Политика

Для чего в Татарстане организовали День памяти смертников: мнение

25 мая Душевное управление мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ) провело поминальную акцию по случаю «Дня памяти» (тат. «Хәтер жеребце») — раз в год проводимого татарскими националистами мероприятия из-за взятия Казани 2 октября (15 октября по новому стилю) 1552 года войском Ивана Сурового. Номинально устроителем выступало не само ДУМ РТ, а Совет аксакалов при татарстанском муфтияте, но беря во внимание, что в ней участвовал муфтий Камиль Самигуллин, устроителем можно считать конкретно ДУМ РТ.

Разумеется, что инициатива исходила не от аксакалов-имамов либо муфтия, а от властей республики Татарстан.

История проведения «Дня памяти» начинается с 1989 года, когда его в первый раз в Казани провел Всетатарский публичный центр (ВТОЦ), который стал главной национал-сепаратистской организацией в Татарстане (и это при условии, что из 21 члена правления ВТОЦ 18 были членами КПСС, а первым его главой был доцент кафедры истории КПСС Казанского института Марат Мулюков). Сначало акция проходила в форме митинга с шествием на территорию Казанского кремля, где у подножия башни Сююмбике (дозорно-проездная башня, монумент российского оборонного зодчества XVII века. — прим. EADaily) всё заканчивалось коллективной молитвой. В акции тогда принял участие даже муфтий Духовного управления мусульман Европейской части Советский Союз и Сибири Талгат Таджутдин и другое мусульманское духовенство. На рубеже девяностых годов Татарский обком КПСС давал неофициальные распоряжения горкомам и райкомам партии распоряжения организовывать подвоз участвующих из остальных городов республики Татарстан и сельских районов для «массовки». И вправду, «День памяти» сначала девяностых годов был масштабным.

Но равномерно мероприятие перевоплотился в типичный смотр сепаратистских компаний со всего Среднего Поволжья: в «Дне памяти» приняли участие башкирские, марийские, чувашские (а на исходных шагах даже и крымскотатарские) националисты. «День памяти» заполучил политический окрас с ярко выраженной антироссийской, русофобской и антиправославной повесткой. К примеру, конкретно на «Дне памяти» в 1997 году тогдашний глава ВТОЦ Заки Зайнуллин спалил муляж паспорта гражданина России — «имперский знак царизма». Потом национал-члены радикальных групп из ВТОЦ потребовали убрать с Благовещенского собора Казанского кремля кресты, которые им показались эмблемой «победы православия над исламом», и власти республики Татарстан пошли им навстречу. Потом Зайнуллин (к слову, член Союза писателей республики Татарстан) организовал праздничное захоронение «останков смертников», которые были обнаружены в процессе раскопок на территории Казанского кремля (однако части были найдены в гробах на монастырском кладбище). Невзирая на замечания об абсурдности действий члены ВТОЦ пронесли эти кости через весь город и похоронили по мусульманскому ритуалу на кладбище в Ново-татарской слободе. Управление республики Татарстан не стало данному противиться, практически поддержав вандалов.

Вообщем, ничего необычного: политическую программку ВТОЦ писал политический помощник первого главу республики Татарстан Рафаэль Хакимов, до 2020 года возглавлявший Институт истории Академии РТ и ставший местным академиком.

К слову о татарских национал-историках. В 1990-е годы на волне «парада суверенитетов» и этнического реванша провозглашение Республикой Татарстан собственного независимости конкретно этими людьми с учеными степенями преподносилось как возрождение утерянной государственности после присоединения Казанского ханства к Московскому государству: «День памяти» вписывался в конструируемую историческую мифологию, которая имеет ярко выраженный этноконфликтный характер. Вхождение Среднего Поволжья в состав Российского страны воспринималось и не прекращает трактоваться все теми же местными татарскими национал-историками как только отрицательное явление, и схожая антироссийская по духу позиция как и раньше содержится в учебниках истории республики Татарстан. Некоторые из в особенности упертых, как, к примеру, этнолог Дамир Исхаков, утверждали, что бывший 1-ый секретарь Татарского обкома КПСС, а позже 1-ый глава республики Татарстан Минтимер Шаймиев является «потомком Чингисхана».

