Экономика

Как Олег Бойко из очевидного ростовщика дорос до «пионера финтеха»

Как Олег Бойко из очевидного ростовщика дорос до «пионера финтеха»

30 апреля 2022 г.

Евгений Дятлов

Санкционная волна накрыла латвийский бизнес с российскими корнями. Местные компании спешно убирают российские имена из списков собственных владельцев, и меняют управляющих с дискредитирующим гражданством на людей с «правильными» фамилиями.

По данным латвийского портала lsm.lv, с регистрационного радара государства «исчезли» 90 компаний, обладателями которых являлись граждане Российской Федерации. А еще 40 пропали потому, что «засветились» в качестве уполномоченных лиц либо обычных служащих.

Сливной бачок

Однако это капля в большом море, так в всего в латвийской юрисдикции действует около 4 тысяч компаний с российскими корнями. Все-же невзирая на трудную историю отношений Рф с Латвией, крайняя очень длительно была настоящим окном в мир для нескольких поколений русских и россиян.

Большая часть из этих любителей избрали Латвию совсем не поэтому, что желали испить чашечку кофе на улицах Риги, закусив её приятным на вкус круассаном. Латвия совершенно походила на роль сливного бачка, где было комфортно аккумулировать средства, выжатые из российских активов и государственного бюджета для их предстоящей узаконивания в денежной системе ЕС. Про это говорит и перечень первых «закрывшихся» компаний. Там бытуют различные по собственному формату и масштабам работе компании, но они все, тем или иным образом, делают роль несчастного «окна».

В числе их оказалась компания Ultramar, которая, по данным латвийской СМИ, практикуется на перевозке удобрений в интересах Uralkali Trading — торгового отделения одноименной российской компании, которая контролируется Дмитрием Мазепиным.

Судя по имеющимся сведениям, которая представлена на российском веб-сайте, «Ультрамар» была основана в 2007 году, а уже к 2009 году выстроила и открыла в Санкт-Петербурге собственной 1-ый терминал по перегрузке минеральных удобрений из вагонов в контейнеры. В итоге компания оказалась одним из самых крупных перевозчиком минеральных удобрений в контейнерах, а на данный момент она строит один из самых крупных в регионе терминал по перевалке минеральных удобрений в Усть-Луге и промышленно-транспортного парка в Вистино, пользуем?? поддержкой властей — общегосударственных, Ленинградской области и Сберегательного банка.

Про то, что Ультрамар и Ultramar соединены, можно осознать из того, что на российском веб-сайте мимолетно указывается о наличии кабинета в Риге. В действительности же речь, скорее всего, идет не попросту об кабинете, а о центре принятия стратегических решений. Это следует из того, что в августе 2020 года конкретно латвийское общество «Ультра Группа» выступило в роли владельца 3-х компаний: «Ультра Ферт», «Ультрамар Логистика» и «Восход Ультра», которые ранее фигурировали в качестве сто процентов российских дочек «Ультрамара».

Однако при заключении кредитного контракта в августе 2020 года со «Сберегательный банк Инвестментс Лимитед» (к слову, кипрской дочке Сберегательного банка) конкретно латвийская «Ультра Группа» выступила в роли залогодателя. И если для кипрского происхождения дочки Сберегательного банка еще можно придумать технико-финансовое разъяснение, то выбор латвийской юрисдикции в качестве головной, имел другое, несмотря на то, что неочевидное разъяснение.

1-ые лица

Однако на данный момент оно стало совсем естественным. Суть в том, что все нити управления компанией, которая затеяла масштабные проекты в Ленинградской области, вели к Андрею Бонч-Бруевичу, которого обычно называли «первым лицом всей бизнес-конструкции». В прошедшем времени. Потому что в реальном времени Андрей Бонч-Бруевич сначала марта передал право принадлежности на латвийскую Ultramar собственной супруге Елене. Однако это не попросту домашняя история, в связи с тем, что по факту владение и распоряжение российскими активами с обязанностями по экспортным поставкам перебежало от жителя Российской Федерации Андрея к жители Латвии Елене. Почувствуйте разницу. Результаты этот передачи могут быть самыми различными и чрезвычайно нежданными.

