Аналитика

Исламская умма Рф: результаты 2021 года

Ушедший 2021 год для исламской уммы Рф был богат на действия, которые, с одной стороны, стали продолжением до этого начавшихся действий, а с иной — свидетельствовали о новом шаге развития.

В 2021 году прошли выборы председателей местных духовных управлений мусульман в различных регионах государства: муфтии Коми Валиахмад Гаязов (10 января), Ульяновской области Мухаммад Байбиков (10 января), Кабардино-Балкарии Хазраталий Дзасежев (15 марта), КЧР Исмаил Бердиев (16 марта), Северной Осетии Хаджимурат Гацалов (17 марта) и Республики Татарстан Камиль Самигуллин (12 апреля), которые занимают посты несколько сроков попорядку, были вновь избраны на новые сроки. Выборы прошли на безальтернативной базе, что говорит об отсутствии соперников у работающих глав ДУМ в регионах и о стабильности положения снутри уммы.

Вообщем, не вышло без скандалов: 6 апреля 2021 года муфтий ДУМ Россия Равиль Гайнутдин направил обращение управлению республики Татарстан с критикой в адрес муфтия республики Камиля Самигуллина, которого он обвинил в сектантстве (принадлежности к турецкому суфийскому братству «Исмаил-ага»), упрекнул во включении в тафсир Корана «Калям Шариф», изданный под редакцией Самигуллина, комментария, вызвавш?? критику со стороны салафитов, попросил к цензуре продукции издательства «Хузур», который был создан муфтием республики Татарстан, сообщил, что деятельность Самигуллина может привести к суфийско-салафитскому противоборству по типу Республики Дагестан и Ингушетии.

Почти всеми профессионалами обращение было расценено в качестве общественного сообщения, Гайнутдина единодушно осудило большая часть российских муфтиев. Никаких последствий для Самигуллина данный выпад Гайнутдина не возымел, а вот сам Равиль-хазрат понес суровые репутационные утраты: и до того сложные взаимоотношения меж московским и казанским муфтиями привели практически к разрыву отношений. Обида Гайнутдина на то, что Самигуллин проводит самостоятельную политику, никак не считаясь с московским шейхом, который лично себя считает «духовным лидером российских мусульман» (таким, правда, Гайнутдина называют лишь в его муфтияте и больше нигде), вылилась в последующую вереницу демонстративной обиды на Татарстан.

Приехав в феврале 2021 года в Казань, Гайнутдин повстречался с региональным руководителем Рустамом Миннихановым. Муфтий рассчитывал, что он войдет в состав организационного комитета по празднованию 1100-летия принятия ислама в Волжской Булгарии в 2022 году, так как конкретно он озвучил 4 ноября 2020 года главе Российской Федерации Владимиру Путину значимость этого юбилея, а руководитель страны распорядился приготовить список предложений по празднованию. Но в Татарстане расценили, что не стоит подпускать Гайнутдина к распределению средств, его даже не стали включать в республиканский организационный комитет. При этом, в общегосударственный организационный комитет Гайнутдина включили, но там он затерялся в числе остальных муфтиев, что снова ударило согласно его самолюбию.

В конечном итоге Равиль-хазрат стал байкотировать даже большие мероприятия, проводимые в Казани, в которых он был должен принимать участие по собственной должности: в июне он не приехал на XI Общероссийский форум татарских религиозных деятелей, а в сентябре не стал посещать XVII Казанский интернациональный фестиваль мусульманского кино, направив на оба мероприятия собственных заместителей. Под конец года ДУМ Россия еще более усугубил отношения с управлением республики Татарстан. 24 ноября 2021 года в Саудовской Аравии прошло совещание Группы стратегического видения «Российская Федерация — исламский мир», на котором Рустам Минниханов попросил власти Саудовского Царства позволить привитым от коронавирусной инфекции российским мусульманам паломничество в Мекку и Медину (запрещено с весны 2020 года), на что официальный Эр-Рияд через полмесяца отдал согласие. Но один из заместителей Гайнутдина Рушан Аббясов сообщил, что будто бы Саудовская Аравия пошла на подобные скидки по требованию ДУМ Россия, а про Минниханова даже не стал упоминать. Это повлекло недовольство в Казанском кремле, где через татарстанские средства массовой информации дали отповедь ДУМ Россия.

