Скандалы

Долги Гудковых — это для вас не долги Самиевых

Долги Гудковых — это для вас не долги Самиевых

Сначала июня органы охраны правопорядка провели обыски у представителя оппозиции и экс-парламентария Государственной Думы Дмитрия Гудкова и его родных. После обыска Гудков был арестован на два дня как подозреваемый по расследованию о причинении имущественного вреда Департаменту городского собственности (ДГИ) города Москва. Причиной для начала производства по делу стал долг по соглашению аренды нежилого помещения, которое снимала компания тети политика. После того как Гудкова отпустили из изолятора временного содержания (ИВС), он уехал из Российской Федерации.  

Сотрудники правоохранительных органов задержали представителя оппозиции в разгар его избирательной гонки: в сентябре он планировал выдвигаться в Государственную Думу. Однако глава президентской пресс-службы Дмитрий Песков в характерной ему манере не увидел в преследовании Гудкова политики: «Обвинения, которые мы читаем, выдвигаем?? со стороны силовых органов, они к политике не имеют никакого отношения». 

Если претензии органов охраны правопорядка, как заявляет глава пресс-службы Владимира Путина, вправду никак не связаны с политике, то тогда в скором времени нам стоит ожидать волну уголовных дел в отношении хозяев и управляющих нескольких сотен компаний, которые задолжали в руководству города Москва по договорам аренды нежилых помещений. Как узнали «Принципиальные истории», большими должниками города оказались люди из «Единой Рф», муниципальные подрядчики и партнеры государственных корпораций. 

В чем винят Гудкова и его тетю

11 июня процессуальное управление МВД предъявило обвинение тете Дмитрия Гудкова Ире Ермиловой. В текущее время она располагается в Российской Федерации под подпиской о невыезде. Ермилову выдвинули обвинение в том, что у её компании «Сектор-2А» появилась долг перед ДГИ по соглашению аренды нежилого помещения. В соответствии с решению Арбитражного суда города Москва, сумма долга, который образовался с 2015 по 2017 годы, составляет 3,5 миллиона рублей.

«После того, как ДГИ в 3 раза подняли арендную ставку, тетя не смогла её оплачивать, — написала в Фэйсбук Анастасия Саморукова, юрист Ермиловой. — Длительно пробовали условиться с ДГИ, так как компания имела право на льготы как маленькое предприятие, и ранее конкретно потому ставка была ниже. Однако ДГИ отказал, так как за время этих переговоров образовалась долг по аренде, а с задолженностью ДГИ ни на какие повторные подсчёты аренды типа не идет». 

Арбитражный управляющий Илья Шкаринов, специализируем?? на банкротствах физлиц и компаний, сообщает, что с делом схожим данному он в собственной практике еще не сталкивался. «У меня есть различные процесса признания неплатежеспособности, также имеются жители либо компании, которые банкротятся с признаками намеренного либо фиктивного раззорения, но еще не возбудили ни 1-го [уголовного] дела по моему заявлению. Также имеются этот портфель, когда конкретный алиментщик с большой суммой долгов, с значительным числом детишек до раззорения вывел вся собственность. Я обращался в МВД, и уголовное дело не было возбуждено, однако тут оно прямо разумеется и обосновывать не нужно. Даже по подобным общественно принципиальным вопросам уголовное дело не заводится. Это дело [Гудковых] звучит очень особенно, так как когда ты пытаешься обратиться в органы охраны правопорядка, обычно, тебя посылают в суд: дескать, это гражданское дело». 

На избирательность правоприменения в деле Гудкова указывают не лишь специалисты, да и длиннющий перечень влиятельных должников администрации города Москва по таким же договорам аренды, к которым у органов охраны правопорядка не появилось претензий. Данный перечень располагается в публичном доступе, «Принципиальные истории» изучили его и нашли много увлекательных имен.  

Член Единой Рф, экс-парламентарий и специалисты Министерства промышленности и торговли

Перечень одних из самых крупных должников по договорам аренды земляных участков и нежилых помещений выложен на веб-сайте открытых данных города Москва. В нем 200 компаний, в итоге они должны городу 5,7 млрд рублей. Долги некоторых из них превосходят сотни миллионов рублей, что в 10-ки раз больше долга тети Дмитрия Гудкова.

