Экономика

Гардиан (Великобритания): Досье Пандоры вскрывает настоящее лицо капитализма

«Когда происходят утечки документов из мутных юрисдикций далёких островов, где богачи хранят свои средства, как это произошло на текущей неделе с опубликованием „досье Пандоры“, мы задаёмся вопросом: неуж-то подобное может быть в наше время? Что сделать, чтобы покончить с глобальной системой, которая позволяет переводить большие состояния в офшорные зоны без уплаты налоговых платежей, скрытно от публичного контроля? Политики квалифицируют это явление как „недопустимое лицо капитализма“, но в действительности это есть просто настоящее лицо капитализма», — сообщает 7 октября неизменный автор английского издания Гардиан (Великобритания) Жорж Монбио (George Monbiot).

«В реальности капитализм зародился конкретно на далёком полуострове. Несколько десятков лет спустя, после того как Португалия колонизовала в 1420 году Мадейру, новые властители организовали там систему хозяйствования, которая не имела подобий нигде и никогда. Сплошной вырубкой лесов (из-за чего они назвали полуостров: madeira — древесная порода на португальском) они превратили дотоле необитаемый полуостров в незапятнанный лист (terra nullius), на котором и стала развиваться экономика нового типа. Финансируемые банкирами из Генуи и Фландрии, колонисты привозили порабощённых африканцев работать на тростниковых плантациях и в производстве сахара. Так родилась экономика, в какой земляные участки, труд и средства утратили прежнее соц значение, став средством скопления капитала и предстоящей экспансии нового способа, — говорится в публикации.

Как подметил географ Язон Мур (Jason Moore), умеренную сумму стартового капитала в тех критериях оказалось вероятным отлично применять для присвоения диспропорционально множества природных ценностей. На жирной почве Мадейры, с обильной древесной породой в качестве горючего, рабский труд достиг до этого немыслимой продуктивности. В 1470-х годах данный небольшой полуостров стал одним из самых крупных в мире производителем сахара.

Экономика на Мадейре имела ещё одну соответствующую черту, которая отличала её от всего до этого достигнутого: изумительную быстроту освоения природных богатств острова. Создание сахара достигнуло собственного апогея в 1506-м году, а к 1525-му году оно свалилось практически на восемьдесят процентов от достигнутого максимума. Главной предпосылкой, как считают Мура, стало истощение доступных припасов древесной породы: Мадейра стряхнула с себя мадейру.

«Для получения 1-го килограмма рафинада требовалось спалить 60 (!) кг дров. Так как деревья остались лишь на крутых склонах в удалённых от плантаций районах острова, то пришлось растрачивать больше невольничьего труда при производстве того же количества сахара. Другими словами, эффективность трудовых ресурсов обвалилась, в 1520-е годы — в четыре раза. К данному моменту хищническое сведЕние лесов привело к пропаже эндемических (характерных только этой местности — Ред.) видов растительного королевства. Уже тут проявился традиционный boom-bust-quit (подъём- снижение-уход) цикл капиталистического освоения новых территорий. Португальцы переместили свою бизнес активность к иным границам, основав сладкие плантации сначала на полуострове Св. Фомы (Sao Tome), потом в Бразилии и, в конце концов, на Карибах, каждый раз истощая ресурсы перед тем как оставить насиженное место. Как гласит Мур, захват, исчерпание и частичное оставление географического местонахождения есть центральный фактор модели скопления, которую мы именуем капитализмом. Экологический и промышленный кризисы, такие мадейровским, не являются каким-то извращением, случайным огрехом системы хозяйствования. Они сущность сама система», — резюмирует Жорж Монбио.

«Не стоит изумляться тому, что Мадейра сейчас считается налоговой гаванью и упоминалась на текущей неделе в сообщениях о «досье Пандоры». Что ещё остаётся делать экологически истощённому острову, чья экономика постоянно зависела от рабства и грабежа?

