Аналитика

Германия: внешнеполитические реалии могут застать врасплох коалиционное правительство

По мере продвижения переговоров о формировании новой правительственной альянса в ФРГ всё больше отчётливым становится то, что вне поля зрения партий остаётся одна очень принципиальная тема. «По-видимому, что ни СДПГ, ни „Зелёные“, ни СвДП не хлопочут о будущей международной политике ФРГ», — сказал в октябре месяце глава консервативного Христианско-демократического союза Армин Лашет. При этом игнорирование имеющихся различий во взорах на шаге формирования кабинета министров может недешево обойтись руководящего большинства в дальнейшем.

В протяжении десятков лет должность руководителя Министерство иностранных дел в ФРГ числился приятным подарком, который одержавшая победу на голосовании партия преподносила младшему коалиционному партнёру. Когда по результатам сентябрьских голосования в парламент прояснилось, что правительственный блок в первый раз будет состоять из трёх, но не из 2-ух партий, ожидалось, что внешнеполитическое учреждение отойдёт к «Зелёным», а СвДП получит контроль над Министерством денег. Но расчёты профессионалов не оправдались. Главная борьба меж младшими партнёрами по «светофорной альянса» развернулась и не прекращает разворачиваться за должность руководителя Министерства финансов, тогда как притязания на управление Министерством зарубежных дел отходят на 2-ой, если не на 3-ий, план.

Разъяснением данному может служить недавняя встреча лидеров G20 в Риме и климатический саммит в Глазго, которые Ангела Меркель употребляла для представления партнёрам социал-демократа Олафа Шольца. Конкретно он, более возможный преемник на посту канцлера, будет определять внешнеполитический курс федеративной республики. На главу Министерство иностранных дел ФРГ, со своей стороны, лягут быстрее исполнительные функции, которые при всем этом будут связаны с неимоверной ответственностью. Когда в 2011 году правительство ФРГ воздержалось от участия в интервенции в Ливию, основным объектом критики стал действовавший тогда глава МИД Гидо Вестервелле, который представляет СвДП. И однако решение принималось коллективно с блоком ХДС/ХСС, ответственность понесли вольные демократы, которые потерпели сокрушительное проигрыш на голосовании в один из земляных парламентов.

В конце лета, после реального прихода в руководству в Афганистане радикального исламского движения «Талибан» (организация под запретом в России), оппозиция и общество возложили вину за внешнеполитический просчёт на весь состав общегосударственного кабинета министров. Но более интенсивно оставить должность призывали главу Министерство иностранных дел ФРГ Хайко Мааса. В критериях, когда внешнеполитический вектор задавала Ангела Меркель, а вину за дипломатические просчёты нёс младший партнёр по альянса, и СвДП, и СДПГ сменили фокус собственных интересов. Интернациональная повестка стала в основном прерогативой консервативного блока ХДС/ХСС, тогда как соц и финансовая — социал-демократов и либералов. Для доказательства этого довольно сравнить избирательные программы партий на предмет того, какой из тем отводится главное место.

Результатом стало то, что в числе участвующих коалиционных переговоров от СвДП сейчас нет тех, кто выступил бы в роли спеца-международника. То же касается и СДПГ. Потому представители партий предпочитают обсуждать вопросы, которые связаны с денежной, политикой в сфере налогообложения, трудности общегосударственных земель, но не внешнеполитические нюансы правительственной работе. При этом второстепенное место, отводимое этой вопросе в коалиционных обсуждениях, не значит отсутствия противоречий.

Одной из более неоднозначных тем является отношение партий к газовому трубопроводу «Nord Stream 2». Актуализация этой проблематики произошла в октябре месяце, когда лидер партии «Зелёные» Анналена Бербок высказалась за несогласие выдавать лицензию на эксплуатацию трубопровода и выдвинула обвинения в адрес Российской Федерации в «игре в покер» по вопросам газа. «Мы не должны позволять шантажировать себя», — также сказала Бербок. Несколькими днями спустя сопредседатель СДПГ Норберт Вальтер-Борьянс выступил с диаметрально обратной позицией: энергобезопасность «обеспечивается не разрывом связей, а наличием как можно большего числа связей с как можно значительным числом партнёров», — подчеркнул лидер социал-демократов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Лебедь, щука и рак германской политики: срастется ли в ФРГ «светофорная» объединение?

