Вторник, 7 февраля, 2023
More
    ДомойПолитикаЯнварь 1991 года. Время мужества Южной Осетии

    Январь 1991 года. Время мужества Южной Осетии

    Опубликовано

    6 января 1991 года было воскресенье. Строго говоря, в Южной Осетии сей день еще не принято было называть Рождественским сочельником, однако конкретно с текущего года в Советском союзе Рождество Христово в официальном порядке стало торжественным выходным днем. У осетин 7 января ожидался Цыппурс, его отмечали как поминальный день в семьях, в которых были не так давно ушедшие в мир другой близкие. Большей частью русский народ смутно ориентировался в христианских праздничках, кроме, естественно, грузин, для которых вечер 6 января был в особенности святым, правоверная традиция конкретно в Грузии не прекращалась даже в самые атеистические годы. Однако это не воздействовало на решение выслать вооруженные отделения в Южную Осетию с формальной целью «установления порядка» в автономности, где, как звучало на массовых акциях в грузинских городах, «сепаратизм поднял голову».

    Это была ересь, так как сепаратизм значит отделение части территории от страны, в то время как Южная Осетия была частью единственного страны — СССР, и подчинялась её Конституции. Грузия же на момент начала войны не была страной, она все еще была Грузинской ССР, самопровозгласившей себя в 1990 году «Республикой Грузия». Новые грузинские власти под руководством Гамсахурдиа отказались поучаствовать в проведении всенародного голосования о сохранении Советский Союз, который запланирован союзными руководством на март 1991 года. В итоге, в действительности, это был чистейшей воды грузинский сепаратизм. К несчастью, реакция на эти вольности у советского управления с развившимся у него «комплексом 9 апреля» была катастрофически неадекватной и формальной: пусть Грузия сама разберется на месте со своими трудностями. Так что антиосетинская кампания набирала обороты.

    Весь 1990-й год прошел в русле последствий 23 ноября 1989 года. Плохой поход на Цхинвал в определенной степени подорвал доверие грузин к националистам, им пришлось удвоить усилия, чтоб удержать наживу для жителей в виде тезиса о «непризнательных гостях на грузинской земле». Семечки осетинофобии падали на благодатную почву, превосходная мистификация истории находила отклик уже в самых образованных разумах республики. Грузинские публичные движения националистического толка работали над созданием устойчивого вида неприятеля в лице осетин, диктовали управлению наиважнейшие задачи и цели, главными в числе которых были изгнание осетин, закрытие Рукского тоннеля и упразднение автономной области, для чего равномерно готовилась правовая база. В Тбилиси было принято решение районы Южной Осетии конвертировать в префектуры и назначить в них префектов, как сейчас принято было во всех грузинских регионах. Это решение оставалось только оформить на уровне закона, что и случилось 11 декабря, но уже прямо за состоявшимися выборами в Верховный совет Юго-Осетинской Русской Демократической Республики.

    Для того чтоб придать законченный вид собственному будто бы легитимному решению, грузинским в руководству необходим был повод к введению ЧП, какая-нибудь стычка, лучше со стрельбой в милиционеров. Провокация, приготовленная грузинскими сотрудниками правоохранительных органов, завершилась смертью офицера осетинской милиции С. Цховребова и 2-ух вооруженных автоматами телохранителей З. Гамсахурдиа. Еще двое из них были ранены. Экстренное положение и комендантский час были введены тбилисскими руководством немедленно, русским управлением из Тбилиси была переброшена опергруппа ВВ МВД Советский Союз под руководством генералом Г. Малюшкиным, в городе также объявился «комендант» — генерал Г. Кванталиани.

    Чем в это время, судьбоносное для осетинской автономности далековато на юге большой государства, занималось управление Советский Союз? Это было время, когда спокойствие и стабильность были аномалией для русских республик, государство трещала по швам, которая была начата «прогрессивным генеральным секретарем Горбачевым» перестройка нуждалась в поддержке масс для воплощения масштабных демократических изменений, но разрешенная для данной задачи свобода слова привела совершенно к иным результатам. Новые национальные лидеры, реализуя свою центробежную политику, употребляли упавшие в руки возможности для сотворения будущих независимых стран, не очень беспокоясь о судьбах этнических меньшинств в рамках автономных образований, защищенных Конституцией Советский Союз. Перестройка рушила республики, где — длительными долголетними межнациональными конфликтами, где — массовыми акциями с жестокими столкновениями. Национально-освободительные мысли чрезвычайно стремительно стали вытесняться радикальным национализмом. На протяжении 1990-го года русское управление пробовало разрешить силами Внутреннихвойск МВД Советский Союз возникавшие один за одним очаги конфронтаций: армяно-азербайджанский конфликт, перешедший в долгую жестокую войну за Нагорный Карабах; Ошская резня меж киргизами и узбеками на юге Киргизской Республики; масштабные кавардаки в Душанбе, которые начались на межнациональной почве, в процессе которых военным МВД Советский Союз был дан распоряжение открывать огонь на проигрыш; декларации о самостоятельности государств Прибалтики, где положение дел накалилась до максимума и в январе 1991 года привела к человечьим жертвам при масштабных кавардаках в Вильнюсе; столкновение обитателей приднестровского города Дубоссары с кишиневской милицией, переросшее в вооруженный конфликт с бессчетными жертвами. В 1990—1991 годах в СССР возникло целых 16 президентов — по одному в каждой республике, плюс — глава Советского Союза М. Горбачев.

