Скандалы

Cомнительные дела Катерины Босов

Cомнительные дела Катерины Босов

Как Катерина Босов («Катя Бентли») различными методами пробовала прибрать к рукам активы бизнесмена Дмитрия Босова и для чего употребляла с этой целью черную магию – в нашем материале. 

За несколько недель до смерти Дмитрий Босов купил огромную партию чрезвычайно дорогих бриллиантов, которые после его погибели таинственно пропали из дома. Подобна и судьба большой суммы наличности, которая хранилась в его домашнем сейфе, доступ к которому имела Катерина Босов. 

Веротную схему захвата всей принадлежности Дмитрия Босова Катерина стала воплощать издавна, еще при его жизни. Нескончаемыми скандалами, изымательствами и обманами Екатерина Ястребова, после замужества взявшая для себя имя Катерина Босов, делала нестерпимой жизнь бизнесмена. И на данный момент проходит подозреваемой в уголовном деле о доведении Дмитрия Босова до суицида. 

Дмитрий Босов не случаем прощал всё собственной истеричной и взбалмошной супруге, которая сидела на «субстанциях». Нам надежно понятно, что та прибегала к услугам темных колдунов и часто потчевала супруга настойками, от которых он, вероятно, лишался воли и находился в полной зависимости от нее.

Под её очевидным и сокрытым давлением в последний месяц жизни Дмитрий Босов составил завещание, в соответствии с которым в случае его погибели всё его имущество переходило бы ей. Конкретно нотариус, который составлял документ, стал одним из первых, кому позвонила Катерина после смерти супруга. Однако здесь черную вдову ожидало разочарование – перед роковым выстрелом из подаренного супругой на женитьбу Glock 19 в голову, Дмитрий Босов не поставил подпись под документом. 

«Успокаивать» вдову в первую же ночь после погибели Босова приехал её старый «товарищ» Максим Викторов, с которым она регулярно контактировала во время собственного брака, – выгодоприобретатель УК «Эвокорп», с которым она, как было установлено потом, возможно разрабатывала планы захвата принадлежности Дмитрия Босова. 

Скоро Максим Викторов стал частым гостем в Усово, оставался ночевать. Схема через завещание не сработала, и парочка начала реализации другого плана. Он был примитивен, но добивался безусловной беспринципности – другими словами, вероятно, был написал прямо под Катерину. 

Вдова, не осложнившая себя погоревать однако бы на людях однако бы для приличия, уже поздно вечером 6 мая 2020 года, в день погибели Босова, приехала к его родителям. И заместо сострадания и слов поддержки стала добиваться от них переоформить на нее причитающиеся им, как наследникам, толики в «АЛЛТЕК» из пакета Дмитрия Босова (его доля была 86,57 %). Разъясняла она это тем, что для защиты компании от противников ей необходим контрольный пакет компании. 

На последующий день, 7 мая, она приехала в кабинет «АЛЛТЕК» (эта компания обладала Группой «Сибантрацит» – одной из самых крупных в мире угольных компаний). И попросила гендиректора «задним числом» оформить лично на нее двадцать пять процентов толикой, сообщив, что таково было пожелание Дмитрия накануне смерти. 

Урвать кусочек с наскока также не получилось: генеральный директор «АЛЛТЕК» не согласился обсуждать эту просьбу. Родные также ей отказали. 

И Катерина сменила стратегию. Она начала «обрабатывать» семью Дмитрия Босова, убеждать его мама и отца в том, как очень обожала его и как переживает из-за его погибели.

Семья, сплотившаяся после погибели Дмитрия, поддержала её назначение в мае месяце 2020 года на пост главу совета руководителей Группы «Сибантрацит». До июля, года Катерина вела себя снаружи отрыто и миролюбиво с менеджерами «АЛЛТЕК», «Сибантрацита», наследниками. «Мы всецело ей доверяли, не зная о её реальных планах», – ведает один из них.

Положение дел радикально поменялась 18 августа 2020 года – в ЕГРЮЛ возникла запись про то, что Катерина Босов стала собственницей 43,285% «АЛЛТЕК». Половина толики Дмитрия Босова в «АЛЛТЕК» досталась ей в качестве брачной толики на основании свидетельства, который был выдан нотариусом Екатериной Пановой.

Это кардинальным образом меняло расклад: если к 43,285% добавить еще приблизительно 10% (две толики по пять процентов – её и дочери Бэллы), то другим наследникам – родителям и четырем сыновьям Босова от прошлых браков – досталось бы приблизительно по пять процентов. А у Катерины был бы контрольный пакет. Что давало ей полную власть над компанией: по уставу «АЛЛТЕК», главные решения принимаются обычным большинством голосов.

Семья и партнёры Босова не соображали — откуда брачная доля, компанию он сделал в 2002, когда Кате было тринадцать лет?