Вообщем, Равиль Гайнутдин ухитрился поругаться не лишь с муфтием республики Татарстан (последний, к слову, замыслил вывести из владельцев Российского исламского института в Казани Совет муфтиев Рф методом слияния РИИ, Казанского исламского института и медресе «Мухаммадия» в больше большой университет — Исламский институт «Мухаммадия», где основателем будет лишь ДУМ РТ). Желание расширить географию воздействия ДУМ Россия на очень значительное число регионов привело к конфронтации Гайнутдина с муфтиями Северного Кавказа.

Например, в сентябре он принял под свое крыло имама Центральной мечети Кизляра Сагидгусейна Гусейнова, а потом стал привечать целую группу мусульманского духовенства из Республики Дагестан, тем поставив под колебание монополию на духовную власть муфтията Республики Дагестан в собственном регионе. Цель Гайнутдина ясна — сделать на его территории из нескольких перешедших в его юриспунденцию мечетей свое ДУМ Республики Дагестан в качестве местного мухтасибата, тем расколов умму республики. Наряду с этим Гайнутдин начал отводить мусульманские группы в Краснодарском крае у ДУМ Республики Адыгея и Краснодарского края, что не понравилось муфтию Аскарбию Карданову. В конечном итоге Организационный центр мусульман Северного Кавказа, в который входят и муфтий Республики Дагестан, и муфтий Республики Адыгея и Краснодарского края, выступили с открытым обращением против духовной экспансии ДУМ Россия в Северо-Кавказском регионе. Показательно, что муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов, который до недавнего времени заходил в Совет муфтиев Рф, солидаризировался со своими сотрудниками по Северному Кавказу. Вообщем, Гайнутдина это не приостановило, и, скорее всего, он настроен и далее идти на расколы мусульманской уммы даже в тех регионах, где у него не было общин: до недавнего времени была внегласная соглашение, что татарские и кавказские муфтии не распространяют свою юриспунденцию на чужие регионы. Но ДУМ Россия решило это правило нарушить, чем настроило против себя КЦМСК.

2021 год для ДУМ Россия в главном заканчивается очень безуспешно: невзирая на то, что получилось сделать свои мухтасибаты в Республики Чувашия (из 3-х общин), Марий Эл (из 5 общин) и Республики Карелия (из 8 общин), основным стала утрата ДУМ Республики Башкортостан (750 мечетей), чей муфтий Айнур Биргалин пожелал заключить контракт о взаимодействии с основным соперником Гайнутдина в столице России Альбиром Кргановым. В итоге ДУМ Россия по числу мечетей в собственном руководстве переместился на 6-е место, уступив муфтияту Республики Дагестан, ДУМ республики Татарстан, Организационному центру мусульман Северного Кавказа, ЦДУМ и ДСМР. Кроме того, Крганов смог в орбиту собственного воздействия включить ДУМ Республики Крым и города Севастополь (350 мечетей), чей муфтий Эмирали Аблаев ранее усердствовал занимать равноудаленную позицию от остальных межрегиональных муфтиятов на общегосударственном уровне.