По иному, но более приметному варианту разворачивается история с активами иной латвийской компании — 4finance. Рожденная в 2008 году, 4finance была неприметной латвийской микрокредитной компанией. Все поменялось в 2011 году, после того как у нее возник обеспеченный благотворитель. В данной роли выступил Олег Бойко, человек, которого молва и иные веб-источники упрямо связывают с «солнцевскими» (это связь началась после обнародования в сети «Информационные базы СБ Группы «Мост» — первой периодической утечке материалов, которая была собрана в итоге оперативной работы неведомым кругом лиц). Бойко уже на протяжении нескольких лет повсевременно борется в судах, требуя опровергнуть такие сведения и запретить поисковикам выдачу инфы про то, каким образом он сразу обеспечивал финансами уличных крепких юношей и партию «Демократический выбор Рф».

Тем или иным образом, но из девяностых Олег Бойко вышел не попросту живым, да и полностью солидным мультимиллионером, о намерениях развития которого часто и серьезно говорила российская франшиза Форбс. Все же Бойко по подозрительному совпадению предпочитал вкладывать средства в компании, имевш?? дело с большими потоками и движением наличных средств. Это событие, конечно, не содействовало развеиванию сплетен и несуразных подозрений о структуре и характере деловых связей Бойко в новых критериях. Тем или иным образом, нет ничего необычного в том, что, заплатив за 4finance $70 млн, Бойко дал обещание перевоплотить «просто компанию» в мирового лидера предоставления кредита наличными.

Полностью данный проект воплотить не получилось. Однако в текущее время 4finance называет себя одной из самых крупных в Европе групп по «цифровому потребительскому кредитованию».

Клуб знатоков

Прилагательное «цифровое» дозволяет позиционировать компанию в качестве «пионера финтеха», а самого Бойко — ни мало ни много — в качестве венчурного финансиста.

Волшебства перевоплощения из очевидного ростовщика, раздающего кредиты по ставкам до 760% в конструктора техно-стартапов не мешали регуляторам различных государств временами колебаться в реноме денежного гения. В 2015 году Банк Литовской Республики — регулятор кредитных учреждения в государстве — даже воспретил интернациональной денежной группе 4finance Holding выдавать кредиты в принципе.

В Российской Федерации Олег Бойко ощущал себя куда больше вольготно, но в мае 2019 года его достигнула карма. ЦБ посчитал плохой бизнес репутацию бизнесмена.

Правда спустя чуток больше месяца — в июне, снял свои претензии. Практически секундную по меркам денежного мира корректировку реноме Центральный Банк РФ объяснил изменением инфы, которая до этого была предоставлена регулятору. Сколько сил, энергии и иных издержек пригодилось мультимиллионеру с этой целью, так и осталось неустановленным.

Санкционную напасть Олега Бойко устранить так оперативно не получилось. Вероятно взвесив все за и против, экономист решил пойти иным методом. Вначале 4finance была оформлена на домашний траст, выгодоприобретателем которого выступает мама предпринимателя Вера. С начала марта доля семьи Бойко уменьшилась с 49,05% до нуля.

В итоге новой серии соглашений у 4finance возникли 4 новых миноритарных акционера, любой из которых обладает ниже десяти процентов акций.

Основная интрига в данной истории заключается в том, что акцию распродажи собственной толики семья Бойко начала еще в конце прошедшего года, а начало специальной операции только ускорило данный процесс. В данном нет ничего необычного, если принять во внимание историю о специфичном характере связей бизнесмена. В этих кругах водятся только инсайдеры, а все другие покидают данный узенький клуб знатоков.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»