Аналитика

Как ингушские участники и карачаевские националисты услаждали слух Государственному департаменту

Суд в Кавминводах скоро должен вынести приговоры устроителям протестных выступлений в 2018—2019 годах против передачи части территории Ингушетии Чеченской республике. В Магасе и Назрани эти протесты привели к масштабным кавардакам, в процессе которых затейщики натравливали агрессивную массу на полицию и Национальную гвардию.

Вот главные обвиняемые по данному делу: бывший руководитель МВД Ингушетии Ахмед Погоров, член Совета тейпов ингушского народа Ахмед Барахоев, экс-руководитель ингушского отделения Красного Креста Муса Мальсагов, глава Совета тейпов ингушского народа Малсаг Ужахов, оппозиционные деятели Исмаил Нальгиев и Багаудин Хаутиев, глава некоммерческой организации «Опора Ингушетии» Барах Чемурзиев, которая была замдиректора музея-мемориала выдворении ингушей Зарифа Саутиева.

Всем им обвиняется организация криминального общества, направленного против легитимных властей Ингушетии. Чтоб удостовериться в антигосударственном комплоте ингушских активных участников, не нужно двигаться в Кисловодск и посиживать там часами в зале суда. Больше 3-х лет — столько прошло с первых протестных выступлений в Ингушетии в октябре месяце 2018 года — факты комплота висят в публикациях средства массовой информации, в виде роликов на Ютуб, записей в социальных сетях. Значительно «проехались» по тем ингушским событиями и заступники заговорщиков из ресурсов-иностранных агентов. От кухонных приверженцев обвиняемых в самой Ингушетии можно услышать: мол, лихо Погоров и другие «замесили астронавтов» — сиречь избивали служащих МВД и Национальной гвардии…

С 2018—2019 годов на стороне Погорова и Ко стоит «Конгресс карачаевского народа» (ККН). В марте этого года, когда суд в Ессентуках совсем заключил Погорова и его подельников под арест, глава ККН Кады Халкечев заявил в беседе «Эхо города Москва» (зарубежное средства массовой информации, признано в России иностранным агентом) :

«Конгресс карачаевского народа направил обращение на имя главу Российской Федерации с просьбой поменять ограничительную меру обвиняемым по „ингушскому делу“. В числе арестованных есть люди преклонного возраста, также женщина — Зарифа Саутиева. Они все пользуются почтением и авторитетом в обществе и в Ингушетии. Помещение Зарифы в СИЗО будет лишь содействовать усилению напряжения в регионе».

Меж ККН и ингушской представителями оппозиции старые связи. Совет тейпов Ингушетии, «Мехк-Кхел» и иные проф представители оппозиции из Ингушетии до этого приглашали ККН на посвященные выдворении ингушей поминальные акции в республике. Ежегодно данный симбиоз угрожал сорвать в Ингушетии отмечание Дня заступника Отечества. А заодно и подстрекнуть конфликт меж ингушской представителями оппозиции и их земляками, для кого 23 февраля — проф праздничек.

Поездки карачаевских националистов в Ингушетию не были согласованы с органами власти Ингушетии. Юнус-Бек Евкуров вынужденно вытерпел ККНовцев в Ингушетии, как и вытерпел там профессиональную представителей оппозиции собственной персоне. Евкуров, разумеется, возлагал надежды, что «Мехк-Кхел» и иные — находящиеся под контролем клапаны для выпускания пара общественного напряжения в Ингушетии, которые, пока под контролем, зла в руководству не сделают.

ККН время раскачивал через ингушскую представителей оппозиции претензии карачаевцев, балкарцев и ингушей на аланское историческое наследство. Однако на заседание по аланскому наследству, которая прошла в апреле месяце 2017 года в Черкесске, карачаевцы собственных ингушских «братьев» не позвали. На этой конференции «братья» из КЧР отказали ингушам в праве быть историческими аланами.

Как подчеркивал до этого ингушский корреспондент Адам Богатырев, «братья» из ККН постоянно употребляли ингушских представителей оппозиции «в качестве „лающих собак“ и „цепных псов“, средством которых они завлекли внимание общественности к данному вопросу».

