Аналитика

«Иду на вы»: из Фултона в Москву через Мюнхен

С старых времен так повелось, что главы стран (а тогда это были фараоны, царствуй и всякие князья) время от времени обращались к народу, собственному и чужому, также к главам остальных государств с обращениями. Время от времени речи были коротки, время от времени довольно обширны. К примеру, князь Святослав Игоревич, когда шёл на печенегов и иных, много не говорил, был краток: «Иду на вы». И все соображали — будут лупить.

Те времена ушли в прошедшее. В 20-м веке речи стали намного длиннее. Однако время от времени политики, чтоб внимание публики не «разливалось», свое послание облекали в форму: вопрос — ответ. Как вы осознаете, говорю о прошедшей на днях пресс-коференции главу Российской Федерации Владимира Путина. Почти все его ответы — это программные пункты, которые касаются сегодняшней сложный положения дел в мире. Однако до того как сообщить о реакции на главные тезисы этой речи в западных странах, разрешите напомнить о 2-ух программных речах дальнего и недавнего прошедшего.

Начнем с речи, которую произнес 5 марта 1946 года являвшийся тогда лидером оппозиции Англии Уинстон Черчилль в присутствии главу Соединенных Штатов Америки Гарри Трумэна в Вестминстерском институте в Фултоне, штат Миссури, США. С возрастом эта речь стала называться «речью о металлическом занавесе». Так как Черчилль произнес:

«От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь материк был опущен металлический занавес».

По сути, занавес опустил не Советский Союз, а Западный мир. Чем и начал период «прохладной войны». В собственной речи Черчилль неприкрыто признал несколько вещей. 1-ое — основная задачка англосаксонского мира и его единомышленников — борьба с коммунизмом. 2-ое — основной неприятель — это СССР. И третье — сказав про то, что российские соображают лишь язык силы, Черчилль практически попросил если не к войне, то к агрессивной армейской политике против Советский Союз и его единомышленников. В итоге чего в июле 1946 года США провели операцию «Перекрёстки» на атолле Бикини. Это были 4-й и 5-й атомные взрывы в истории населения земли. А весной 1948 года американцы провели операцию «Песчаник». В процессе операции были испытаны 3 улучшенные атомные бомбы. Апофеозом сотворения атмосферы устрашения явилось создание 5 апреля 1949 года агрессивного военного блока Североатлантический Альянс.

Все эти дискуссии, что блок был организован для защиты, — просто забавны: в 1949-м году Советский Союз еще был в руинах, думал только про то, каким образом восстановиться после опустошительной войны — какая уж здесь злость! В итоге, «Фултоновская речь» послужила двум целям: оправданию собственного изготовления к войне с СССР и попыткой давления на Советский союз. Следующие лет 60 никто не прибегал к схожим обращениям, скажем прямо, к международной общественности. Вероятно, из-за отсутствия притягательных лидеров. Были некоторые фразы президентов и генеральных секретарей, которые обсуждались — и менее того. Болото всколыхнула речь, произнесённая главой Российской Федерации Владимиром Путиным на Мюнхенской конференции по безопасности 10 февраля 2007 года.

Основный посыл выступления состоял в том, что для современного мира однополярная модель не лишь недопустима, да и в принципе невозможна и вся система права 1-го страны, в том числе, США, перескочила свои национальные границы во всех сферах — в экономике, политике, гуманитарной сфере — и напрашивается иным странам. Но, в числе прочего, Владимир Путин еще в то время, четырнадцать лет тому назад уделял свое внимание на то, что Североатлантический Альянс выдвигает свои передовые силы к нашим госграницам, нарушая таким образом Контракт об обыденных вооружённых силах в Европе, а Российская Федерация, строго выполняя контракт, никак не реагирует на эти деяния. Говорил Владимир Путин и тогда о гарантиях нерасширения Североатлантический Альянс на восток, которые давались западными партнёрами после расформирования Варшавского контракта.

То выступление Владимира Путина было так нежданным, так резким, что Запад поначалу просто был в шоке, а позже сделал собственный вывод — Владимир Путин грозит. В действительности это была не угроза, схожая той, которую озвучил Черчилль в Фултоне, — это был протест. Протест человека, руководителя страны, который довольно твердо произнес:

«Мы постоянно за тысячелетнюю историю нашего государства проводили независимую международную политику и не отступим от нее и сейчас».

