Аналитика

Инфраструктурный тупик США: управится ли Байден с волной техногенных катастроф?

Взрывной рост числа техногенных аварий стало одной из основных тенденций первых шести месяцев руководства Джо Байдена. В перечне объектов, на которых за минувшие месяцы произошли суровые происшествия, — мосты, трубопроводы, энергогенерация, небезопасные производства. То, что накопившиеся трудности в инфраструктурной сфере США требуют экстренного решения, конечно, не новость — конкретно данный момент еще 5 годов назад особо заострил Дональд Трамп в собственной программе возрождения прошлого величия Америки. Сейчас с этим же самым фронтом работ сталкивается его преемник, но принятие предложенного Байденом плана усовершенствования инфраструктурных объектов ценой $ 2,3 трлн вначале столкнулось с серией препятствий. Республиканцы в Конгрессе решительно не поддерживают предложение демократов профинансировать инфраструктурный план за счет увеличения налоговых платежей, массу вопросов вызывает и содержание документа, нацеленного на убыстрение «энергетического перехода». Тем временем биться с новыми трагедиями американцам все почаще приходится в пожарном режиме.

1-ый удар по американской комплексу инфраструктурных объектов всего спустя несколько суток после официальной церемонии вступления в должность Джо Байдена нанесла стихия — обрушившийся на южные штаты в феврале арктический циклон. Более всего от непогодицы пострадал Техас, где температура в зимнюю пору изредка опускается ниже нуля, а снежные бури в принципе являются необыкновенным явлением. Однако на этот раз природа будто бы решила опровергнуть теорию глобального потепления — в последний раз Штаты сталкивались со настолько же массивным зимним штормом ровно двадцать пять лет назад, сначала 1996 года.

Огромный вред, который был нанесен сильным ветром, впрямую связан с масштабными отключениями электрической энергии. В итоге без света осталось 4,5 млн американских частных домов, из-за чего люди в буквальном смысле замерзали, отрезанные от окружающего мира: лишь в Техасе за некоторое количество дней снежной бури из-за отсутствия электро энергии жертвами стали свыше 150 человек. Утраты для экономики штата также оказались неимоверны: по оценке компании Perryman Group, конкретный вред составил порядка $ 195 миллиардов, а с учетом потерянных компаниями доходов и длительных эффектов — на $ 100 миллиардов больше. По хоть каким меркам это был самый тяжкий для Техаса происшествие, который связан с метеорологическими катаклизмами.

«Разбор полетов», который начался фактически сходу после того, как буря легла, показал, что происшедшее в Техасе не было катастрофической случайностью. Как заявляется в публикации местного издания Тexas Тribune, управление штата понимало о рисках зимних штормов для энергетической системы, но мероприятия по приготовлению к ЧС были оставлены на усмотрение энергоорганизациям, почти все из которых отказались от дорогостоящей усовершенствования. Свою лепту занесла и специфичность техасского энергетического рынка — дерегулирование ставок в общей сложности с высочайшей степенью отрезанности от остальной энергетической системы США (специально поддерживаемой, чтоб недопустить ряда общегосударственных показателей), что мешало организации аварийных перетоков электрической энергии.

Показательно, что системные нарушения в энергетической системе Техаса уже происходили в 2011 и 2014 годах, но каких-либо суровых заключений из этих инцидентов изготовлено не было — заместо усиления надежности энергетического снабжения ставка в развитии энергетики штата была изготовлена на альтернативную генерацию, солнечную и ветровую. Крайняя во время февральской снежной бури сразу оказалась слабеньким звеном: ветряки массивно выходили из строя. Аналогичное происходило и 10 годами до этого, когда предпосылкой техасского блэкаута тоже стали холода. Общегосударственная комиссия США по регулированию энергетики и Североамериканская компания надежности энергетического снабжения высказывали предупреждения, что в целях недопущения повторения такой же ситуации требуется «утеплять» инфраструктуру, но на практике все свелось к добровольческому использованию компаниями «наилучших практик».

Схожая картина сложилась и в секторе трубопроводного транспорта США, который в мае был потрясен хакерской нападением на нефтепродуктопровод Colonial Pipeline, который обеспечивает горючим существенную долю восточных штатов. После того как его оператор нашел распространение в ИТ-систему вредных программ, было решено об выключении объекта критичной инфраструктурных объектов на некоторое количество дней, что здесь же привело к перебоям с топливом, временному закрытию тысяч заправок и скачку стоимости бензина. В прошлый раз нечто схожее в США происходило в 2005 году во время сильного ветра «Катрина», который накрыл нефтеперерабатывающий юг государства. Перезапустить Colonial получилось только через неделю простоя, при этом его обладателям пришлось к тому же выплатить хакерской группе DarkSide отступные в размере 75 биткоинов ($ 4,4 млн).

