Скандалы

Как обогатиться на величавых нацпроектах? (часть 2)

После того как в 2003 году Газпром организовал акции «Севернефтегазпрома», его возглавил Эдуард Худайнатов, который и начал освоению Южно-Российского месторождения. И тут проявился основной талант нашего героя — назовем это большой денежной емкостью.

(Продолжение)

Чтоб осознать сущность этого явления, принципиально знать контекст тех лет в области ТЭК. А он заключался применительно к данному определенному проекту в том, что Газпром фактически не держали под контролем в его денежных растратах.

Это кажется сейчас нелепым, на даже Счетная палата не имела права держать под контролем финансовую деятельность Газпрома. В 2004 году глава СП Россия Сергей Степашин на публике просил допустить его учреждение однако бы к проверке уплаты налоговых платежей со стороны больших энергетических организаций. А первую всеохватывающую проверку Газпрома в принципе назначили в 2012 году. И это подавалось как общегосударственное событие, однако касалась она в главном не специализированных активов (и окончилась скандалом, разразившимся вокруг строительства стадиона для «Зенита»).

Реклама на веке

Как расположить

https://www.kommersant.ru/doc/973508

https://www.kommersant.ru/doc/2185973

Что все-таки касается, к примеру, цены освоения Южнорусского месторождения, то Газпром сам определял сколько израсходовать на его облагораживание. Счетная палата туда в принципе не вмешивалась. Снутри компании тогда была некоторая спецкомиссия (Балансовая), коллегиальный орган, который напоминает Государственную Думу эталона 2000 года (другими словами откровенный рынок), который и решал сколько средств выделять на тот либо другой проект. А сумму называл определенный подрядная организация — в этом случае генеральный директор «Севернефтегазпрома». Либо непосредственно наш основной герой генеральный директор Худайнатов — можно сообщить, что с денежной точки зрения Эдуард Юрьевич попал тогда в реальный рай. Просить можно было сколько хочешь. И он попросил искренне — 700 млн. евро. Данная сумма даже для Газпрома показалась лишней и сначало ему отказали.

https://www.forbes.ru/kompanii/resursy/292163-neft-i-volya-kak-byvshii-gosmenedzher-postroil-novuyu-biznes-imperiyu

Однако в конечном итоге благодаря личному поручительству являющегося в то время наставника Худайнатова члена правления Газпрома Александра Рязанова данную стоимость выделили. Однако в 2007 году невзирая на то, что в официальном порядке месторождение было введено в эксплуатацию, после проведения внутренней проверки было установлено, что выделенных средств не хватает. Выяснилось, что компания, которая реализует стратегический проект, располагается в тяжелом финансовом положении. Невзирая на суровое выделение денежных средств, организация «Севернефтегазпром» набрала доп займов и стала по данному показателю третьей в системе Газпрома — после фактически головной структуры и Газпромнефти.

http://www.rufront.ru/materials/493FB51B65361.html

Вероятнее всего, это стало реальным шоком для Газпрома, так как Худайнатова в срочном порядке освободили от должности, а отдуваться за него пришлось лично Рязанову, который стал президентом «Севернефтегазпрома». В конечном итоге Газпрому, чтоб закрыть финансовую дыру, оставленную после Эдуарда Юрьевича, пришлось завлекать целый объединение европейских банков (если точно, то 14) на неимоверную цифру 1,1 миллиардов. евро.

https://www.gazprom.ru/about/subsidiaries/news/2011/may/article112772/

И тут, чтоб читатель осознавал, сущность даже не в том, что на неимоверную сумму выросла цена проекта — кто гласит в два раза, кто — в 3. Итоговую сумму никому не известно. Нет, самое основное состоит в том, что от раззорения 1-ый стратегический проект российского ТЭКа тогда выручила лишь прекрасная рыночная конъюнктура — стоимости газа ушли за $300 и даже $400 за тысячу кубов. Сейчас подобные средства под этот проект никто бы не отдал.

https://www.kommersant.ru/doc/1034366

Уже тогда Худайнатов прополз практически по краю — когда он пришел в 2003 году в систему Газпрома, газ для Европы стоил $130 за 1 тыс. кубометров, а убрали его, когда ставка была практически $500. Другими словами в 2008 году при отсутствии денежного контроля со стороны страны на это можно было махнуть рукою — суперприбыль покрывала все убытки. Однако если б такая история произошла сейчас, то наверное у Эдуарда Юрьевича появились бы суровые трудности, которые, к слову, появились позднее.

