Аналитика

Долговая петля затягивается: 2022 год готов принести вереницу муниципальных дефолтов

Долговая петля затягивается: 2022 год готов принести вереницу муниципальных дефолтов

Перечень погибших глобального кризиса независимых долгов, который только осложнился во время сильной эпидемии коронавирусной инфекции, скоро может существенно расшириться — ряд беднейших государствами Азиатского континента, Африки и Латинской Америки в прошедшем году впритирку подошли к дефолту. Злоключения тех стран, которым уже пришлось пережить банкротство в прошедшие годы, не предсказывают новым претендентам ничего неплохого — реструктуризация долгов востребует большое количество времени. и сил. Необыкновенную роль в нормализации долговых проблем развивающихся государств будет играться позиция КНР, являющийся их одним из самых крупных кредитором.

Дилемме ухудшающегося долгового бремени стран посвящена особая часть размещенного на днях отчета Мирового банка о перспективах мировой экономики после сильной эпидемии. Еще в 2020 году комплексный мировой долг, отмечают его создатели, достиг 263% ВВП, что является самым высочайшим показателем за прошедшие полста лет, а в экономиках с формирующимися рынками муниципальный долг возрос на девять процентов, до шестьдесят три процента ВВП, показав самый резвый рост за три десятки лет.

Данная динамика, предупреждает Мировой банк, вызывает особенное беспокойство. Ранее относительно неопасным порогом для развивающихся государств числилось отношение долга к валовому внутреннему продукту порядка сорок процентов, но данный предел уже можно считать достоянием истории. Свыше чем 50% государств с низким уровнем доходов на данный момент оказались перед высочайшим риском долгового кризиса, а некоторые уже объявили дефолт либо ведут переговоры о реструктуризации собственных обязанностей. Число должников могло бы быть значительно больше без введенных МВФ сначала сильной эпидемии поблажек по выплате долгов для 25 беднейших государств. В самом конце прошедшего года была одобрена 5-ая стадия этой программы — она же заключительная: срок моратория МВФ исходит 13 апреля.

Сейчас же межгосударственные денежные университеты надеются на добрую волю некоторых государств, сначала КНР, и больших личных кредиторов, призывая их полностью принимать участие в усилиях по облегчению долгового бремени развивающегося мира. В текущем году беднейшим государствам предстоит выплата по долгам в размере $ 35 миллиардов, при этом выше сорока процентов этой суммы приходится на Китай с его крупными проектами в рамках начинания «Один пояс — один путь». «Опасности хаотичного краха вырастают. Суровое облегчение долгового бремени очень нужно для больше беднейших государств. Если мы будем ожидать очень длительно, станет очень поздно», — сообщил глава Мирового банка Дэвид Малпасс в процессе презентации отчета собственной организации о перспективах 2022 года.

А также, он подчеркнул, что ужесточение финансовой политики в государствах с развитой экономикой чревато волновыми эффектами для наименее удачных государств. Конкретно по данной схеме развивался грустно узнаваемый долговой кризис 1980-х годов. После того как тогдашний глава ФРС Пол Волкер резко поднял ставки с той целью, чтоб совладать с инфляцией, ряд государств (самый демонстративный пример — Мексика), которые до этого удачно завлекали кредиты на развитие собственных экономик, оказались на грани краха. На данный момент от управления ФРС ожидают таких же решений, так как инфляция в США возвратилась к тем показателям, которые 4 десятки лет назад принудили Волкера усиливать финансовую политику.

Более возможным кандидатом на объявление краха в предстоящие несколько месяцев является Шри-Ланка, столкнувшаяся в предыдущие годы с вереницой финансовых бедствий. Поначалу крах мирового рынка туризма в 2020 году лишил её 1-го из важных источников поступлений валюты, а прошлогодний энергетический кризис привел к истощению запасов, которые обделенной энергетическими носителями стране пришлось растрачивать на ввоз, при этом не лишь горючего, да и продуктов питания. О масштабе вопросов говорит этот смешный факт: в конце прошедшего года власти Шри-Ланки предложили Ирану рассчитаться по скопленным долгам за поставки нефти единственным сохраняющим ликвидность продуктом острова — чаем. Тем временем инфляция в государстве достигнула десятилетнего максимума, а в бюджет пришлось закладывать впечатляющий недостаток порядка девять процентов от валового внутреннего продукта.