Выяснение событий стремительно показало суровые дыры в информационной безопасности трубопроводов, обеспечение которой также было возложено на добрую волю их хозяев и «саморегулирование». Администрация транспортной безопасности США, бывш?? организована в рамках известного Закона об авиационной техники и безопасности на транспорте, который был принят после событий 11 сентября 2001 года, повлиять на эту положение с помощью собственных распоряжений не могла. Еще в 2012 году американские законотворцы попробовали ввести для трубопроводов общие показатели информационной безопасности, но не добились результата, столкнувшись с нефтяным лобби.

После происшествия с Colonial администрации Джо Байдена не оставалось ничего другого, не считая как объявить про то, что сейчас все будет по-иному. На укрепление мер информационной безопасности было обещано $ 20 миллиардов, а контроль в данной отрасли был передан на уровень Ведомства государственной безопасности США — к недовольству хозяев трубопроводов, заявивш??, что это перегрузит их излишней отчетностью. Наведение порядка в данной отрасли вначале смотрится трудной задачей: в указе Байдена об увеличении мощи информационной безопасности подчеркивается, что критически важная комплекс инфраструктурных объектов США в главном принадлежит коммерческим организациям.

Еще одним очень уязвимым элементом американской инфраструктурных объектов остаются мосты, состояние которых и ранее вызывало особенное беспокойство. В феврале 2018 года, когда Дональд Трамп анонсировал в собственном послании программку по совершенствованию инфраструктурных объектов ценой $ 1,5 трлн, Американская ассоциация дорожного и транспортного строительства (ARTBA) предала гласности отчет, в каком 50 тысяч мостов государства были дипломатично названы «структурно неидеальными». Серия происшествий с этими объектами не принудила себя ожидать.

Самый суровый происшествие с американскими мостами за прошедшие месяцы случился в середине мая в городе Мемфис, где треснул трехкилометровый мост через Миссисипи меж штатами Теннесси и Арканзас, который был построен еще в 1973 году. Данный мост, в соответствии с которым каждый день проезжало свыше 35 тысяч транспортных средств, имеет принципное значение для сельскохозяйственной логистики — по нему и под ним проходит существенная доля американского зернового экспорта, потому сообщение о инциденте одномоментно облетела весь мир. Сходу после чего на наикрупнейшей американской реке скопилось порядка 800 барж, а в те некоторое количество дней, которые понадобились на ремонтные работы моста, недалеко, в штате Айова, случилось очередное экстренное инцидент: обвалился жд мост, в соответствии с которым проходил товарный состав. Такой же происшествие случилось годом ранее в Аризоне, где чудом получилось недопустить экологической трагедии, так как под рухнувшим мостом находились плавательные средства с химикатами.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Европа отложила закачку газа: её начнут на новых скоростях

В конце концов, последний по времени из длинноватого перечня недавних техногенных происшествий в США эпизод — большой возгорание на хим заводе компании Chemtool в городе Роктон (Иллинойс), который начался 15 июня. Согласно ситуации на середину дня 17 июня устранить его так и не получилось, так как обычная разработка тушения с помощью пены может привести к загрязнению химикатами 1-го из притоков Миссисипи. Из близкорасположенных населенных пунктов уже вывезены больше тысячи человек, но причина возгорания пока не говорится.

Все эти действия подводят типичный результат четырем годам руководства Дональда Трампа, который в 2016 году стал владельцем Белого дома почти во всем благодаря обещаниям обратиться к решению внутренних вопросов Америки, также инфраструктурных. Для ряда американских наблюдающих лиц это стало еще одним признаком потери США статуса глобального гегемона. Вот что, например, сообщает в собственной последней книжке узнаваемый исследователь американских элит доктор социологии Института штата Нью-Йорк Ричард Лахман:

«Свидетельства упадка явны для нас, обитателей Америки первых десятков лет XXI века. Рушатся наши мосты, прорываются водопроводные и канализационные трубы и дамбы, все в больший кавардак приходит дорожное и воздушное движение, а пассажирские поезда, ходящие по урезанному расписанию, кое-как развивают даже скорости начала ХХ века — но траты на инфраструктуру стагнировали. Тем временем посещение большей части европейских государств и Восточной Азии — начиная с прибытия в аэродром перед поездкой в город на скоростном поезде либо метро — может показаться американцу путешествием в государство будущего дня, которая в США не будет воплощена нигде, не считая как в мире Диснея».