В тот же период вылезла и еще одна личная черта Худайнатова — никогда не забывать о своих интересах, вылившаяся в конечном итоге в маленькую и чрезвычайно неприятную историю, до настоящего времени отравляющую, вероятно, жизнь Эдуарду Юрьевичу. Сущность этой истории заключалась в том, что он на пару с Рязановым смог снова же на заемные средства получить лицензию на маленькое газовое месторождение. Подразумевалось, что партнеры благодаря собственному положению в Газпроме смогут подключиться к общей трубе и по сниженным ставкам продавать газ на наружных рынках. Это была популярная схема девяностых, к примеру, которая составляла базу бизнеса той же Итеры во время Черномырдина-Вяхирева.

https://www.forbes.ru/kompanii/resursy/292163-neft-i-volya-kak-byvshii-gosmenedzher-postroil-novuyu-biznes-imperiyu

Однако политика газового монополиста уже поменялась и нашим партнерам не получилось невзирая на свое положение получить дешевенький доступ к трубе. Тогда и они для чего-то связались со резонансным прибалтийским Парекс-банком, прокредитовавшись под стройку газоперерабатывающего заводика на жалкую по тем временам для наших друзей сумму в $40 млн. Данный банк, кто не знает, был одним из основных каналов доставки ворованных в Российской Федерации средств на Запад. Все чем гнушались даже швейцарские банки, уходило в Парекс. И вот с таким банком уже перед самым его крахом ухитрились связаться Худайнатов и Рязанов.

https://www.rbc.ru/finances/21/03/2018/5aafb2519a794747f2c75fe4

Заводик естественно не выстроили, кредит не возвратили, а банк в конечном итоге перебежал под контроль чрезвычайно сердитого латвийского кабинета министров (и де факто западных спецподразделений), начавшее выносить нашим товарищам мозг и полоскать их где нужно и не нужно. К слову говоря, первую порцию компрометирующих сведений в средствах массовой информации Худайнатов отхватил конкретно в данное время. Для чего Эдуарду Юрьевичу, уже ворочавшему сотками миллионов, необходимо было влезать в эту историю — загадка. Однако она почти все гласит о личности нашего героя. Быть может, просто не сумел пройти минуя.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Строительный «Монарх» Амбарцумян

Заканчивая эту главу нашего анализа, нужно пару слов сообщить о судьбе Александра Рязанова — номинального наставника Эдуарда Юрьевича. Поруководив несколько лет Севернефтегазом, он был всецело удален из ТЭКа. Более активов в нефтегазовой сферы у него не было. Тут можно лишь полагать из-за чего — вероятнее всего, из-за неудач при освоении того самого Южно-Российского месторождения.

Ванкорская трагедия

Вообщем, судьба его старого напарника для Эдуарда Юрьевича уже не имела значения — он крепко вошел в орбиту специализированного заместителя премьер-министра Игоря Ивановича Сечина. В конечном итоге, то обстоятельство, что разумеется разноплановая история с освоением Южно-Российского месторождения сошла ему с рук, и привел в конечном итоге к тому, что почти все называют «Ванкорской трагедией».

В 2007 году Худайнатов выступил в статусе свидетеля обвинения на процессе против руководителя службы безопасности ЮКОСа Пичугина, который обвиняется в убийстве главы города Нефтеюганска Петухова. В следующем году после чего он стал заместителем президента Роснефти, а в 2010 году её управляющим. И как раз в данное время началось активное освоение Ванкорского месторождения, как уже говорилось выше, который был призван стать главной ресурсной базой для интенсивно возводимой в эти годы нефтепроводной системы Восточная Сибирь — Тихий Океан.