Но недавние катаклизмы в глобальной экономике были только конкретным побуждением для вопросов, а первопричиной оказалась привычка жить в займы. Приблизительно за полтора десятки лет Шри-Ланка назанимала у зарубежных кредиторов практически $ 12 миллиардов лишь в независимых облигациях, также у государства есть большие обязанности перед Азиатским банком развития ($ 4,5 миллиардов), Японией и Китайской Народной Республикой (по $ 3,5 миллиардов). Потому возможности отчислений $ 4,5 миллиардов в 2022 году оцениваются как очень непонятные, невзирая на удостоверения кабинета министров и Центрального Банка России острова, что оно не отказывается от собственных обязанностей и пока не хочет обращаться за помощью в МВФ.

В конце прошедшего года агентства Moody’s, Fitch и Standard & Poor’s снизили рейтинг Шри-Ланки из-за беспокойства по причине краха, и в руководству пришлось обращаться к Китаю с просьбой о реструктуризации отчислений. Данный призыв нашел осознание — все таки китайцы в последние несколько лет профинансировали на Цейлоне ряд проектов наподобие обустройства автодорог, портовых терминалов и т. д., а не считая того, Китай обеспечивал главной поток путешественников на Цейлон. с помощью денежному свопу в юанях на $ 1,5 миллиардов в конце прошедшего года запасы Шри-Ланки получилось прирастить до уровня, который позволил сделать первую из запланированных отчислений кредиторам, но дефолтных рисков это не снимает. Некоторое количество дней назад президент Шри-Ланки Готабая Раджапакса в процессе встречи с руководителем внешнеполитического ведомства КНР Ван И в столице государства Коломбо попросил о поддержки в реструктуризации отчислений по долгам, так как денежный кризис утежеляется.

В Африке велика возможность муниципального раззорения Ганы — в недавнем прошедшем не самой злосчастной по меркам Темного материка государства, которая обладает неплохими припасами природных ресурсов от золота до нефти. Но, по данным индекса Блумберг, её наружный задолженность в сумме $ 27 миллиардов имел сначала года самые плохие позиции в числе государств с развивающимися рынками. В прошедшем году недостаток казны Ганы превосходил двенадцать процентов ВВП, и, однако в текущем году правительство планировало уменьшить его до чуток выше семи процентов, это не приведет к значительному облегчению экономических затруднений, беря во внимание огромные предстоящие выплаты по уже накопленному долгу.

За прошедшие 10 лет отношение долга Ганы к её ВВП практически увеличилось в два раза, достигнув примерно 78%, и если до недавнего времени резвый экономический рост дозволял делать новые займа, то сейчас финансисты боятся, что ужесточение финансовой политического курса Соединенных Штатов закроет для Ганы доступ к межгосударственным кредитам. Данный риск некоторое количество дней назад отметило агентство Fitch, снизив рейтинг государства до уровня В- с нехорошим прогнозом, — это значит, что очередной поход на рынок еврооблигаций для Ганы, вероятнее всего, будет закрыт.

На данный инструмент некогда интенсивно полагалась и такая африканская государство, как Замбия, объявивш?? дефолт в 2020 году. За кризисом в отрасли экономики там последовал политический: в августе прошедшего года президент Замбии Эдгар Лунгу не сумел переизбраться на 2-ой срок, уступив представителю оппозиции Хакаинде Хичилеме, который ранее принял участие в избирательной компании по выборам президента 5 раз.

Смена власти убыстрила разбор полетов в долговой сфере: новое правительство сообщило, что в реальности размер долгов государства значительно выше, чем заявлялось в официальном порядке. К примеру, реальный долг перед китайскими займодателями оказался порядка $ 6 миллиардов — приблизительно в два раза больше того, который признавался при прежнем режиме. При всем этом было установлено, что млрд заемных долларов были похищены при помощи коррупционных схем завышения цен на все что угодно — от дорожных работ до закупки канцтоваров. В прошедшем году Замбия, вместе с еще 2-мя африканскими государствами, Чадом и Эфиопией, обратилась в МВФ с просьбой о реструктуризации долга, но не так давно фонд сказал, что во всех 3-х вариантах появились суровые задержки.