    Разумеется, что положение дел в Южной Осетии казалась не первостепенный неувязкой в таковых критериях, потому президиум Верховного совета Советский Союз отдал закономерно дежурный ответ на данные о происходящих тут событиях: Грузии указали на «грубое нарушение порядка решения вопросов об изменении статуса автономных образований», а Южную Осетию призвали отменить «свои не соответствующие конституции решения». В коллизии союзного и республиканского законов Южная Осетия выбрала единственно вероятный путь: отменила на собственной территории действие законов Грузии, противоречащих Конституции Советский Союз.

    Провоцирования не прекращались, вооруженные грузинские радикалы захватывали и пытали людей, перекрывали магистраль, в отчаянном положении оказались этнические осетины — жители так именуемых грузинских анклавов. Приближался новый год, смутный и неопределенный, одни возлагали надежды на наилучшее будущее, остальные точно были в курсе, что нужно готовиться к самому плохому и всеми силами пробовали раздобыть орудие, пока доверчивые законопослушные жители писали плакаты: «Горбачев, не предавай народ, который за Альянс!». Часть городских грузин оставила Цхинвал ранее войны, зная о подготавливаемом пришествии, почти все даже уволились с работы, забрав свои трудовые книги. Некоторые из них правдиво предупредили собственных соседей о дальнейшем вторжении, а почти все остались и не вели войны ни против собственных, ни против осетин. Все таки поверить, что реальная война вероятна, были готовы совсем не все, повсевременно остро обсуждался вопрос: «Войдут ли грузины?». «Заходить» — это непрофессиональный подстрочный аналог осетинского глагола «вторгаться», «нападать». Конкретно так и произошло — «гуырдзы ӕрбацыдысты». Так как им никто не помешал войти.

    5 января 1991 года Кремль разрешил ввод в Цхинвал 3-х тысяч грузинских милиционеров. Решение принял глава министерства МВД Б. Пуго по согласованию с М. Горбачевым. Ночью с 5 на 6 января генерал Г. Малюшкин отдал распоряжение отвести отделения внутренних войск и открыть магистраль на Цхинвал. Вместе с милицейскими отделениями в город вошло подобное же количество в срочном порядке освобожденных из тюрем вооруженных преступников. В анклавах были выставлены посты с вооруженными местными радикалами, которым полиция не мешала бесчинствовать. Как смотрится колонна, которая входит в город со стороны Грузии, тут помнили с 23 ноября 1989 года, потому, когда в традиционные 4 часа утра 6 января в город по той же магистрале потянулось некоторое подобие «пламенного червяка» из кинофильма «Тринадцатый вояка», колебаний уже не было.

    Через пару часиков отделения МВД Грузии уже заняли перекрестки центральных улиц Цхинвала, перегородив их автобусами, «сотрудники правоохранительных органов» — в главном разношерстный контингент, невпопад одетый в спецодежду с бронежилетами и в касках — держали на поводках служебных овчарок, лай собак заглушал все другие звуки. Городские жители маленькими группами обходили посты, пробуя узнать, что все это означает, подступали к милиционерам, расспрашивали. Не было даже подобия ужаса, быстрее — изумление, что можно вот так зайти тысячами в чужой город, да вы что, серьезно? Сходу два «Икаруса» перекрыли перекресток улиц Исака Харебова и Ленина, собаки надрывались в скоплении людей. В которой-то момент со стороны жилого дома к группе милиционеров уверенными шагами направилась старая прекрасная дама в накинутом на плечи пальто. Весь вид её внушал подобное почтение, что мне, которая стояла в самом эпицентре, на какой-то миг показалось, что сапоги на ней были военные, а на плечи было накинуто не пальто, а китель с погонами и даже несколькими заслугами. Это была Любовь Николаевна Нарикаева, ветеран 2-й Мировой войны, необычный человек, узнаваемый всему городу. Сотрудники правоохранительных органов невольно поджались товарищ к другу и растянулись в струнку. «Кто тут основной?» — задала вопрос Любовь Николаевна. «Я Вас слушаю», — сообщил один из больше смелых милиционеров. «Нет, это я вас слушаю. Доложите, что тут случается! Кто вы подобные?». Те отвечали стремительно и обходительно, объясняли свою невиновность, что не так чтобы обладают сведениями, что большая часть из них перекинули сюда из Западной Грузии, и пока единственным указанием для них было смотреть за порядком. Смущенные сотрудники правоохранительных органов не могли дать ответ ветерана, как длительно они собираются нарушать тут порядок. Никто не знал, как длительно, было самое утро, ничего пугающего, не считая одиночных выстрелов в воздух, пока не происходило, но было надо поглядеть, что делается на остальных улицах. Подруга неуверенно позвала нас на день рождения: «Если к вечеру это все завершится, приходите, я столько всего приготовила!».

    ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:
    В ТЦ под городом Новосибирком случилось возгорание из-за раскаленной фритюрницы

    Было совсем непонятно, кто должен разрешить положение дел, если только-только избранный Верховный совет ЮОСДР числился грузинскими руководством вне закона, его лидеров могли арестовать, коммунистическая партия была к тому времени номинальной силой, как в Южной Осетии, так и в Грузии, а Внутренние силы МВД Советский Союз по распоряжению Горбачева только-только кинули «народ, который за Альянс». Тогда и молодежь взяла дело защиты Родины в свои руки. Было несколько групп защитников, которые сформировались в дни ноябрьских событий 1989 года, они собирались, держали связь с управлением Верховного совета, организовали деяния. Остальные группы формировались стихийно в течение дня по улицам, микрорайонам, общими усилиями усердствовали отодвинуть грузинские посты подальше, занять больше прибыльные позиции.

    Днем вооруженные уголовники захватили 16 совершенно юных юношей, пытавшихся противодействовать им в скоплении людей. Автобус с пленниками стоял на перекрестке улиц Октябрьской и Исака Харебова. Услышав эту известие, люди стихийно стали двигаться туда, собралась большая скопление людей, с одной стороны вооруженные автоматами преступники, которые стояли полукругом перед автобусом, никто из них не был в милицейской форме, никто не общался на русском языке, с иной — городские жители, чувственно требовавшие отпустить ребят. Стали звать кого-нибудь, кто гласит по-грузински, и я начала проталкиваться в скоплении людей поближе к месту противоборства. Однако не успела перевести ни слова, так как в это время человек, который стоял напротив меня, поднял автомат и пустил очередь поверх голов. Люди кинулись врассыпную, заскакивали во дворы через открытые ворота, но удирали неподалеку, опять понемногу подбираясь к преступникам. Никто не веровал, что могут уничтожить вот так в числе людей, даже как-то было постыдно удирать. Со стороны городских жителей опять раздались требования отпустить пленников, запаниковавшие преступники временами вели стрельбу «в небо», а позже один из них выстрелил прямо и ранил юного человека, который стоял напротив. Люди подбежали к нему, стали оттаскивать в сторону, кровь стекала из рукава куртки на снег. И здесь наступила тишь, в какой практически витала идея о войне, о пройденном Рубиконе, про то, осталась ли поликлиника в зоне доступа, и о стратегии действий в городе, где знаешь каждый камень. От стоявшей молчком невооруженной толпы отделилась фигура дамы, она в отчаянии шла прямо в сторону вооруженных грузинских преступников и выкрикивала: «Стреляйте в меня, давайте! Вы правонарушители, мы не боимся вас, это наша земля, никто тут не опасается вас, будьте вы прокляты!». Это была депутат ВС Роза Валиева, её чувственный выход на некое время дезориентировал захватчиков, и в это время работники Цхинвальского ГОВД попробовали отбить автобус с пленниками, помешать экзекуции, но преступники начали стрелять в упор, в итоге которой был убит милиционер Григорий Кочиев, который стал первой жертвой войны.

    За то время, пока «Скорая» подъехала и вывезла умершего Кочиева, мужчины успели подтащить и поставить поперек улицы троллейбус, соорудив баррикаду. Подобные же заслоны стали создаваться по всему городу, спешно кое-где брались мешки с песком, бетонные плиты. Бешеные от испуга грузинские сотрудники правоохранительных органов открывали хаотичную стрельбу по заслонам. «Стражи порядка» бежали ввысь по улице Иосифа Сталина к собственному «Икарусу» на перекрестке с улицей Исака Харебова, они махали руками водителю, который уже завел автобус, орали, чтоб он не кидал их. Большая часть служащих грузинских органов охраны правопорядка не были готовы ни морально, ни на физическом уровне к тому, с чем они столкнулись на улицах Цхинвала, и всеми вероятными методами рвались оставить город. Это был хороший метод заполучить их автоматы.