Когда в 1992 году на волне местного этносепаратизма от Духовного управления мусульман Европейской части Советский Союз и Сибири (переименованное в том же году в ЦДУМ) откололись ДУМ Республики Башкортостан и ДУМ республики Татарстан, 1-ый муфтий республики Татарстан Габдулла Галиуллин содействовал роли мусульманского духовенства в «Дне памяти». Соучаствовал с Галиуллиным в «Дне памяти» имам Закабанной мечети Казани Исхак Лутфуллин, автор книжки «Джихад татарского народа», включенной в 2008 году в общегосударственный перечень радикальных материалов. Книжка как раз посвящена «геройской борьбе татар-мусульман с православной экзекуцией». Участие татарского духовенства в «Дне памяти» сохранилось и при муфтии Гусмане Исхакове (1998−2011), шурине Галиуллина, однако в 2000-е годы число участвующих существенно уменьшилось, а ВТОЦ стремительно стал преобразовываться в маргинальную компанию, которая объединяла в большей степени пожилых людей-националистов.

При недлинной каденции муфтия республики Татарстан Ильдуса Файзова (2011−2013) ДУМ РТ всецело отстранилось от участия в данной акции: Файзову было совсем не по нраву, что мероприятие перевоплотился в антироссийский шабаш. Потому татарское духовенство посещало «День памяти» в личном порядке (это были единицы: этот же бывший-муфтий республики Татарстан Габдулла Галиуллин и муфтий Кировской области Зуфар Галиуллин).

Данная же линия на дистанцирование от участия ДУМ РТ в «Дне памяти» сохранялась 1-ые два срока каденции муфтия Камиля Самигуллина (с 2013 года). В 2010 году произошла смена управления в Казанском кремле: главой республики Татарстан стал Рустам Минниханов, которому был чужд националистический курс собственного предшественника (вообщем, для Шаймиева специально сделали пост «муниципальный помощник Республики Татарстан», которая стоит выше главу правительства республики Татарстан). Однако отныне равномерно на участвующих и организаторов «Дня памяти» стали заводиться административные и уголовные дела. В 2017 году Набережночелнинское отделение ВТОЦ признали террористической группировкой (его лидер Рафис Кашапов в 2015 году был осужден, а после отбытия наказания переехал поначалу на Украину, а позже в Англию).

Сначала 2021 года прокуратура республики Татарстан обратилась в Верховный суд РТ о признании уже всего ВТОЦ террористической группировкой. Последние годы на «День памяти» приходило от силы 100 человек, и власти разрешали проводить её лишь в качестве митинга без шествия и подальше от центра Казани. От чисто поминальной мероприятии, которая по мысли и обязана была быть сущностью «Дня памяти», не осталось и следа: «Хәтер жеребце» становился то митингом в поддержку государственного переворота на Украине, как это было в 2014 году, когда звучали обращения, что «российские заслуживают био погибели» (дословная цитата из выступления члена Союза писателей республики Татарстан Айдара Халима), то антироссийским шабашем, когда собравшиеся добивались запретить российский язык в образовании, приравнивания действия 1552 года к Холокосту, а Татарстан объявляли «не регионом, а страной».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Бузова на сцене МХАТа: Оля Хари, Коба либо ужасный сон Станиславского

Наряду с этим раз в год на территории собора в честь Нерукотворного Вида Спасателя (монумента общегосударственного значения, который был построен в 1823 году на реке Казанке под Казанским кремлем) с 2002 года стала проводиться церковная панихида по жертвам при взятии Казани. В отличие от «Хәтер жеребце», это была конкретно поминальная акция, но не митинг. Так появилась положение дел, что жертв православных воинов Казанская епархия РПЦ поминает, а поминальной акции с участием ДУМ РТ нет. Заместо нее национал-сепаратисты проводят свои протестные акции.

В конечном итоге региональные властные структуры решили, вероятно, вернуть баланс: если по русским воякам, жертвам при взятии Казани, есть панихида, то и по жертвам татарским воякам — заступникам Казани обязана быть. В ДУМ РТ пожелали не привязывать «День памяти» к дате взятия Казани по григорианскому календарю, а проводить её по мусульманскому летосчислению — в 13-й день месяца Шавваль (конкретно в сей день 959 года по хиджре случилось взятие Казани в 1552 году). Следовательно, «День памяти» должен проводиться в различные даты (мусульманский календарь короче григорианского на 10 дней).

