Аналитика

Готовь танкеры летом: Европейскому союзу и Рф может не хватить судов для перевозки нефти

Готовь танкеры летом: Европейскому союзу и Рф может не хватить судов для перевозки нефти

В декабре Европа откажется от российской нефти, а с февраля — от продукции нефтепереработки. Изменение глобальных потоков нефти удлинит маршруты и сделает их больше накладными. Обеим сторонам пригодится значительное число доп танкеров, утверждают собственники судов. Для Российской Федерации положение дел усложняют планы G7 запретить перевозку и страхование её нефти и продукции нефтепереработки в государства, которые не поддержат предел цен. Но есть «сероватый» танкерный флот, который уже увеличивают под Российскую Федерацию.

Европейский Союз откажется от российской нефти с 5 декабря, а с 5 февраля — и от продукции нефтепереработки из Российской Федерации. В итоге государствам Евросоюза придется находить новых поставщиков, а Рф — новых покупателей. Для той и другой стороны переориентация потоков будет очень болезненной. И одна из основных вопросов — танкеры.

В сингапурской танкерной компании Hafnia считают, что Европейский Союз отыщет новых поставщиков в Мексиканском заливе и, вероятнее всего, в ближневосточном регионе. Организации из России при всем этом переориентируются на азиатских покупателей. Все за этим последует то, что длинна транспортировки вырастет на порядок.

По данным навигационных порталов, радиальный рейс из балтийских портов Рф в Северо-Западную Европу занимает 3−14 дней, в порты Средиземного моря — месяц, а в Азию — практически два месяца. При этом, доставка нефти из Соединенных Штатов Америки и с Близкого Востока в порты ЕС конфискует месяц-полтора.

Подобное удлинение маршрутов и продолжительности доставки приведет к недостатку танкеров. Ведь идет речь об больших размерах. По имеющимся сведениям Евростата, в июне Российская Федерация ежедневно поставляла в государства Европейского Союза 1,7 млн баррелей нефти. А импорт российских продукции нефтепереработки в государства Евросоюза остается на уровне еще приблизительно 1 млн баррелей в день, рассказывает в квартальном отчете Hafnia.

Потому зимой текущего года только для транспортировки продукции нефтепереработки пригодятся доп 100 танкеров средних размеров, сообщил руководитель Hafnia Микаэль Сков во время телеконференции по итогам работе компании в первом полугодии.

В Clarksons Securities, со своей стороны, оценивают, что отказ Европейского Союза от продукции нефтепереработки из Российской Федерации может привести к взрывной цены фрахта танкеров и она взлетит до $ 250 тыс. в день. Флот нефтепродуктовозов уже нужен на восемьдесят два процента.

«Когда рынок ограничен, даже небольшое изменение может иметь большущее воздействие», — замечают специалисты Clarksons Securities Фроде Моркедаль и Эвен Колгаард, передает TradeWinds.

Танкеров будет нужно больше и по техническим причинам, считает исполнительный руководитель центра денежного оказания консультаций «Газпромбанка» Максим Худалов.

«Качество российской нефти не даёт её поменять поставками из обычных нефтеэкспортирующих регионов. Будет нужно большее число поставок мазута, чтоб восполнить отсутствие в государствах „Семерки“ высокосернистой российской нефти», — полагает Максим Худалов. А также, замечает специалист, танкеры с мазутом разгружаются подольше, чем танкеры с российской нефтью, потому, кроме удлинения логистики, будет к тому же удлинение сроков перекачки продукции нефтепереработки в портах.

«Это вызовет недостаток продукции нефтепереработки в государствах „Семерки“ сразу с ростом цены транспортировки. Российская нефть при всем этом с большой вероятностью будет употребляться для производства требуемого государствам „Семерки“ мазута и других продукции нефтепереработки теми государствами, которые будут замещать „Семерке“ поставки из Российской Федерации», — сообщает Максим Худалов.

Для Российской Федерации трудность переориентации потоков также болезненная. Ведущий специалист УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов замечает, что доставлять нефтяные грузы из портов Северо-Запада государства в новых критериях будет навряд ли экономически целенаправлено: «Вернее доставить их различными методами на восток и юг государства, и уже потом отгрузить их пользователям из соответственных портов».

Но это вопрос грядущего.