    В Цхинвале на весь период войны оставались жить 719 грузин. Они не вели войны, но могли прятать у себя прибывших радикалов, обустраивавш?? на крышах снайперские точки, потому открыто ходить по городу становилось небезопасно. В захваченной зоне — центре города — радикалы устраивали беспорядки, грабили дома, магазины, банк, учреждения, оскверняли монументы, превращали учреждения культуры в отхожие места. В помещении являющегося в то время УВД грузины сделали штаб, где были главы зон ответственности МВД Грузии и комендант Цхинвала Кванталиани. Выбираться за границы собственных укрепленных участков радикалы боялись, сосредоточившись на круглосуточных перестрелках с линией обороны защитников города и захвате в пленники городских жителей, которые все таки обязаны были перемещаться по городу. Штаб обороны Южной Осетии размещался в помещении Горисполкома, там повсевременно находились Торез Кулумбегов, Алан Чочиев, остальные главы Южной Осетии, туда приходили командиры групп самозащиты, к данному же зданию на грузовых машинках прибывали мигранты из осетинских сел, которые оказались в зоне контроля грузинских сил. В домашней одежке и обуви, с детками на руках, они проходили в кабинеты на первом этаже, где их регистрировали, после этого их забирали родные.

    Война с первых дней необыкновенно объединила обитателей Цхинвала, в поселках также создавались группы самозащиты и даже конные отряды, меж собой в шуточку называвшиеся «конницей Иссы Плиева». В ход шло охотничье орудие, «коктейли Молотова», дедовские наградные пистолеты, переделанные учебные автоматы из кабинетов НВП, огнестрельное орудие и гранаты, ловко отбиравшиеся у захватчиков. Все участвовали в защите родной земли, шел сбор средств на орудие, почти все отдавали свои личные авто заступникам, однако, что утаивать, экспроприировался и служебный транспорт. В Южную Осетию возвратились мужчины, успешно обустроившие свою жизнь в остальных русских республиках, и встали в ряды защитников, осетинские общества в столице России, Петербурге и почти всех остальных российских городах собирали и высылали в Цхинвал безвозмездную помощь.

    Черный январь 1991 года принес большое количество погибших, которых уже не забудут участники и очевидцы тех событий, так как это были 1-ые погибшие, их хоронили во дворе школы № 5, о них слагали стихи, их портреты длительно висели на окнах учебных классов. И все таки это было время мужества осетинского народа, единства и обоюдной поддержки. Уверенность грузинских так именуемых сотрудников правоохранительных органов таяла прямо пропорционально росту боевого духа защитников Южной Осетии. И скоро захватчикам пришлось оставить Цхинвал…

    До конца войны оставалось еще на протяжении нескольких лет, много лишений и утрат, если считать все перманентные акты вооруженной злости против Южной Осетии со стороны Грузии. Однако 6 января 1991 года стало совсем понятно, что пути назад нет, и только борьба за самостоятельность может привести Южную Осетию к полной Победе.

    Инга Кочиева, «Республика»

    Южная Осетия

    Новое на сайте

    В Государственной Думе захотели признать антипрививочников радикалами

    В Государственной Думе захотели признать антипрививочников радикалами ...

    ЕС снял санкционные меры с бывшего губернатора города Севастополь

    ЕС снял санкционные меры с бывшего губернатора города Севастополь ...

    Армения направляет спасательные отряды в Сирийскую Арабскую Республику и Турцию

    Армения направляет спасательные отряды в Сирийскую Арабскую Республику и Турцию в целях оказания поддержки в устранении...

    В Сирийской Арабской Республике обвинили мировую общественность в двойных эталонах в условиях катастрофы

    Узнаваемый сирийский бизнесмен и публичный деятель, руководитель Федерации сирийских производственных палат Фарес Шехаби обвинил мировую...

    Еще на тему

    В Государственной Думе захотели признать антипрививочников радикалами

    В Государственной Думе захотели признать антипрививочников радикалами ...

    ЕС снял санкционные меры с бывшего губернатора города Севастополь

    ЕС снял санкционные меры с бывшего губернатора города Севастополь ...

    Армения направляет спасательные отряды в Сирийскую Арабскую Республику и Турцию

    Армения направляет спасательные отряды в Сирийскую Арабскую Республику и Турцию в целях оказания поддержки в устранении...