Катерина при этом стала в срочном порядке готовить передачу толики в ЗПИФ «Видар-инвест», который находится под управлением компании «Эвокорп».  Она даже успела получить согласие ФАС на это. Катерина отлично соображала, что передача толики «АЛЛТЕК» в ЗПИФ формально трактовалось бы банками–займодателями как смена контроля над Сибантрацитом, и компания могла получить требование незамедлительного уплаты задолженностей. Однако это её не останавливало. Однако здесь общим фронтом против нее выступили родные Босова и менеджеры «АЛЛТЕК», заблокировав передачу толики в ЗПИФ.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Алана Мамаева поведала, чем довела футболиста спустя 9 дней после погибели его отца

Всем стало разумеется, что Катерина пробует узаконить по всей вероятности нелегально полученную долю в «АЛЛТЕК» (по законам Российской Федерации, изъять эту долю из собственности ЗПИФ, единственным пайщиком которого была Катерина, позже было бы нереально), а потом и реализовать эту долю. 

Осознав, что запугать всех не выходит и возможно рассмотрение дела в суде, Катерина с «товарищами» наняли группу специализированных «наследных» мошенников, чтоб затормозить все процессы вступления в наследие. 

В октябре 2020 к нотариусу пришел неведомый и принес письмо, из которого следовало, что некоторый Сейшельский офшор Petroleum Group Project Ltd выдал Дмитрию Босову на его личный счет в Доминиканском банке кредит на $63 млн и сейчас сообщает о собственном требовании. Как позднее стало понятно, никаких счетов у ДБ в Доминикане не было, все документы были возможно, всецело сфальсифицированы мошенниками под управлением Кати. 

А в ноябре 2020 веселая Катерина написала всем в чат «а у нас девятый наследник!». Выяснилось, что в дальнем украинском селе живет женщина по фамилии Вергун, заявивш??, что имеет малыша от Дмитрия Босова. Вот такая, на данном фото. И начала потом влезать во все суды. Её исковые обращения и жалобы были слово в слово схожи Катиным, они даже и не прятались особо.

Cомнительные дела Катерины Босов

На данный момент девятый «наследник» все суды проиграл, а в Украине идет расследование дела по мошенничеству, и незадачливая селянка или пойдет в тюрьму, или покажет на заказчицу Катю. Запасаемся попкорном.  

Возвратимся в сентябрь 2020 года, когда дети и предки Дмитрия Босова обратились с исковым заявлением против вдовы, оспаривая выделение ей брачной толики. В ответном иске она сообщила, что ей принадлежит не 43,285% толикой «АЛЛТЕК», а все 77,2 %. Потому что будто бы большая часть средств, которые Дмитрий Босов направил в 2017 году на оплату роста уставного капитала «АЛЛТЕК», принадлежали ей, в связи с тем, что были получены от реализации принадлежавшего ей машины Бентли (а в действительности подаренного ей Босовым в 2015 году, еще до их женитьбы). 

При получении Катериной 77,2 % «АЛЛТЕК» другим наследникам досталось бы по один процент «АЛЛТЕК». 

Про то, что она сейчас «владычица морская» и собственница семьдесят семь процентов, Катерина написала мейл всему топ-руководству «Аллтека» и «Сибантрацита», с требованием сказать об этом банкам-кредиторам. Сообщить, что все были в шоке от происходящего – это ничего не сообщить.

Когда история стала общественной, все бизнес-общество было, мягко говоря, обескуражено попыткой заполучить миллиардную компанию «Сибантрацит» по стоимости подержанного «Бентли»! Да еще оставить других наследников практически ни с чем! За эту махинацию века за вдовой плотно закрепилось кличке «Катя Бентли».

Предстоящий план Катерины, как говорят люди из её окружения, был, вероятно, в том, чтоб реализовать позже «Сибантрацит» Эдуарду Худайнатову. А после того, как Худайнатов бросил её и затею с «Сибантрацитом», Катерина пала ниже некуда – вероятно нашла для себя «крышу» в лице преступников. Однако их «авторитета» не хватило с той целью, чтоб склонить суды в её пользу.  

Все суды она в конечном итоге проиграла и осталась у разбитого корыта.

Не так давно «Сибантрацит» был продан компании «Сибантрацит Холдинг» за, как сообщают СМИ, $1 миллиардов. И из данного млрд вдове ничего не перепадет. 

А вот ответить перед законом за то, что наворотила, придется. На данный момент «Катя Бентли» проходит подозреваемой сходу по двум уголовным делам – о доведении до суицида Дмитрия Босова и о хищении толикой «АЛЛТЕК» (п.4 ст.159 УК Россия).

Вообщем, темная вдова успела-таки сбежать из Российской Федерации и на данный момент прячется в Австрии. В Российскую Федерацию бывшая эскортница, уже, вероятнее всего, не возвратится. Навряд ли после всей этой истории кто-то захотит иметь с ней дело, даже если она решит возвратиться к старенькому ремеслу. Возраст уже не тот, ну и репутация растеряна.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»