Это очередной стратегический проект для нашего государства и, выскажемся так, «экспериментальный» лично для Игоря Ивановича Сечина. И Худайнатов был несет ответственность за реализацию этого головного тогда для Роснефти проекта. Чрезвычайно любопытно, что тогда Ванкорское месторождение описывалось в официальной прессе как неповторимое и очень перспективное. Однако даже сами геологи Роснефти рассказывали, что ничего такого особенного в нем нет — по соотношению с этим же Самотлором это всего только маленькое месторождение. И, естественно, делать ставку на него как ресурсную базу для стратегического нефтяного трубопровода в бездонный рынок Азии не стоило.

https://dela.ru/interview/vladimir-krinin-vankorneft/

Однако, наверх шли победные реляции. И сразу, чуть став президентом Роснефти, Худайнатов обращается с просьбой об увеличении выделения финансовых средств проекта по освоению Ванкорского месторождения до 960 миллиардов. рублей против намеченных 630 миллиардов. рублей. Обращается к являющемуся в то время профильному заместителю премьер-министра Игорю Сечину. Ясно, что Игорь Иванович был не против, но времена уже начали изменяться и в дело вмешались экономисты. А именно, по просьбе Ведомства финансового развития нанимается независимая оценочная компания, которая и устанавливает, что настоящие растраты на освоение Ванкорского месторождения уже превысили наивысшую сумму в 1,1 трлн. рублей. Однако по отчетности Роснефти она не превосходила 555 миллиардов. рублей. Другими словами повторялась один в один история с Газпромом.

Это, фактически, и решило последующую судьбу Эдуарда Юрьевича как муниципального менеджера. После проверки он уже досиживал в кресле управляющего Роснефти и, как заявляют почти все источники, практически был отстранен от оперативного управления компанией. И после ухода больше в муниципальные компании его не приглашали.

При этом, это не воспрепядствовало организовать ему свою Независимую Нефтегазодобывающую организацию и долгие и длительные годы сохранять звание близкого сподвижника Игоря Сечина.

Предстоящая история с освоением стратегического Ванкорского месторождения известна — Худайнатов так его освоил, что на заявленную мощность (25 млн. тонн) Ванкор так и не вышел. После 2014 года началось размеренное падение добычи. При всем этом трубопроводная система Восточная Сибирь — Тихий океан уже была построена и заключены суровые договоры с азиатскими партнерами. Их было надо делать, отсюда и начались конвульсивные движения Роснефти по формированию новых нефтегазовых регионов. Другими словами даже для неспециалистов понятно, что с освоением Ванкорского месторождения была вначале допущена еще одна «ошибка», в особенности беря во внимание цена его освоения.

Однако, даже после провала 2-ух стратегических проектов Эдуард Худайнатов, как демонстрируют последние действия, остается среди наиболее имеющих влияние людей в российском ТЭКе, и это не может не вызывать волнения.

Остается лишь добавить, что провал Ванкора — не единственный просчет в данное время у Эдуарда Юрьевича. В данное время он начинает заниматься активами в Венесуэле, в том числе, презентует очередной превосходный и стратегический план по освоению нефтегазовой мегапровинции в бассейне реки Ориноко. При всем этом снова управляет действием таким образом, что потом за этим последует то, что в сферы спецы дипломатично называют «казусом Венесуэлы». А по факту еще одним звучным провалом Роснефти.

Некоторой главы заслуживает история отношений Итеры и нашего героя. Как раз в данное время он становится параллельно её генеральным директором. Итера и её активы перебежали под контроль Роснефти, а ах так они были взаимосвязаны в Роснефть под управлением Эдуарда Юрьевича — тоже чрезвычайно увлекательная история. И, может быть, мы к ней еще возвратимся.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»