Самарии для «борьбы» с нереальными еврейскими боевиками террористической группировки, заморозив полностью все обустройство автодорог для еврейских поселений, и, сразу предоставив тысячи разрешений на стройку палестинским арабам конкретно в зоне C, которая окружает еврейские города и посёлки, эпические объемы упущенных возможностей стают явны.

И повинны в данном чертовском провале полностью определенные люди.

Когда мы понимаем трудные условия, в которых действовал Нетаньяху, становится естественным, как губительную роль сыграли в данной истории Эльхаяни и Даган.

Два этих показушных лидера еврейских общин в Иудее и Самарии открыто выступили против плана независимости, который был предложен Нетаньяху в тот момент, когда Нетаньяху лишь представил им его в Вашингтоне, практически за несколько часов перед тем, как данный план был в официальном порядке объявлен в Администрации в январе 2020 года. В следующие месяцы они развернули масштабную кампанию по дискредитации этого плана, который мог положить конец аномальной положении, если около пятиста тысяч израильтян проживают под военным управлением.

Громозвучная оппозиция этих 2-ух плану независимости сбила с толку лидеров евангелистов, с которыми Даган, в том числе, располагается в тесноватом контакте. Не хотя причинять ущерба Израилю, евангелисты пожелали не вмешиваться в эту борьбу. Однако без поддержки евангелистов, когда Дональд Трамп представил план для итогового решения в июле 2020 года, противники плана сумели, благодаря молчанию евангелистов и оппозиции со стороны лидеров поселенцев, заявить, что план данный, дескать, никто не поддерживает. И так как лидеры евангелистов не были убеждены в том, как неплох план, их уполномоченные лица в администрации, сначала Пенс и Помпео, также пожелали остаться в стороне.

Имея расколотый произраильский лагерь с одной стороны и объединенный проаббассовский лагерь с иной, Дональд Трамп в конечном итоге решил отрешиться от этого плана.

Есть и еще одна правда, которую открывает нам изготовленное Равидом интервью. И заключается она в том, как глубока и широка поддержка Израиля в числе республиканцев. Дональд Трамп может передвигаться меж противодействующими лагерями. А вот его партия — нет.

С иной же стороны, от голосования к голосованию Демократическая партия становится все больше и поболее агрессивной по отношению к Израилю. На голосовании 2020 года антисемитская «команда» Тлайб и Омар утроила своё консульство.

Сначала месяца глава министерства обороны Бенни Ганц посетил Вашингтон в надежде уверить администрацию Байдена закончить попытки достигнуть соглашения с Ираном, которое дозволит Ирану стать ядерной страной. Представитель его делегации увидел изданию The Jerusalem Post, что они были ошеломлены, столкнувшись с желанием государственного секретаря Энтони Блинкена обсуждать израильские группы в Иудее и Самарии столько же времени, сколько ушло на обсуждение Ирана. Например, как будто еврейские группы в Иудее и Самарии представляют собой угрозу, настолько же суровую, как и программа ядерного вооружения Ирана.

Указанный государственный служащий, как видно, просто недостаточно оценил положение дел. Подобострастные усилия администрации Байдена по умиротворению иранского режима, с одной стороны, и её агрессивное отношение к Израилю в контексте палестинских арабов, с иной, говорят о том, что Байден и его консультанты куда больше агрессивны к Израилю, чем к Ирану и его программе ядерного вооружения.

Политически всё это полностью ясно. Ведь в то время, как Дональд Трамп получил поддержку от собственной партии за свою произраильскую политику, Байден получает рукоплескания от собственной партии за свою антиизраильскую политику. Произраильская же политика, наоборот, ведёт его к прямой противостоянии с его своей избирательной базой.

Являясь муниципальными деятелями, Дональд Трамп и Нетаньяху вместе поменяли лицо Близкого Востока к наилучшему. Равид же попробовал представить все их шаги, как будто продиктованными чисто политическими решениями.

При всем примитивизме схожей подачи ситуации, в ней, всё же есть доля правды — Дональд Трамп и Нетаньяху — политики, а поэтому эта политическая история непременно будет иметь для них политические результаты.

В случае с Нетаньяху результаты уже ясны. Изобличения Равида об упрямой верности Нетаньяху своим правым идейным принципам существенно укрепили его позиции в числе правых граждан. То, как будут оценены откровения изготовленные Равиду Дональдом Трампом, пока ещё не понятно. (Автор: Кэролайн Глик. Источник на британском: «Исраэль Хайом»)

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»