В романе «Джейн Эйр», который вышел в свет в 1857-м году, Шарлота Бронте пробует «отмыть» нежданно приобретенные героиней средства. Джейн унаследовала огромное достояние собственного дяди, мистера Эйр-ов- Мадейра. Однако правовая контора Сент-Джонс-Риверс информирует её про то, что сейчас денежные права перебегают Британскому Фонду. Это, в том числе, дистанцирует её капитал от принадлежности Эдварда Рочестера, запятнанного действиями на другом «сладком» полуострове, Ямайке.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  У G7 есть «демократическая» альтернатива китайскому «Поясу и пути»

Однако что подобное был и есть данный Британский Фонд? В продолжение трёх столетий до 1857-го года Великобритания постоянно ограбляла остальные государства, захватывая людей в Африке, принуждая их работать на Карибах и в Северной Америке, высасывая несметные сокровища из Индии и вывозя вещественные ресурсы, нужные для воплощения промышленной революции. Выделение денежных средств этого глобального краж добивалось сотворения новых банковских сетей. Они-то и заложили фундамент офшорной денежной системы, чьи стршные действительности выплыли снова перед публичным взглядом на текущей неделе. В упомянутом в романе своём родном Британском Фонде мы видим разрыв меж «реалити» системы и её фасадом, которые были представлены наружному созерцателю. Практически с самого зарождения капитализма делались попытки оздоровительной обработки его. К примеру, мадейровские колонисты запустили миф о стихийных пожарах, продлившихся 7 лет, в итоге чего полуостров лишился большей части лесного покрова. Однако этого естественного бедствия никогда не было, и лесные пожары появлялись лишь от людской небрежности. Пламенный фронт, который называется сейчас капитализмом, прошёлся по Мадейре, перед тем как с острова взлетели искры и подожгли остальные части света.

Насквозь лживая история капитализма была оформлена в 1689-м году Джоном Локком в его книжке «Second Treatise of Government» («2-ой трактат о кабинете министров»). Права на далёкие земли, утверждал он, были установлены благодаря тяжёлому труду: когда человек «примешивал свою работу к природным ценностям, он тем превращал их в свою собственность». Однако ведь те, кто предъявлял претензии на владение множествами природных богатств, примешивали к ним никак не свою работу, а подначальный труд собственных рабов. Сказочка, которую капитализм ведает о для себя самом — вы богатеете благодаря тяжёлой работе и предприимчивости, добавляя ценность естественным объектам — является колоссальным агитационным трюком во всей истории населения земли.

«Высасывающая» колониальная экономика не прекращает работать сейчас через продавцов «бусами» и иными побрякушками, которые действуют вместе с местными клептократами и олигархами, которые извлекают ресурсы бедных народов без адекватной оплаты, при помощи этого хитрецкого инструмента как «transfer pricing» (переходная оценка). Всё это успешно продолжается через офшорные налоговые гавани и скрытые режимы, которые были установлены причастными к коррупции элитами, выжимающ?? сок из собственных народов и перекачивают его в «Британский Фонд», истинные обладатели которого спрятаны за оболочкой подставных компаний. (Сейчас доверчивые люди испытывают положительные эмоции, сваливая с пьедесталов мёртвые скульптуры рабовладельцев прошедшего и не замечая работе живых колонизаторов современности. — Ред.)

Пламенный фронт всё ещё свирепствует по миру, испепеляя разную территорию, на которой сохранились природные ресурсы: Амазония, Западная Африка, Западное Папуа. Так как капиталу остаётся не много чего спаливать на нашей планетке, его внимание обращается к океанскому дну, и возникли даже спекуляции о переносе активности в космическое место.

Локальное экологическое бедствие, которое произошло на Мадейре, врубается в глобальную катастрофу. Мы рекрутированы в качестве покупателей и потребляемых, необратимо уничтожая системы нашего обеспечения жизнедеятельности в пользу крупных бизнесменов, что хранят их средства и мораль в офшорных зонах.

Когда мы узнаём, что такие дела вершатся в местах, удалённых на тысячи км, нам следует закончить считать их редчайшими изолированными явлениями. Мы должны признать существование огромного количества копий, которые были исполнены по одному эталону. Все дискуссии о «приручении» и «преобразовании» капитализма зиждутся на неверном осознании того, что он собой представляет. В действительности капитализм есть конкретно то, что мы узрели в досье Пандоры», — сообщает Гардиан (Великобритания).

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»