В общем случай Замбии отлично показывает весь набор последствий, с которыми придется иметь дело обремененным долгами государствам в случае краха. Как рассказал не так давно Дэвид Малпасс, финансисты проявляют большой интерес к таким государствам, как Замбия, Чад и Шри-Ланка, но только в случае реструктуризации займов. Та же Замбия без разрешения сложных долгов не сумеет привлечь новые финансовложения в главную экспортную ветвь собственной экономики — добычу меди, которая в прошедшем году резко увеличилась в стоимости из-за потребностей энергетического перехода.

В Латинской Америке, которая имеет богатую традицию муниципальных признаний банкротами, самые большие трудности с долгами на данный момент испытывают Гондурас и Сальвадор. Крайняя государство в прошедшем году попробовала решить экономические затруднения, объявив себя первым в мире страной, признавшим в качестве законного платежного средства bitcoin. За этим последовала еще одна экстравагантная инициатива сальвадорского президента Найиба Букеле — получать энергию для майнинга криптографических валют от местных вулканов. Но у межгосударственных специалистов эти инновации не вызвали особенного интереса, в особенности после того, как Букеле сказал, что собирается закупить биткоины за муниципальные средства, практически привязав бюджет к волатильному курсу цифровой валюты.

Посреди прошедшего года агентство Moody’s присвоило Сальвадору преддефолтный рейтинг Саа1, а после недавнего еще одного падения стоимости криптовалюты Bitcoin сказало об увеличении рисков. Однако на эту неуверенность в стойкости сальвадорских денег государственная власть ответило новыми нетривиальными планами. В текущем году Сальвадор собирается организовать 1-ый выпуск bitcoin-облигаций в эквиваленте $ 1 миллиардов. Одна половина собранных средств будет применена для сотворения инфраструктурных объектов анонсированного президентом Букеле проекта «Bitcoin-сити», а на другую запланировано приобрести биткоины, от которых Сальвадор уповает получить прибыль.

Тем временем грустно популярная своими постоянными дефолтами Аргентина уже более одного года не может условиться с МВФ о реструктуризации долгов. Не успела государство оправиться от девятого в собственной истории краха, который случился в мае 2020 года, как перед ней замаячил очередной. В текущем году Аргентине предстоят выплаты МВФ порядка $ 19 миллиардов — подобное наследство оставил стране её бывший президент Маурисио Макри, который в 2018 году условился с фондом о займе в $ 57 миллиардов. Новые же власти вступили с МВФ в длительные споры о финансовой политике. Накануне руководитель Министерства финансов Аргентины Мартин Гусман сказал, что основным камнем преткновения в обсуждениях является вопрос про то, каким образом и с какой скоростью Аргентина обязана сокращать недостаток казны. Как считают кабинета министров государства, предложения фонда — уменьшить печатание средств для покрытия недостатка и поднять процентные ставки выше уровня повышения общего уровня цен — приостановит возрождение экономического роста. Вообщем, показатели действий аргентинских властей постоянно колеблются меж просто нехорошими и чрезвычайно нехорошими: если в 2019 году местный песо обрушился на тридцать процентов, то в прошедшем году он растерял «всего» восемнадцать процентов, уступив звание самой плохой валюты мира турецкой лире.

В конце концов, в упомянутом отчёте Мирового банка выделена большая группа арабских государств, где высочайший уровень муниципального долга делает угрозы для перспектив возрождения экономического роста — в данном перечне оказались Бахрейн, Египет, Иордания, Ливан, Марокко, Оман и Тунис. Недавний опыт краха в числе этих стран уже имеет Ливан, который не сумел расплатиться по еврооблигациям в марте 2020 года после того, как его общий наружный долг достиг $ 90 миллиардов, либо больше 150% ВВП. Далее трудности посыпались на государство как из рога обилия — от чертовского взрыва в порту Бейрута позапрошлым летом до двукратной девальвации государственной валюты и жесточайшего энергетического кризиса, который был спровоцирован невыполнимостью последующих муниципальных дотаций для закупки горючего.

В протяжении последних месяцев Ливан проживает в критериях неизменных отключений электро энергии, недостатка горючего и полной неясности перспектив — планы интернациональной поддержки государству Ближнего Востока пока далее дискуссий не продвинулись. Печальная судьба Ливана также намекает на то, что рассчитывать будущим жертвам долгового кризиса предстоит лишь на свои силы.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»