Положение дел осложняется тем, что круг разногласий, которые существуют меж партиями и затрагивающих отношения с Москвой, не ограничивается энергетическим взаимодействием. Тогда как «Зелёные» и СвДП называют режим в Российской Федерации «диктаторским», СДПГ призывает к «новой восточной политике» и резюмирует надобность развития «новых каналов для общения».

Не наименьшее число противоречий охарактеризовывает европейский вектор наружной политики потенциального кабинета министров ФРГ, а конкретно вопросы безопасности и денег ЕС. Подобные «пацифистские» начинания СДПГ и «Зелёных», как вывоз американского ядерного вооружения с территории ФРГ, также отказ от приобретения беспилотник и новых истребителей, не вызывают одобрения у СвДП. Отношение партий к требованию Североатлантический Альянс нарастить долю военных затрат до уровня два процента также различно: «Зелёные» называют эту цель «непрактичной и лишённой необходимости», социал-демократы занимают очень нейтральную позицию, а либералы интенсивно выступают за, призывая растрачивать на «вопросы безопасности» до три процента ВВП.

Различия меж партиями во взорах на европейскую финансовую политику проявились ещё весной 2020 года, когда на повестку встречи стран Евросоюза было вынесено предложение об эмиссии солидарных ценных бумаг с государственным обеспечением государств Европейского Союза. Тогда как «Зелёные» оказывали поддержку задумке еврооблигаций, СвДП решительно мешала тому, чтоб страны ЕС могли брать кредиты, вину за которые несли бы все государства — участники объединения. Подобно тому, как на внутриполитическом уровне либералы выступают против смягчения «долгового тормоза», на уровне ЕС партия провозглашает в качестве цели «Европу, вольную от долгов». При этом, социал-демократы, как и «Зелёные», хотят посодействовать восстановлению экономик важных торговых партнёров по Европейскому союзу. Речь, прежде всего, идёт об Италии, уровень двухсторонних отношений Берлина с которой оставляет желать наилучшего. Но, как подчеркивает СМИ La Republicca, «если глава СвДП Кристиан Линднер станет руководителем Министерства финансов, а Германия вернётся к политике жёсткой экономии, потепления, возможно, не ожидается».

В конце концов, одной из главных тем во международной политике грядущего общегосударственного кабинета министров ФРГ станет Китай. Любая из трёх партий, в большей либо наименьшей степени, выступает с жёсткой риторикой в адрес Пекина. Управление «Зелёных» критикует Китай за «нарушения гражданских прав», СвДП призывает дать гарантию защиту Тайваня, а СДПГ, которая занимает больше мягенькие позиции, резюмирует факт имеющегося «конфликтной ситуации интересов и ценностей». Тем или иным образом, любой из трёх партнёров по возможной альянса относится к Китаю больше критически, чем Ангела Меркель, чья доброжелательность к Пекину привела к заключению договора об инвестициях меж ЕС и Китай в конце 2020 года. Судьба конкретно этого документа вызывает у трёх партий самые большие противоречия. Если «Зелёные» призывают к скорейшей денонсации, а СвДП — к «пересмотру некоторых положений», то сторонники настоящей политики из СДПГ хотят не заносить корректировки в контракт. Тем паче что Олаф Шольц, политический деятель, наименее склонный к противостоянии, чем даже Ангела Меркель, поочередно выступает за отделение вопроса финансового взаимодействия с Китайской Народной Республикой от проблематики выполнения гражданских прав.

Отталкиваясь от всего вышеперечисленного, если «светофорная объединение» не желает быть застигнута врасплох еще одним кризисом, СДПГ, «Зелёным» и СвДП следовало бы заблаговременно условиться о будущем внешнеполитическом курсе.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»