Повздоривши со почти всеми муфтиями в Поволжье и в Северо-Кавказском регионе, ДУМ Россия смог достигнуть достижений по полосы католическо-мусульманского общения в Российской Федерации. Отношениями с католиками российские муфтии беспристрастно не могут повытрепываться: всё при самом хорошем варианте ограничивается протокольными встречами на каких-либо официальных мероприятиях. Почти во всем схожая прохладность отношений разъясняется тем, что российские мусульманские духовные лидеры усердствуют не раздражать еще раз РПЦ, с которой находятся в еще больше тесноватых связях. Однако ДУМ Россия решил в 2021 году поменять подобное положение вещей, сделав практически революционные шаги по сближению с католиками: в марте в столице России прошла помпезная презентация российского перевода энциклики главы Римско-церковной храма папы римского Франциска Fratelli tutti («Все братья»), изданного тиражом в 5 тыс. экземпляров в издательстве «Медина», на которую пришли статусные деятели из Ватикана. Ну и посмотреть им было на что: ведь это 1-ый и пока единственный пример, когда труд папы римского издается в мусульманском книжном издательстве, а вступление написал 1-ый зам руководителя ДУМ Россия Дамир Мухетдинов. Тяжело для себя вообразить, что в котором-или другом мусульманском книжном издательстве выпускается литература из Ватикана. И не попросту выпускается, да и всевозможными способами советуется для чтения мусульманам.

В некоторых регионах государства положение дел в исламской умме кризисная. Например, осталось в подвешенном состоянии региональное ДУМ Республики Мордовия, которое еще в августе 2020 года заявило о собственном выходе из состава ЦДУМ. Тогдашний мордовский муфтий Зяки Айзатуллин провел съезд, на котором объявил муфтият независимым, что не признали и глава ЦДУМ Талгат Таджуддин, и светские власти региона. Таджуддин решил на место Айзатуллина поставить Рафаэля Манюрова, 1-го из имамов Республики Мордовия, но его кандидатуру не поддержало остальное духовенство (всего в РДУМ РМ заходит 17 мечетей). 16 июня Таджуддин лично приезжал в Саранск, чтоб попробовать провести поновой съезд, законный исходя из убеждений ЦДУМ и регионального руководства. Но имамы Республики Мордовия просто не явились на мероприятие (почти во всем из-за неприятия личности Манюрова). 23 июня прошел съезд «мятежного» РДУМ РМ, где подтвердилось желание выйти из ЦДУМ, а Зяки Айзатуллина на посту муфтия поменял Дамир Биккинин. Но и данный съезд не признали законным ни ЦДУМ, ни власти Республики Мордовия. В конечном итоге произошел коллапс: мордовский муфтият фактически себя считает независимым от ЦДУМ, но его таким не признают ни ЦДУМ, ни региональные властные структуры.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  ЮНИСЕФ: Необходимо $ 2 миллиардов, чтоб предупредить гуманитарную катастрофу в Афганистане

В Ингушетии с 2019 года отсутствует муфтият: Духовный центр мусульман Республики Ингушетия в тот год был устранён по суду как юридическое лицо, что, вообщем, совсем не воспрепядствовало прежнему муфтию Исе Хамхоеву (на его место летом 2019 года был выбран его заместитель Абдурахман Мартазанов, умерший в апреле 2020 года от коронавирусной инфекции) поновой переизбраться летом 2020 года. Но с 2021 года экс-руководитель Управления по делам религии при администрации руководителя Республики Ингушетия Ахмед Сагов объявил себя главой Духовного управления мусульман Республики Ингушетия — организации, которая также не является зарегистрированной. При всем этом Сагова в таком качестве признают в Организационном центре мусульман Северного Кавказа, в мероприятиях которого он принимает участие от мусульман Ингушетии. Местные власти Ингушетии при сегодняшнем главе Махмуд-Али Калиматове никак не вмешиваются в дела мусульман и не выбирают ничью сторону.

