Аналитика

Европейская стратегия Владимира Путина: открытость для созидания

Отношения Рф и Европы постоянно были в центре внимания российской политики. Сейчас, после возврата в руководству в США демократической администрации, что привело к новой, «посттрамповской» идейной и политической консолидации «коллективного Запада» и приметной активизации его противороссийских сил, данная тема становится в особенности животрепещущей.

Российскую Федерацию опять, чуть не в духе «прохладной войны», пробуют представить в качестве угрозы, даже «главной угрозы» европейской безопасности. Примеры «российской злости» изобретаются самые различные: от «взломов» до «организации взрывов». Однако основное на чём строится вся антироссийская риторика, её, так сообщить, идеологический фундамент, — это тезис о чужеродности Рф и Европы, об «исконной враждебности» российского страны, «жестко-авторитарного по собственной природе», по отношению к европейской культуре и цивилизации. Это — краеугольный камень и прежней, и современной русофобии, её базисный концепт, неустанно внедряемый в масштабное сознание «жителей Европы» антироссийской агитацией. И если данный концепт «работает», если его вправду удаётся «вживить» в сознание «обычного мещанина», то тем, кто в данном заинтересован, будет несложно отыскивать причина для нагнетания антироссийской истерии с далековато идущими политическими результатами, также.

Публикация лидера Российской Федерации «Быть открытыми, невзирая на прошедшее», размещенная в прессе «Die Zeit» разрушает данный базовый стереотип антироссийской агитации. Основной посыл этого обращения Президента Владимира Путина к Западной аудитории — призыв к взаимодействию, взаимодействию не попросту взаимовыгодному, ситуативному по некоторым вопросам, «представляющим обоюдный интерес», а стратегическому, который выстраивается на широкую и долгосрочную историческую перспективу, на базе не лишь общих интересов, а конкретно общих ценностей, общей, по большому счёту, для всех государств Европы, в том числе Российскую Федерацию, цивилизационной идентичности.

Эта самая цивилизационная общность и лежит в основании «логики построения Большой Европы», о которой гласит Владимир Путин. Данная логика, в отличие от ставших, вряд ли не обычными агитационных, «культурологических» штампов антироссийской направленности вправду, беспристрастно обоснована. Она отвечает действительности, так как основывается на базовых природно-географических, культурно-исторических и духовных свойствах-константах европейской цивилизации. В силу этих констант бесспорной данностью для последней будет то, что, по факту собственному, она невозможна без Рф. Вообщем, как и Российская Федерация, невозможна, естественно, вне европейской цивилизации.

Если выйти за рамки агитационного, чисто идейного дискурса и вправду «называть вещи своими именами», то Европа без Рф есть не целое, а часть. Конкретно, лишь западная часть Европы — «Западная Европа». А это понятие, разумеется, никак не синоним Европы в общем. Не нужно забывать, что с самого начала формирования современной Европейской цивилизации, Восточное христианство — Византийское, а потом Российское православие — такая же неразделимая часть европейской культуры, как и Западное христианство, — Римская церковь и Протестантизм. Касательно европейской политики, то если не со времён «Ярославны — царицы Франции», то, по карайней мере, с эры Петра, Российская Федерация играет одну из «первых скрипок» в «Выступлении» ведущих европейских держав. И не лишь 2-ая глобальная (а вклад нашего государства в общую победу для Европы, о чём неким «беспамятным европейцам» припоминает Владимир Путин, тяжело переоценить), да и 1-ая глобальная, и Отечественная война 1812 года, были актуально необходимыми, в схожей степени, как для Российской Федерации, так и для остальных одних из самых крупных стран Европы. И «Русская революция» тоже, наверняка, необходимо отметить, была следствием «передовых европейских теорий». Самой масштабной, но лишь одной из несколькихкоторые произошли фактически сразу, с ней европейских революций. А её беспощадность навряд ли была большей, чем беспощадность французских якобинцев либо испанских леваков-сторонников революции 30-х годов прошедшего века.

