Происшествия

Европа не выдаст, мир — не сдаст

Права уголовников чтут так, чтобы их не выдать России

Как стало известно “Ъ”, 43 отказа в экстрадициях после начала специальной военной операции (СВО) на Украине получила Генпрокуратура России от своих коллег в Европе. Выдачи не состоялись даже в тех случаях, когда беглецов оставалось только посадить в самолет. При этом если раньше лишь Великобритания считалась для россиян самым надежным убежищем, то теперь к таковым можно отнести уже не один десяток стран. Выдаче, полагают в них, не подлежат даже осужденные за убийства и лица, вовлекавшие в проституцию несовершеннолетних.

Европа не выдаст, мир — не сдаст

С начала специальной военной операции на Украине взаимодействие российской Генпрокуратуры с большинством европейских стран по вопросам экстрадиции обвиняемых и даже осужденных россиян фактически сошло на нет. В пресс-службе надзорного ведомства в ответе на запрос “Ъ” отметили, что если за первые два месяца 2022 года надзор получил только четыре отказа в выдаче запрашиваемых лиц, причем все они были связаны с объективными причинами, то в марте—мае этого года последовало уже 43 отказа, что в три раза больше, чем за тот же период прошлого года. При этом, отмечают в Генпрокуратуре РФ, многие государства, включая Австрию, Германию, Великобританию, Италию, Польшу и Чехию, не скрывали политическую мотивированность своих решений, хотя в большинстве случаев в качестве официальных причин отказа назывались «противоречие» экстрадиции правовым принципам этой страны или неуверенность в соблюдении прав запрашиваемых лиц. Отметим, что в соответствии с международно-правовыми договорами гарантом соблюдения таких прав выступает сама Генпрокуратура, которая при необходимости обеспечивает и доступ в СИЗО к экстрадированному лицу дипломатов из страны выдачи.

«К сожалению, после начала специальной военной операции по защите мирного населения Донбасса от преступлений украинского режима проявления русофобии в ряде западных стран, прежде всего в государствах Европейского союза, достигли такого запредельного уровня, что правоохранительные органы этих стран готовы отказаться от сотрудничества с Россией в угоду международной преступности»,— заявили “Ъ” в пресс-службе Генпрокуратуры.

В частности, одна лишь Германия за это время отказалась выдать 13 обвиняемых в совершении преступлений общеуголовной направленности.

Например, в числе отказников оказался 42-летний Михаил Голиков, осужденный в 2016 году Красноярским краевым судом за совершение убийства и разбой (ст. 105 и 162 УК РФ) на 20 лет лишения свободы, а также привлекаемый к уголовной ответственности за вымогательство и кражу (ст. 163 и 158 УК РФ). После замены в прошлом году оставшейся части наказания принудительными работами осужденный Голиков сбежал за границу. При этом еще в декабре 2021 года Окружной суд Дюссельдорфа принял решение об экстрадировании уголовника на родину. Однако через месяц после начала СВО МИД Германии признал выдачу невозможной.

Аналогичным образом власти этой страны отказали в выдаче 54-летнего Аднана Нагаева для приведения в исполнении в отношении него приговора Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 19 февраля 2020 года. На родине осужденного на 5,5 года за покушение на незаконный сбыт наркотиков (ст. 30 и 228.1 УК РФ) россиянина называют не иначе как наркобароном. На сбыте героина у себя в регионе он попадался неоднократно и хорошо известен правоохранительным органам.

Неуверенностью в надежности гарантий в соблюдении Россией прав запрашиваемого лица объяснили в апреле 2022 года компетентные органы Австрии отказ экстрадировать бывшего директора саранского модельного агентства «Лель» Светлану Титову. На родине женщине инкриминируются организация занятия проституцией, а также вовлечение и принуждение к этому несовершеннолетних (ст. 241 и 240 УК РФ).