В Республике Крым сейчас находятся два муфтията — ДУМ Республики Крым и города Севастополь (муфтий Эмирали Аблаев) и ЦДУМ Республики Крым «Таврический муфтият» (муфтий Руслан Саитвалиев). При всем этом последний так и не сумел пройти официальную регистрацию в качестве централизованной религиозной организации, невзирая на положительное заключение Экспертного совета Министерства юстиции Рф. При этом регистрировать его не стали власти Республики Крым, предпочтя ориентироваться на муфтият Аблаева (последний прошел регистрацию в 2015 году) как на компанию, в состав которой заходит большая часть мечетей полуострова. У «Таврического муфтията» всего 9 общин, у ДУМ Республики Крым и города Севастополь в официальном порядке 262 зарегистрированные группы из 350 мечетей, ориентируем?? на Аблаева; процесс юридического дизайна оставшихся идет ежемесячно. Ужаснее того, «Таврический муфтият» стал испытывать давление со стороны сотрудников правоохранительных органов, 1-го из имамов подвергли административному аресту. Все это делается, чтоб вытеснить соперника Аблаева. И тут не принимается в расчет то обстоятельство, что муфтият Саитвалиева в 2014 году первым приветствовал вхождение Республики Крым в состав Рф, а Аблаев пожелал занять выжидательную позицию (в украинский период ДУМ Республики Крым ориентировался на «Меджлис крымскотатарского народа», с 2016 года общепризнанный в Российской Федерации нелегальной террористической группировкой). Вероятно, награды эры Крымской весны на данный момент уже в расчет не принимаются.

Необыкновенная положение дел сложилась в дальневосточном регионе Рф. В 2020 году в структуре ДУМ Азиатской части Рф (глава — Нафигулла Аширов) возник муфтият Далекого Востока под руководством уроженцем Республики Дагестан Рамазаном Алиевым. Сам муфтият не имеет регистрации, что, вообщем, совсем не мешает активному Алиеву продвигать на значимые должности тех общин, что находятся в составе ДУМ АЧР, собственных земляков-дагестанцев. Нафигуллу Аширова, который повсевременно живёт в столице России, однако находящиеся в его руководстве группы находятся за Уралом (только одна община в Энгельсе Саратовской области заходит в состав ДУМ АЧР), схожее полностью устраивает: в критериях соперничества со структурами ЦДУМ и ДУМ Россия в регионе активность дагестанцев крепит его позиции в дальневосточном регионе. В конечном итоге 1 декабря Аширов назначает в Приморский край муфтием 35-летнего ректора Дагестанского исламского института им. Мухаммада-Арифа в Махачкале Юсупа Абдулмуслимова, делая это по советы Алиева. Последний интенсивно продвигает «дагестанские» кадры: 6 декабря главой подразделения просвещения ДУМ АЧР по Приморскому краю был назначен Шамиль Газиев, который работал ранее имамом в Комсомольске-на-Амуре, а управлять дамским отделом просвещения ДУМ АЧР по Приморскому краю была поставлена в этот же день Фатима Абдусаламова, выпускница махачкалинского медресе им. Меселова Магомеда аль-Хучади, снова же по советы Алиева. Логично, что со стороны создается чувство, что муфтият Далекого Востока выступает в качестве филиала муфтията Республики Дагестан (типично, что Рамазан Алиев даже свою структуру назвал не ДУМ Далекого Востока, а муфтият Далекого Востока, вероятно по сравлению с муфтиятом Республики Дагестан).

Действия в государствах Близкого и Среднего Востока обнаружили не много отзывов в исламской умме Рф. Например, еще одно обострение ближневосточного конфликтной ситуации 6—21 мая было практически не увидено российскими мусульманами: муфтии никак не говорили про то, что случается в регионе, а исламский сектор российской части веба просто высказывал сострадание палестинской стороне, но далее этого дело не пошло, а в ближайшее время об этом и стремительно позабыли. Триумфальная победа движения «Талибан» (организация под запретом в России) в августе 2021 года аналогично никак не оказала влияние на российских мусульман. Исламские духовные лидеры в Российской Федерации усердствовали не комментировать смену власти в Афганистане, предпочитая управляться позицией российского Министерства иностранных дел: проамериканское правительство Ашрафа Гани больше не управляет Афганистаном, но от победы талибов особенного ликования нет. Единственным, кто из российских муфтиев высказался о смене режима в Афганистане, был муфтий Духовного собрания мусульман Рф Альбир Крганов, который в обращении возложил вину за все неудачи в Афганистане на американцев.