Прошло четырнадцать лет. Владимир Путин оказался прав. Мир равномерно теряет свою однополярность. Развитие Рф, а в особенности КНР, уже не дает США ощущать себя единственной великой страной. Российская Федерация за прошедший период, как и на протяжении всей истории существования, не стала неоколонией, схожей большинству стран Европы, в особенности государств Восточной Европы. И самое основное — Российская Федерация на данный момент стала суровой армейской силой. Пришло время для новой программной речи. Речи, которая бы снова показала — с Российской Федерацией нужно считаться. По сути данному и была посвящена прошедшая встреча с журналистами.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  ЕС без мыла, Киев и морковка, боевой дельфин Израиля: утренний кофе с EADaily

Да, там задавались вопросы и о внутренней политике, да, там мерцали фрики, типа Ксюши Собчак и косящей под дуру журналистки из Кургана, но это все была словесная шелуха, в какой скрывалось основное. А основным был вопрос безопасности Рф. Т. е. вопрос, который Владимир Путин поднимал еще 14 годов назад, и который Запад оставил без внимания. Так как Российская Федерация тогда была не в том положении, чтоб ставить Западу и Североатлантический Альянс какие-то условия. Сегодня положение кардинальным образом поменялось. И в принципе, это видно однако бы по реакции заграничной СМИ. О дипломатах разговор особенный — они, как постоянно, будут темнить до последнего.

Начнем с того, что в западных странах тоже соображают — эта встреча с журналистами быстрее для них, чем для Российской Федерации. Потому некоторые средства массовой информации пробуют рассмотреть эту встрече с журналистами в свете сегодняшней положения дел в мире. Что, в общем-то, соответствует правде. К примеру, CNN пишет про то, что это мероприятие должно было пройти «в условиях высочайшей напряжённости с Западом из-за наращивания военного пребывания города Москва вдоль границы с Украиной». А France 24 замечает, что не менее, чем в Российской Федерации, на интернациональной арене ожидали, что все-таки произнесет лидер Российской Федерации во время встречи с репортерами? Однако не все пробуют вдуматься в сущность трудности.

Почти все заграничные средства массовой информации создают видимость, что не сообразили главной мысли встрече с журналистами. Они высмеивают компанию мероприятия — к примеру, швейцарская Thuner Tagblatt (газетка из города с жителями в 43 тыс. человек) назвала его «несуразным и карнавальным», а американская ВашингтонПост сообщила, что обычно на путинских пресс-конференциях в конце года царствует «цирковая атмосфера». Некоторые издания думают, что встреча с журналистами была проведена только с той целью, чтоб сделать лучше стиль властителя (польский NEWSWEEK). Большая часть же редакций пишут об усиления, о твердом тоне Владимира Путина и уровне его предположительных ими угроз. И ни одно издание не вспомнило, что аналогичное — о принятии новых членов в Североатлантический альянс на Восток, Владимир Путин говорил 14 годов назад. Как и никто не вспомнил про то, что тогда Североатлантический Альянс просто наплевало на слова главу Российской Федерации.

Так чему же изумляться? Чем возмущаться? 3-ий закон Ньютона не прекращает действовать и доныне: сила деяния равна силе противодействия. Чем больше Североатлантический Альянс будет давить на Российскую Федерацию, чем поближе будет двигаться к её границам, чем почаще продолжит ей грозить, тем посильнее будет отпор. Чем быстрее в Организации Североатлантического договора, а поточнее в США, воспримут это к сведению, тем резвее разрешиться имеющийся кризис.

Если же мы обратимся к началу нашей истории, к речи Черчилля, которая положила начало «прохладной войне», то увидим , что, в отличие от Соединенных Штатов, Российская Федерация не делает агрессивных блоков, схожих Североатлантический Альянс, а проводит полностью объяснимую и понятную политику по защите собственных границ. И полностью естественно, что Российская Федерация не желает, чтоб натовские ракеты находились на российской границе. В один прекрасный момент СССР уже пришлось отодвигать границу, чтоб уменьшить расстояние подлета самолетов другого агрессора к столицам — Москве и Ленинграду. Владимир Путин очевидно не желает повторения. Потому он просто просит, просит, чтоб ракетные базы Североатлантический Альянс не находились на удалении 500 км от города Москва. Полностью разумное требование.

А в принципе, поточнее всего положение дел определил французский специалист политологии Сирил Брет в беседе France info:

«Владимир Путин готов занимать самые жёсткие позиции на интернациональной арене во имя независимости и интересов Рф. Его решительность продемонстрировала, что он не оставит Российскую Федерацию оскорбленной и хочет продемонстрировать, что конкретно он описывает интернациональный календарь событий так же, как и внутренний».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»