По тем же основаниям Австрия отказалась выдать бывшего совладельца донских заводов «Актис» и «Эскорт» Владимира Базияна, обвиняемого в России в преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК РФ) возглавляемых им компаний, а также хищении (ч. 4 ст. 159 УК РФ) 300 млн руб. кредитных средств у Чешского экспортного банка.

Политическим признала Италия и инкриминируемое российскими правоохранителями основателю Польского театра в Москве гражданину Украины Евгению Лавренчуку мошенничество в особо крупном размере.

Судьба еще одного беглеца — бывшего гендиректора энергосбытового холдинга АО «Межрегионсоюзэнерго» Юрия Шульгина, скорее всего, была предопределена задолго до начала СВО на Украине. Отказ Великобритании 8 марта 2022 года в выдаче обвиняемого в создании преступного сообщества, руководстве им и хищении путем мошенничества (ст. 210 и 159 УК РФ) не менее 10 млрд руб. господина Шульгина, по сути, можно считать формальностью. Хотя вынесший это решение старший окружной судья Англии и Уэльса настаивал, что отказ в экстрадиции принял исключительно из-за того, что «в случае выдачи господин Шульгин Ю. В. подвергнется обращению, нарушающему его права, предусмотренные ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года».

А вот Пражский городской суд в своем решении от 29 марта 2022 года был предельно откровенен. Отказавшись экстрадировать некоего Сергеева, обвиняемого в краже, совершенной организованной группой в особо крупном размере, суд объяснил это «изменением обстоятельств после вторжения России на Украину».

В ведомстве Игоря Краснова отмечают, что подобные решения принимаются «в угоду политической конъюнктуре и приводят к уходу от ответственности лиц, совершивших преступления, в том числе убийц, насильников и воров». Также в Генпрокуратуре обращают внимание, что схожая ситуация наблюдается и в сфере оказания правовой помощи по уголовным делам и правоохранительного содействия. Например, Федеральная прокуратура Бельгии уведомила российскую сторону о прекращении взаимодействия не только в сфере выдачи и правовой помощи по уголовным делам, но и в области правоохранительного содействия, приостановив исполнение соглашения о сотрудничестве, заключенного с Генеральной прокуратурой России в 2013 году. В одностороннем порядке прекратили сотрудничество с российской прокуратурой и генеральные прокуроры Словакии и Словении. Руководитель последней Драго Шкета в январе этого года, приехав на празднование 300-летия прокуратуры в Москву, подписал с Игорем Красновым договор о развитии сотрудничества на ближайшие два года. Документ, в частности, предусматривал обмен передовым опытом по таким направлениям, как охрана окружающей среды, борьба с киберпреступностью, незаконным перемещением финансовых активов, экономическими преступлениями. Особое же внимание в нем уделялось совместной работе для получения доказательств по делам, связанным с отмыванием преступно нажитых активов, с целью их конфискации.

«Сознательная политизация международного антикриминального сотрудничества в конечном итоге пойдет на пользу лишь международному криминалу, эффективный отпор которому невозможен без равноправного взаимодействия всех стран»,— уверены в Генпрокуратуре России. Там призывают своих европейских коллег «проявить конструктивный подход, обеспечить деполитизированное и ответственное взаимодействие правоохранительных ведомств».

«Европа и в целом Запад политизировали даже такие далекие от геополитики сферы, как спорт и культура,— отметил, в свою очередь, член комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы Абдулхаким Гаджиев,— поэтому я в целом не удивлен тому, что России стали отказывать в экстрадиции беглых преступников. Наши «партнеры», чтобы насолить Москве, не выдают даже убийц и торговцев детьми».

По словам депутата, пользуясь международной обстановкой, нарушители закона из России бегут в Европу, где пытаются получить политические убежища, утверждая, что их якобы преследует в РФ за их взгляды. Однако очевидно, что это люди, совершившие экономические или иные преступления, за которые наказывают во всем мире, в том числе в тех странах, куда они сбежали. «Уверен, что всё это понимают и на Западе»,— добавил он.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»