Как и в случае с нашумевшей некогда программой соцстрахования Барака Обамы (Obamacare), меж обращениями Дональда Трампа о необходимости масштабных вложений в инфраструктуру и определенными действиями в данном направлении прошло много времени. Определенный план действий Дональд Трамп представил спустя больше чем год пребывания на президентском посту, при этом он оказался чрезвычайно далек от известной формулировки, которую приписывают основному идеологу муниципальных вложений в инфраструктуру — английскому финансисту Джону Мейнарду Кейнсу: правительство ведает бизнесу, где закопаны средства, а бизнес идет эти средства откапывать. Из госбюджета США на реализацию плана Дональда Трампа было намечено навести всего $ 200 миллиардов, а остальное — порядка восемьдесят пять процентов — должны были обеспечить муниципалитеты и бизнес.

Вообщем, еще перед тем, как это предложение прозвучало, американские деловые круги высказывали колебания, что инфраструктурные устремления Дональда Трампа будут реализованы, также из-за вопросов с доведением проектов до окончания. Про это же пишет и Ричард Лахман, сравнивая подход к совершенствованию инфраструктурных объектов в США с той огромной программой строительства инфраструктурных объектов, бывш?? развернута после мирового кризиса 2008 года в КНР, также с американскими проектами времен Нового курса президента Франклина Делано Рузвельта в 1930-х годах:

«В отсутствие институтов, которые способны разрабатывать инженерные либо строительные планы и управлять армиями снова нанятых сотрудников, „готовые к реализации“ проекты, которые предпринимались в США в 2009−10 годах, имели небольшой масштаб и были поэтапными, сфокусированными приемущественно на обновлении покрытия дорог и ремонтных работах имеющейся инфраструктурных объектов. Они подразумевали оплату труда уже работающих сотрудников на уровне штатов и муниципалитетов, которые в ином случае могли быть уволены, и раздачу льгот по налогам, которые стимулируют траты на потребительские продукты в личном секторе. Суммарным эффектом этого экономного активизирования было просто торможение быстрой деградации американских дорог, мостов, плотин и школ практически без продвижения в направлении строительства новых транспортных, коммунальных и иных сетей, нужных для интернациональной конкурентоспособности либо однако бы для поддержания существующих уровней производства в экономике. Контраст с монументальными плотинами и иными проектами, реализованными в процессе Нового курса, также с скоростными стальными магистралями, метро, аэропортами и центрами городов, стройку которых убыстрила стимулирующая программа в КНР, обнаруживает понижение возможности американского кабинета министров планировать и производить широкомасштабные проекты».

Сейчас в ту же воду, что и его предшественники Обама и Дональд Трамп, вступает Джозеф Байден, уже в марте месяце представивший свой план усовершенствования инфраструктурных объектов и развития рынка труда ценой $ 2,3 трлн. Презентация этой «дорожной карты» прогнозируемо не обошлась без высокопарной риторики: в ходе выступления в Пенсильвании, Байден сообщил, что это будет одна из самых крупных с периода 2-ой мировой войны программа вложений, сравнимая с такими прошлыми достижениями, как стройку системы высокоскоростных шоссе меж штатами и космическая гонка с Советским союзом. Но фактически сходу утверждение плана Байдена наткнулось на противоборство в Конгрессе со стороны республиканцев, для которых попал в принципе недопустим предложенный демократами механизм выделения финансовых средств — за счет увеличения налоговых платежей на компании и самых богатых американцев. Очевидно не устроила сегодняшнюю представителей оппозиции в Конгрессе, в числе которой много уполномоченных лиц нефтегазового лобби, и идеология плана, нацеленного на поочередный уход экономики Соединенных Штатов от ископаемого горючего.

В апреле и мае в Конгрессе шли консультации меж представителями 2-ух партий и администрацией главу Соединенных Штатов Америки по согласованию спорных характеристик плана. Основным переговорщиком от республиканцев стала умеренный член сената от Западной Виргинии Шелли Мур Капито, которая в мае месяце сказала о возможности настоящего обоюдного решения. В то время Байден согласился уменьшить свои устремления до $ 1,7 трлн, а республиканцы, со своей стороны, утверждали, что на усовершенствование «классической» инфраструктурных объектов (дорог, мостов и др.) требуется выделить $ 928 миллиардов, при этом приемущественно из уже забронированных, но не израсходованных средств.

Но условиться не получилось: некоторое количество дней назад глава пресс-службы Белого дома Джен Псаки сказала, что Байден прекращает полемику с республиканцами по своей инициативе. Как надо из представленного Псаки пояснения, главу Соединенных Штатов Америки не устроило отсутствие встречного движения сторон: Байден согласился уменьшить собственный первичный план уже больше чем на $ 1 трлн, в то время как его соперники были готовы прирастить свои предложения по вложениям только на $ 150 миллиардов. Тем временем перед Штатами встала еще одна серия инфраструктурных вопросов, снова связанных с климатом: в западных регионах государства ожидается необычная засуха, чреватая новыми блэкаутами.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»