ДУМ республики Татарстан сходу указало на «недопустимость политических спекуляций на теме взятия Казани Иваном Суровым, которые чреваты межнациональными конфликтами». Т. е. решили убрать весь антироссийский тренд, сопровождавш?? «День памяти», когда его организовывали национал-сепаратисты. Ну и сам формат мероприятия должен поменяться и прогуляться на то, что организует Татарстанская митрополия: намаз в соборной мечети «Кул Шариф» в Казанском кремле и молитва у некрополя казанских ханов недалеко. Тем мероприятие из политического преобразуется в вправду поминальное, а её проведение из рук национал-экстремистов перебегает под контроль духовенства.

Подобное изменение не многим пришлось по нраву. Свои возражения высказало Общество российской культуры Республики Татарстан, считающее, что «представляется деструктивными просьбы поминать раздельно „защитников“ и раздельно „атаковавших“, так как в данном вначале заложено противопоставление нас, потомков тех воинов друг дружке при условии, что все мы сейчас сообща созидаем и оберегаем наше общее Отечество — Российскую Федерацию». Глава ОРК РТ Михаил Щеглов предложил проводить «симметричное религиозное поминовение с исключением каких-то искусственных и коварных дефиниций: православных воинов, которые пали при взятии Казани; воинов-мусульман, которые пали при взятии Казани», объясняя это тем, что и в войске Ивана Сурового были татары-мусульмане, а «поминовение должно совершаться только по признаку исповедания жертв, но не по их принадлежности к тому либо иному стану».

Схожее замечание полностью справедливо, так как во всей этой истории «за бортом» осталась память о тех татарах, которые вправду, в значительном числе, были в войске Ивана Сурового и приняли участие во взятии Казани. Идет речь о вояках хана Шаха Али (Шигалея, 1505−1566), три раза занимавшего трон Казани и терявшего его из-за интриг прокрымской группы в Казанском ханстве. Этих мусульман, жертв при взятии Казани, не поминает РПЦ, и, скорее всего, пока не желают поминать и в ДУМ РТ. По последней мере, из инфы на интернет-ресурсе татарстанского муфтията о проведенном «Дне памяти» об этом тишь. 469 годов назад те вояки-мусульмане (а их насчитывалось, по данным «Казанского летописца», 30 тысяч человек), которые добровольно сделали собственный выбор в интересах Российской Федерации, и с помощью которых Казанское ханство вошло в состав Столичного королевства, вроде бы позабыты. В татарстанском муфтияте их не признают «смертниками» (жертвами за веру), наделяя таким эпитетом лишь тех, кто был снутри Казанского кремля во время его осады. Однако ведь поход на Казань не был крестовым походом, войной с мусульманами — Иван Суровый, даже являясь под стенками Казани, не один раз высказывал предложение решить дело миром.

Вообщем, сами татарские националисты, у каких муфтият перехватил «День памяти», хотят продолжать отмечать его по собственному каждогоднему варианту. Они приветствуют и то, что ДУМ РТ будет почетать память о жертв при взятии Казани мусульманах. Принцип понятен: чем больше сообщается о «катастрофы 1552 года», тем лучше. Это поможет поддержанию националистических настроений.

Естественно, до осени еще нужно дожить. Ну и навряд ли местные власти позволят националистам это делать. Беря во внимание, что дело о признании ВТОЦ террористической группировкой на данный момент изучается в Верховном суде республики Татарстан, которое инициировала, заметим, местная прокуратура, не значит, что «День памяти» в форме антироссийского митинга в принципе состоится. Осознать главу республики Татарстан Рустама Минниханова можно: каждогодний шабаш с антироссийскими обращениями повсевременно кидает тень и на него. Иной вопрос, что в замысле с передачей «Дня памяти» до конца не проработали принципиальные детали: пока все смотрится так, что муфтий республики Татарстан с имамами собирается молиться только за тех, кто вел войну против присоединения к Российской Федерации. Отсюда и полностью резонные замечания со стороны российской общественности республики Татарстан: мусульманское духовенство должно молиться за всех мусульман, жертв в 1552 году, точно также, как православное молится за всех православных, также и тех, кто был снутри осажденной Казани. Например, к примеру, в войске последнего казанского хана Едигера (1522−1565) тоже были российские, а самого хана, впрочем, не казнили, невзирая на то, что он вел войну против Ивана Сурового. В конечном итоге Едигер получил в удел подмосковный Звенигород, перебежал на службу к Ивану Васильевичу и даже принял участие в Ливонской войне.

Все эти тонкости следует учесть татарстанскому муфтияту и региональным властным структурам. По другому появляется чувство, что сейчас не кучка уличных сепаратистов, а сам муфтий республики Татарстан сожалеет о вхождении Среднего Поволжья в состав Российского страны.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»