Это если говорить лишь о серьезных событиях исторической значимости цивилизационного масштаба, наглядно проявляющих роль Рф в европейской истории, конкретно свидетельствующих об обще цивилизационном переплетении судеб Российского страны и остальных европейских государств. Потому, Европа, её история и культура, её «политический ландшафт», настолько же непредставимы, невозможны без Рф, как и без ФРГ, к примеру. Потому произнесенное Владимиром Путиным: «Российская Федерация — одно из самых крупных стран Европы. И мы чувствуем свою неразрывную культурную и историческую связь с Европой» — не попросту слова, и не доброе пожелание. Это конкретно констатация факта. Факта глубочайшей, экзистенциальной взаимозависимости Рф и остальных государств Европы.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  средства массовой информации: Китай очень испытывает судьбу, заключив стратегический соглашение с Ираном

Европейская стратегия главу Российской Федерации ориентирована на то, чтоб побудить политических лидеров Запада, его «политический класс», трепетно и полностью признать эту данность. Согласиться с тем, что взаимозависимость Рф и Европы есть закономерно сложившийся и полностью неискоренимый факт существования их обеих. И данный факт можно байкотировать лишь словестно. От него нельзя отгородиться искусственными «санитарными кордонами» из «небольших государств». Подобные попытки не попросту контрпродуктивны, но неестественны на самом деле собственной. Российская Федерация — один из «краеугольных камешков», естественно сложившегося в рамках европейской цивилизации государственно-политического баланса, не в наименьшей степени, чем Германия либо Франция. И «подтачивание» этого «камня», попытки «подкопаться» под него, «отколоть» куски, беспристрастно могут вести лишь к потрясениям и росту непостоянности на всём материке, а, в дальнейшем, — к эрозии и разрушению всей системы общеевропейской безопасности.

И процессы в политической сфере, на «отколовшейся» части территории бывшего Советского Союза удостоверяют это полностью. Один лишь пример Украины, преобразовавшейся после получения независимости в собственного рода перманентное «Гуляй-поле», драгоценного стоит. И дело тут никак не в «происках Рф», как, разумеется, охото мыслить почти всем украинским и европейским политикам. Корешки происходящего, еще поглубже — в духовной сфере, а конкретно, в стремлении части украинской «элиты» к цивилизационному разрыву, к противопоставлению Украины и Рф, выражающемуся в практически сакральных для «самостийных политиков», девизах-заклинаниях «Украина не Российская Федерация» и «Украина це Европа». Эти «обосновывающие» друг дружку заклинания и составляют главную мантру украинских «национал-сепаратистов», которая была призвана обеспечить идейно-политический фундамент «самостийной государственности».

Кардинальная трудность последней, но, как раз, и состоит в том, что мантра эта опровергает реальность и ведёт в мир иллюзий. То, что «Украина — не Российская Федерация», не есть, естественно, ровная ересь. Кроме того, это утверждение чрезвычайно походит на правду. Однако лишь похоже. По факту же, оно есть полуправда. Причём, это как раз такая «полуправда», которая, как заявляется, ужаснее другой ереси. Искусственно скроенная по большевистским лекалам и вырванная в 1991 году из советского «контекста», украинская государственность и сейчас, через тридцать лет, всё ещё остаётся «недостроенной», условно независимой. Это — основополагающий факт, практическое доказательство того, что без, и против Рф, Украина невозможна. Поточнее вероятна, лишь в виде «самостийной анархии», и постоянно будет представлять собой если и не «болевую точку», то, как минимум, «проблемное место» Евро материка, такое «место неопределённости», новую «Запорожскую сечь» в центре Европы. В данном и заключается вправду вся правда, но не лишь та, «купированная» по законам «самостийной логики», её часть, которую способны вместить головы украинских «государственников». И европейским политикам стоило бы отдавать для себя отчёт в том, что базы Североатлантический Альянс на Украине никак не окажут помощи ей перевоплотиться в Европу, что, на самом деле, они будут направлены не лишь против Рф, да и против Европы в общем. Создавать подобные базы значило бы заниматься самокалечением европейской цивилизации. А «мазохистские шалости» для «европейской элиты», при всей её «прогрессивности», наверняка, всё-таки очень.

Следовательно, ни Украина, ни остальные государства не должны быть «поставлены перед искусственным выбором, — быть или с коллективным Западом, или с Российской Федерацией». Справедливость этого тезиса главу Российской Федерации больше чем наглядно удостоверяет политическая практика последних лет. Потому преодоление искусственного разделения Рф и Европы для европейской цивилизации имеет вправду судьбоносное значение. И Российская Федерация сейчас дает другую стратегию. Стратегию открытости, направленную на то, чтоб естественную, исторически сложившуюся экономически и культурно обусловленную взаимозависимость Рф и остальных государств Европы, перевоплотить конкретно в «прагматичную взаимозависимость» по четкой формулировке Владимира Путина. И должно быть, разумеется, что, во время, когда Европа сталкивается с вызовами воистину цивилизационного масштаба, стратегия построения «конструктивной взаимозависимости», не может иметь разумной альтернативы.

Сергей Иванов

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»