Экономика

Депутат и каратели убили здравница, где отдыхала Леся Украинка

Ивано-Франковская область — вряд ли не самый нищий регион Украины. У этого региона не так издавна был шанс выкарабкаться из бедности — развить в Карпатах бальнеологический мед кластер, который бы принес региону огромные доходы. Данный шанс у Прикарпатья похитил депутат Верховной рады от «Европейской единстве» Николай Княжицкий.

Княжицкий — выходец из Львова. Он отлично знает эти места, любит о них говорить в кругу друзей. Княжицкий криминальным методом приватизировал живописные места в карпатских лесах, где для бальнеологии и санаторного дела все есть природные условия. Депутат выстроил там для себя шикарную виллу, стал продавать землю под нужды хоть какого хозяйственного назначения — включая и иноземцам. Основанная Княжицким компания, зарегистрированная на подставное лицо, вырубает неповторимый карпатский лес, чтоб позже гнать дешевенький кругляк целыми составами зарубеж.

Хозяйственные интересы Княжицкого охраняют демобилизованные каратели «АТО-ООС», которым депутат посодействовал с обустройством собственного жилища на Ивано-Франковщине, посодействовал им пойти на службу в Национальную полицию, Муниципальную службу пограничного контроля, на таможню. Николай Княжицкий — реальный удельный князь на большом пространстве, где карпатские леса уходят в сторону границ Украины с Венгрией и Румынией. Служащие в правоохранительных органах каратели донецкого региона — его личная гвардия. Очевидно, что мафиозное «княжество» Княжицкого патронирует партийный шеф нардепа — Петр Порошенко.

Магистраль к несметным богатствам неиндивидуальному корреспонденту Княжицкому в 2014 году открыл Евромайдан. Если б не «революция плюсы», судьба земель, которые депутат преобразовал в собственный личный феод, могла сложиться по другому. Начнем с того, где располагается «княжество» мафиозного нардепа от партии Порошенко.

В 150 км от Ивано-Франковска, в красочных карпатских горах по близости границы Украины с Румынией и Венгрией, стоит заброшенное село Буркут.

Буркут на гуцульском диалекте украинского значит «источник». В этих местностях лупят источники неповторимой по своим целебным свойствам минеральной воды. По данной причине в XVII веке в данной горно-лесистой местности в 1000 метров над уровнем моря уже была фактория для отдыха негоциантов и остальных богатых путников. Нужды проживающих фактории обслуживали предприимчивые гуцулы, которые поднимались с равнины в горы, строили там хаты и селились вместе с семьями. Поближе к окончанию 19 века на месте фактории уже стоял санаторий — личные дома для отдыхающих и персонала. Вокруг санатория было гуцульское село Буркут, жители которого прибыльно вели торговлю с санаторием сельхозпродуктами, работали на санаторий по хозяйству.

В Буркуте отдыхали Леся Украинка, Иван Франко, остальные известные на сегодняшней Украине люди. Местную минеральную воду не лишь пили, да и воспринимали в ней ванны. Вода из Буркута шла к столу в наилучшие дома Вены и Будапешта. Её поставляли на экспорт за границы являющейся в то время Австро-Венгрии — к примеру, в Османскую империю.

Депутат и каратели убили здравница, где отдыхала Леся Украинка

Табличка с именованием Леси Украинки в Буркуте. Иллюстрация pravda.com.ua.

Благоденствие Буркута пошло к упадку уже в годы Первой мировой войны, когда Карпаты стали зоной вооруженного конфликта. В 1921- 1939 годах, когда Прикарпатье было в составе Польши, санаторий около села Буркут действовал, но уровень благоденствия санатория и села уже не мог сравниться с периодом Австро-Венгрии. Для польской элиты Прикарпатье было «медвежьим углом», куда можно двигаться лишь как ссыльному, в наказание за какое-то преступление. Польская элита предпочитала поправлять здоровье в Баден-Бадене либо Карловых Варах.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Республики Белоруссия сообщили об завершении согласования всех карт по интеграции с Российской Федерацией

Во время 2-й Мировой войны жизнь санатория опять закончилась. Вплоть до середины 1950-х годов в лесах вокруг санатория скрывались боевики террористической группировки ОУН-УПА (организация под запретом в России) . Тем временем тот лес был очень необходим для восстановления разрушенного войной хозяйства русской Украины. В руководству УССР было не до буркутской минералки и санаторного дела.

Во время брежневского «застоя» в санаторном деле Украинской ССР место Буркута заняли Трускавец и Буковель. Но санаторий и завод минеральной воды работали, буркутскую минералку обожали пить старые члены Политбюро ЦК КПСС.

Погибель села Буркут пришла после краха Советского Союза. С начала нулевых годов там закончила работать единая база отдыха. После того, как в 2008 году наводнение убило единственную магистраль, которая вела от Буркута в Ивано-Франковск, село оставили последние старожилы. Работу жителям Буркута в русские годы также давал Верховинский лесокомбинат, на балансе у которого также были земли села, сфера ЖКХ и бытового обслуживания. В нулевых годах лесокомбинат совсем разорился. Имущество компании — другими словами фактически все село Буркут — было распродано по дешевке.

Распроданное село Буркут в правовом плане в буквальном смысле висело в воздухе. Наперекор закону, кадастр на землю составлен не был, формально ставшие личными земли не удосужились поделить на участки. Пикантность ситуации заключается в том, что Земляной кодекс Украины предусматривает подобные коррупционные лазейки. Зеленский сельский совет, к которому относится бывший санаторий и село Буркут, менял свою генеральную линию зависимо от того, кто на этой территории имеет настоящую власть — пусть даже это будет мафиози.

Этим и пользовался Николай Княжицкий в 2018 году. Схема, по которой Княжицкий скупил свыше чем 50% приграничной территории, была ординарна. Грубо говоря, «плюшевый» Зеленский сельский совет был готов раздавать участки целыми пакетами, не утруждая себя излишней бюрократией. В декабре 2018 года участки стали получать жители Ивано-Франковщины, которые до того вели войны в Донецке. Землю они получали безвозмездно под жилище — законы Украины гарантируют карателям это право. Получив участки, каратели спустя короткое время продавали их организации Княжицкого. За один участок обеспеченный депутат давал карателям $ 1 000, время от времени незначительно больше.

В 2020 году Княжицкий взял в аренду на сорок девять лет у сельсовета еще половину гектара земель Буркута, с уплатой три процента от цены участков. Оплаченные земли депутат стремительно пустил в коммерческий оборот. «Аренду» можно считать криминальной схемой, в которую сельский совет вошел с алчной целью. Княжицкий не скупится на взятки и подарки государственным служащим. А его личная гвардия из бывших атошников, в случае чего, покажет, «кто в доме владелец».

Формально в Буркуте на данный момент осталось 10 человек жителей. В главном, это личные атошники Княжицкого. Бывший завод минеральной воды депутат взял для себя практически безвозмездно. По главному назначению завод не употребляется, стоит заброшенный. На месте санатория Княжицкий собирается строить ВИП -гостиницы, где за огромные средства можно будет заказать для себя что угодно — включая продажных женщин обоих полов и наркотические вещества.

Депутат и каратели убили здравница, где отдыхала Леся Украинка

Вид сегодняшнего Буркута. Иллюстрация pravda.com.ua.

Олесь Сташинский

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»