Некоторые изменения произошли в системе исламского образования в Российской Федерации. В январе 2021 года в отставку с поста ректора Болгарской исламской академии ушел Данияр Абдрахманов, а заместо него у руля университета стал Айнур Тимерханов, занимавший ранее пост проректора по научной работе. Последний смог выправить положение дел с экономикой, в какой оказалась БИА при Абдрахманове. В БИА возвратились к работе почти все зарубежные педагоги, возникли новые, повысились требования к качеству диссертаций, вызывавш?? честную критику в средства массовой информации, получилось удачно набрать абитуриентов, с чем были год назад очевидные сложности. Кроме того возросла медийная активность и открытость БИА, что тоже принципиально для университета, который претендует быть российским «Аль-Азхаром».

В декабре 2021 года в Уфе была образована Евразийская ассоциация содействия исламскому образованию, куда вошли ЦДУМ Рф, Российский исламский институт (Уфа), ДУМ Казахстана, Египетский институт исламской культуры «Нур-Мубарак», ДУМ Кыргызстана, Исламский институт Кыргызстана, Комитет по делам религий и упорядочиванию традиций праздничных обрядов при кабинете министров Республики Таджикистан, Таджикский исламский институт им. Абу Ханифы, Белорусский муфтият и Интернациональный научный центр им. имама Термизи. Её главой был назначен руководитель Российского исламского института ЦДУМ Артур Сулейманов. Тем на территории бывшего СССР была организована организация, которая стремится соединить исламские университеты. Вообщем, почти все отметили, что из российских исламских высших учебных заведений туда вошел лишь уфимский РИУ, выступив основателем ассоциации. Возможно, это изготовлено с тем расчетом, чтоб укрепить позицию исламского института ЦДУМ, уступающ?? больше большим университетам республики Татарстан и Республики Дагестан (в РИУ ЦДУМ имеется лишь бакалавриат, тогда как подготовка в магистратуре идет лишь в Казани, Болгаре и Махачкале). Если б татарстанские и дагестанские исламские университеты участвовали в учредительной конференции Евразийской ассоциации содействия исламскому образованию, то они бы потеснили верховенство РИУ ЦДУМ. Демонстративно в данной связи то, что руководитель Российского и Казанского исламских институтов Рафик Мухаметшин был вновь избран главой Совета по исламскому образованию Рф на новый 5-летний срок (его он занимает бессменно с 2010 года), то есть он пользуется еще огромным авторитетом и признанием.

Кроме того можно отметить очередной факт из сферы исламского образования в Российской Федерации. В ноябре появилась информация, что исламский институт «Аль-Азхар» в Египте приравнял дипломы уфимского медресе им. Марьям Султановой (в юрисдикции ДУМ Республики Башкортостан) к аттестату среднего образования самого «Аль-Азхара». Сейчас выпускники этого медресе смогут сходу поступать в бакалавриат египетского университета, минуя подготовительное отделение. Это единственный пример, когда российское медресе получило схожее признание со стороны наикрупнейшго исламского университета Близкого Востока.

В итоге, исламская умма в Российской Федерации в 2021 году не прекращает переживать нескончаемый организационный раскол, где зачинателем выступает ДУМ Россия. С иной стороны, данный раскол содействует объединению ДУМ РТ, ЦДУМ, ДСМР и Организационного центра мусульман Северного Кавказа.

В этих условиях сохраняется положение дел законодательного коллапса в некоторых регионах государства, где в принципе нет зарегистрированных муфтиятов и царствует двоевластие. В таком положении исламская умма Рф повстречает основное событие 2022 года — отмечание на муниципальном уровне 1100-летия принятия ислама в Волжской Булгарии. Но навряд ли это мероприятие приведет к перемирию и объединению соперников.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»