В описании данных обозначено, что они публикуются «с целью проведения мероприятий по сокращению просроченной дебиторской задолженности перед бюджетом города города Москва». При всем этом некоторые компании входят в рейтинг должников пару лет попорядку. 

К примеру, две компании из перечня («Военно-строительная компания-РКС» и «Браво-М») принадлежат бывшим членам совета Министерства промышленности и торговли по редкоземельным сплавам Юрию Соболю и Алексею Абрамову. Общая сумма долга их компаний перед администрацией превосходит 80 миллионов рублей. И половина этой суммы уже дошла на взыскание сотрудникам ФССП. 

Бизнес Соболя и Абрамова связан, в том числе, с муниципальными поставками. Как писала «Медуза», компания «Лина М» — ею Соболь и Абрамов обладают вместе с Борисом Круглым, братом члена верхней палаты парламента РФ от Орловской области, — приняла участие в программе «Фарма-2020» по переносу западных фармакологических технологий в Российскую Федерацию. С 2012 по 2014 год «Лина М» получила от Министерства промышленности и торговли 300 миллионов рублей на эти цели. Однако никто из препаратов, который разрабатывала компания, в продаже так и не возник.          

В числе выгодоприобретателей компаний — должников администрации города Москва есть и член «Единой Рф» Алексей Добашин, бывш?? доверенным лицом главы Российской Федерации и главы города города Москва Сергея Собянина. Строительная организация «Крост», который принадлежит Добашину, должен ДГИ 50 миллионов рублей. В картотеке арбитражного суда есть только 5 довольных заявлений от ДГИ против «Кроста» в общем размере 6,5 миллиона рублей. Долг перед городскими руководством не мешал строительной организации выигрывать большие государственные контракты: с 2011 по 2019 год он получил от прокуратуры города Москва, столичной Руководства строительства и использования объектов гаражного назначения, Московской объединенной энергетической компании и от 1-го из детских садов столицы полмиллиарда рублей. А компания «Бетонный завод 222», которая заходит в альянс «Крост», выиграла договор на поставку бетонных бордюров для города Москва больше чем на три млрд рублей. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Депутатская притча в Братске: прилетит не волшебник в боевом вертолете

Очередной должник ДГИ — научно-производственное предприятие «Сапфир». Один из его владельцев акций, по данным последнего доступного ежеквартального отчета компании, — депутат Государственной Думы от «Единой Рф» Сергей Веремеенко. На личном веб-сайте парламентария обозначено, что он «имеет большой опыт работы с Министерством сельского хозяйства, Министерством промышленности и торговли, Ростехом и Роскосмосом». Вместе со структурами Ростеха Веремеенко вплоть до 2019 года был владельцем акций ОАО «ВИЛС» — Общероссийского института легких сплавов, следует из годового отчета компании. «ВИЛС» занимается научными разработками в сфере металлургии, и с 2013 по 2018 год получил около 3-х млрд рублей по государственным контрактам с разными российскими государственными организациями.

Фамилии из перечня Форбс

350

миллионов рублей

самый большой долг перед Департаментом городского собственности

Самый большой должник ДГИ по соглашению аренды — подразделение организации «Гарант Бауинвестицион ГмбХ»: он должен в руководству города Москва практически 350 миллионов рублей. По данным SPARK INTERFAX, «Гарант Бауинвестицион ГмбХ» (через еще одну российскую организацию) принадлежит организации из Великобритании Rainbeam Services, которой, со своей стороны, обладают Кафия и Роза Самиевы, Ольга Клыпина и Екатерина Витошинская. 

Как писало издание «Проект», Роза и Кафия Самиевы соединены с экс-парламентарием Государственной Думы Ильдаром Самиевым. В 2016 году Самиев вошел в перечень 10 самых богатых парламентариев Рф, но уже в 2017-м его обвинили в мошеннических действиях с пригородной недвижимым имуществом ценой приблизительно 850 тысяч долларов. В 2018 году СК возбудил против Самиева очередное дело об особо крупном мошенничестве. Одной из погибших экс-парламентария стал узнаваемый игрок Федор Смолов.