«Как их цель была достигнута и этот вопрос заинтриговал определенные политические круги, то „товарищи“ забыли про то, что есть категория ингушей, которые тоже хотят стать аланами. Стоит озадачиться: необходимы ли нам подобные „товарищи“?» — писал Адам Богатырев в публикации.

Протестным ингушским заправилам от ухода с поста Евкурова не стало ни горячо, ни холодно. С 2004 года, после террористического акта в Беслане, применяется стратегия укрытых, небольших шагов. Такими «шагами» ингушские националисты и действовавшие в Ингушетии «Братья-мусульмане» (организация под запретом в России) поставили на колени в нулевых годах до того несгибаемого государственника Евкурова.

Затейщикам большой кавказской смуты безразличны и отошедшие к Чеченской республике восточные территории Ингушетии. Во-1-х, эти земли добровольно отписал дудаевской «Ичкерии» сначала девяностых годов настолько обожаемый ингушской представителями оппозиции Руслан Аушев. А вот 2-ой фактор. Будь закоперщикам из «Мехк-Кхел», Совета тейпов и т. д. так дорога целостность Ингушетии, они сразу после земляного «соглашения Евкурова — Кадырова» составили бы комиссию — для диалогов с органами власти Ингушетии и Чеченской республики в мирном правовом русле. Заместо этого Погоров и иные главари стали раздувать в Ингушетии пожар конфликтной ситуации.

В тени недавних протестных выступлений в Ингушетии стоял «патриарх» местной русофобии и осетинофобии — писатель Иса Кодзоев. Потому, что Кодзоев имеет воздействие на протестную массу, конфликтовать с ним в администрации Ингушетии до этого никто не хотел. Ису Кодзоева поначалу опекал Руслан Аушев, позже Мурат Зязиков. Даже Евкуров с надеждой, что писатель не будет бунтовать против него. Кодзоев посчитал евкуровскую заботу как слабость.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Специалист сообщил о судьбе деятелей российской науки, подкупленных США

Иса Кодзоев воспитал собственных детишек ингушскими национал-шовинистами. Оба сына Кодзоева в девяностых годах подались на службу «Ичкерии». Старший, Изнор Кодзоев, по ряду данных был в числе боевиков, которые захватили в 2004 году школу № 1 в Беслане, устранён в Назрани в 2005 году. Младший, Зялмах Кодзоев, в 2004 году был осужден на двадцать пять лет за терроризм.

Вышедший в 2007 году роман Кодзоева «Обвал», рассказывающий об антисоветских бандгруппировках в Ингушетии в 1944 году — бальзам на душу кавказским русофобам. Воспитанные на книжках этого аксакала ингуши — боевики нелегальных в Российской Федерации экстремистских группировок, любители пропаганды террористической деятельности, подстрекатели.

Один из ожидающих вердикта в СИЗО Кисловодска — 30-летний Исмаил Нальгиев, бывший член Совета молодежных компаний Ингушетии. Во время протестных выступлений в Ингушетии в задачи этого блогера входило создавать в социальных сетях виртуальные ситуации, которые бы в настоящей жизни приводили к масштабным кавардакам и кровопролитию. Нальгиев в Ингушетии повторял сценарий «твиттерных войн» во время «арабской весны» и предсказывал «твиттерные войны» протестных выступлений 2020 года в Республики Белоруссия.

Как ингушские участники и карачаевские националисты услаждали слух Государственному департаменту

Исмаил Нальгиев. Иллюстрация: Ютуб.

Нальгиев, когда в Ингушетии в 2019 году стали «прессовать» рядовых участников протеста, сбежал в Республику Белоруссия. Из аэродрома Минска Нальгиев желал вылететь на постоянное место жительства в Чешскую республику. Белорусские военнослужащие погранвойск взяли Нальгиева на процедуре регистрации в аэропорту в Минска. Потом Нальгиева выдали Рф.