«Все мощности на Далекий Восток загружены. ВСТО (нефтяной трубопровод) забит всецело. Если будет стратегическое решение и длительные гарантии, то тогда „Транснефть“ расширит мощности. До ближайшего времени этого запроса от организации из России просто не было», — полагает ведущий специалист Фонда государственной энергобезопасности (ФНЭБ) и специалист Денежного института при кабинете министров Российской Федерации Игорь Юшков.

Потому в наиблежайшие годы порты Балтийского и Темного морей как и раньше будут работать на отгрузку нефти и продукции нефтепереработки из Российской Федерации. И также встает вопрос танкеров, который ухудшают планы G7 и ЕС запретить перевозку российской нефти и продукции нефтепереработки и страхование, если государства-пользователи не будут соблюдать лимиты цен, которые установят зимой текущего года.

На данный момент львиная доля мирового танкерного флота принадлежит европейцам, в главном грекам, мальтийцам и киприотам.

«Наши свои танкерные мощности пока не разрешают транспортировать даже пятнадцать процентов экспортируемой нефти и продукции нефтепереработки, потому увеличение стоимости транспортировки безизбежно коснется и российских нефтяников», — полагает Максим Худалов.

Один из самых крупных российский собственник судов «Совкомфлот» располагал до начала специальной операции на Украине больше 140 грузовыми суднами разного размера. При всем этом большая часть флота — танкеры класса Aframax, которые могут транспортировать 600 тыс. баррелей. Для переориентации на Азию Рф нужно будет иметь только для транспортировки нефти еще до 80 судов класса VLCC, отмечал Форбс инвестиционный стратег Credit Suisse Золтан Позар. Эти суда могут транспортировать до 2 млн баррелей нефти, а их нужное число — десять процентов всех танкеров в мире такого класса.

Один из выходов — внедрение «сероватого» танкерного флота, который сложился для перевозки санкционной нефти из Ирана и Венесуэлы. По данным BRS, другие организации дают сейчас для «сероватых» транспортировок 30 судов класса Suezmax и 53 класса VLCC. Однако за них организациям из России еще придется побороться с Венесуэлой и, может быть, Ираном, если с последним не заключат «ядерную сделку» и не снимут ограничения.

Вообщем, организации из России и азиатские пользователи уже ведут работу по подготовке к зимней переориентации и сформировывают флот. Данный процесс увидели сингапурские брокеры.

«Может быть, самые достойные внимания процессы происходят вокруг цены танкеров 10-летнего возраста и старше, — сообщается в еженедельном отчете сингапурских брокеров Gibson Shipbrokers. — Наибольший рост зафиксировали на 15-летние суда класса Suezmaxes, которые подорожали на впечатляющие 58.пять процентов в текущем году. Одновременно 10-летние VLCC выросли в стоимости на 20.пять процентов. Повышение стоимости подстрекнули запросы в главном покупателей из Близкого Востока, Рф и Азии, создающ?? флот для перевозки российской нефти».

Брокеры подчеркивают, что также вырос спрос на танкеры Suezmax и Aframax ледового класса для транспортировок по Северному морскому пути, и торговцам нужно ловить момент, пока не начали свое действие санкции Европейского Союза.

«Уже на данный момент налаживается перегрузка нефти в транзитных точках. К примеру, в Средиземном море на огромные танкеры перегружается нефть из Новороссийска», — сообщает ведущий специалист ФНЭБ Игорь Юшков. По перегрузке сырья из балтийских портов западные специалисты называют район Азорских островов в Атлантическом океане.

«Огромную часть размеров перепрофилировать на Азию сможем, но это оценочный вариант», — полагает Игорь Юшков.

Глава Министерства финансов Антон Силуанов говорил, что упор на занятие тех рынков, которые свободны от ограничений, уже на данный момент случается трудно и накладно для организации из России. Исполнительный руководитель центра денежного оказания консультаций «Газпромбанка» Максим Худалов подчеркивает, что сокращение поставок российской нефти и продукции нефтепереработки, также из-за недостатка танкеров, может иметь и полезный эффект, в связи с тем, что вырастет цена сырья и товаров.

«Однако, общий повышение цен возможно приведет к увеличению доходов российских нефтянников, одновременно лишний рост может привести к понижению спроса, как это уже случается на рынке природного газа. Совершенно точно пока можно говорить только одно — пострадает вся глобальная экономическая система в итоге очередных санкционных мер», — сообщает исполнительный руководитель центра денежного оказания консультаций «Газпромбанка».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»