В перечне должников администрации города Москва по арендной плате за нежилые помещения числится и публичное движение «Лига кооператоров и бизнесменов Рф»: оно должно ДГИ 4 миллиона рублей. Один из основоположников движения — Игорь Абылгазиев. Он с 2000 по 2011 год служил основным общегосударственным инспектором по городу Москва Аппарата полпреда Главу Российской Федерации в Центральном общегосударственном окружении, а с 2013 года возглавляет Институт государствами Азиатского континента и Африки (ИСАА) МГУ. При всем этом докторская диссертация Игоря Абылгазиева, по данным «Диссернета», написана с значительным числом неправильных привлечений займов. 

Большие господрядчики

В числе одних из самых крупных должников города Москва по договорам аренды есть и компании, зарабатывающ?? на государственных контрактах. 

К примеру, мед компания «Врач рядом» обязана ДГИ 12 миллионов рублей. Она заходит в объединенную компанию «Ниармедик — Врач Рядом», образованную в 2019 году в итоге слияния 2-ух сетей клиник «Ниармедик» и «Врач рядом». 

Партнеры этой группы — член Публичного совета при Министерстве здравоохранения Владимир Гурдус, член совета руководителей дочерней структуры госкорпорации Роснано Леонид Меламед, также Владимир Нестеренко, глава подразделения иммунологии НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи Российской академии мед наук (РАМН).

Принадлежащие Нестеренко компании «Ниармедик плюс» и «Ниармедик фарма» зарабатывают млрд рублей на поставках государству тест-систем для диагностики сифилиса, ВИЧ и остальных болезней, также на продажах самого пользующегося популярностью в Российской Федерации антивирусного средства «Кагоцел», продуктивность которого научно не подтверждена. Невзирая на это, в создание «Кагоцела» вкладывала государственная компания Роснано; её глава Анатолий Чубайс лично рекламировал продукт, который заходит в список актуально нужных и важных фармацевтических препаратов (ЖНВЛП). В ноябре 2020 года Министерство здравоохранения разрешил компании «Ниармедик» проводить исследования в клинических условиях «Кагоцела» у пациентов с вирусом Covid-19. 

Кроме того в числе больших должников администрации города Москва по договорам аренды числятся компании, которые поставляют бронированные авто для МВД, коммунальную технику и предоставляющие услуги по капитальному ремонту для экономных компаний столицы.

Закон схож не для всех

В отличие от дела Гудкова и его тети, ДГИ далековато не постоянно пробует взыскать через суд задолженности арендаторов. Согласно мнению гендиректора «Трансперенси Интернешнл — Российская Федерация»* Ильи Шуманова, потому, что государственные служащие без помощи других решают, когда им подавать заявления в суд, появляются коррупционные опасности: «У госслужащих администрации есть некоторый порядок, в соответствии с которым они должны обращаться в суд в связи с появлением задолженности. Однако никто не смотрит за тем, когда у кого по договорам появляется долг, сколько кто кому должен, получаются положении, если государственные служащие не обращаются в судебные инстанции, пропускают сроки исковой давности, время от времени не приходят в суд, не опротестуют решения в апелляционных органах, составляют заявления с ошибками. 

Если сравнить сведения о настоящей задолженности компаний, которые размещает Департамент городского собственности, с данными арбитражного суда, видится сероватое поле из коммерческих компаний, которые могут быть сложными компаниями. На практике остальных регионов я видел, что это компании (с большими суммами задолженностей, которые не доводятся до судов. — Прим. ред.) чрезвычайно имеющих влияние строительных организаций или связанные с администрацией того либо другого муниципалитета либо региона. Очевидно, это форма таковых коррупционных проявлений», — гласит Шуманов.

«Принципиальные истории» направили запросы в МВД и ДГИ и попросили разъяснить, почему политический деятель Дмитрий Гудков и его родные преследуются за долги по аренде, а сотни больше больших и влиятельных должников — нет. На время опубликования нам не ответили. Компании-должники тоже пожелали не комментировать положение дел.  

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»