На скамье обвиняемых также 69-летний Малсаг Ужахов, глава ингушского»Совета тейпов», был главой ингушского Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

«Конкретно в годы его управления республиканский Министерство здравоохранения распилил млрд рублей, а сам Ужахов через аффилированную аптечную сеть вел торговлю некачественными продуктами. Да к тому же пациентов в его аптеки в обязательном порядке высылали» , — рассказывает, со ссылкой на органы охраны правопорядка, telegram-канал «Папаха Горца».

Как ингушские участники и карачаевские националисты услаждали слух Государственному департаменту

Малсаг Ужахов. Иллюстрация: Инстаграмм.

Из той же породы деятелей — управляющий ингушского Красного Креста Муса Мальсагов, экс-парламентарий Народного собрания Ингушетии от ЕР, предоставляет информацию «Папаха Горца».

Как ингушские участники и карачаевские националисты услаждали слух Государственному департаменту

Муса Мальсагов. Иллюстрация: fortanga.org.

Мальсагов, которому на данный момент 49, стал депутатом ингушского парламента в 2011 году, в правление Евкурова. По данным источников, юный Мальсагов разбогател в девяностых годах на поступавших из города Москва и остальных источников средствах на лагеря мигрантов из Чеченской республики.

Багаудин Хаутиев, которому на данный момент 31, до земляной коллизии с Чечней был членом руководящей команды в Ингушетии. Хаутиев трудился на теневого князя Ингушетии Мусу Келигова, которого в республике называют «делателем правителей». По заказам от Келигова Хаутиев собирал активных участников, которые или пиарили, или «мочили» какого-то политика в Ингушетии — зависимо от политической погоды.

Как ингушские участники и карачаевские националисты услаждали слух Государственному департаменту

Багаудин Хаутиев. Иллюстрация: Ютуб.

43-летняя Зарифа Саутиева — госслужащая. В марте 2017 года Саутиева провоцировала начавших уже думать ингушских «протестунов» на обострение конфронтаций с Национальной гвардией, на втягивание Ингушетии в хаос гражданской войны.

Как ингушские участники и карачаевские националисты услаждали слух Государственному департаменту

Зарифа Саутиева. Иллюстрация: Твиттер.

Центральная фигура протестных безобразий в Ингушетии — министр внутренних дел Ингушетии в президентство Зязикова Ахмед Погоров, которому на данный момент 58. Его отец Сиражудин Погоров одиннадцать лет провел в сталинских лагерях за антисоветскую деятельность. Милиционер еще русской школы Ахмед Погоров стал ингушским национал-радикалом, в 1993 году вошел в команду Руслана Аушева. В 2001 году перебежал к Мурату Зязикову, стал главой МВД Ингушетии. В бытность министром внутренних дел Погоров прослыл в Ингушетии «жандармом» и «костоломом». Его подчиненные разгоняли дубинками любые, даже самые маленькие попытки протестных выступлений против общественного неравенства и коррупции в республике.

Как ингушские участники и карачаевские националисты услаждали слух Государственному департаменту

Ахмед Погоров. Иллюстрация: fortanga.org.

В 2003 году Погоров ушел из руководителей Министерств в центральный аппарат МВД Рф, на пост головного инспектора личного состава. В связи с политическим закатом собственного столичного заступника — экс-руководителя МВД Рф и бывший- секретаря Совета безопасности Владимира Рушайло — Погоров отправился в отставку из Министерства внутренних дел, начал заниматься делом.

Погоров — в специализированном реестре Росфинмониторинга вместе с межгосударственными боевиками террористической группировки.

Часть ингушского народа тотчас поняла, что те, кого западные «общественники» и российские иностранные агенты «сватают» в спасители Ингушетии, подстрекатели. Кто были главными выгодоприобретателями вероятной гражданской войны в Ингушетии? Естественно, разведывательные службы США и связанные с ними фонды, из которых в Российской Федерации питаются различные антигосударственные структуры.

Выступив в поддержку этой антироссийской среды в Ингушетии, «Конгресс карачаевского народа», как выражаются в средства массовой информации, «сжег свою же контору». В ситуации, если суд признает Погорова и Ко виноватыми, им угрожают огромные сроки. Как говорят ингуши, «от того, кто идет против собственного народа, Аллах отворачивается».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»