Новости регионов

Как прошел слет юных писателей «Болдинская осень»

Атмосфера поэтических разборов в условиях пашни

В октябре в Нижнем Новгороде одарили победителей Слета юных писателей «Болдинская осень». Слет находился на поляне на берегу озера, вокруг всюду так же простирались поля: одни – зеленые, остальные – перепаханные.

Поэт Дмитрий Бобылев в шатре на лекции, фото из архива автора.

Оксана сходу усвистала в отель, как и почти все остальные участники слета, не желавшие ночевать в палатках на свежайшем воздухе, а желавшие заплатить средства за скучноватые помещения. Гостиница пряталась за холмиком-кладбищем. Когда пазик трясся мимо него, человек в шапке спросил Бобылева:

– Как это называется?

– Не знаю, – пожал плечами Бобылев. Однако человек в шапке не унимался, и Бобылев увидел зарубежный упор и додумался, что человек в шапке желает услышать «кладбище».

– Кладбище, – произнес Бобылев. Человек в шапке сообщил, что он писатель из Мексики и на слете желает учить русскую литературу.

Так как Оксана уехала, палатка досталась Бобылеву полностью, а в принципе-то была рассчитана на двоих. Скоро участвующих слета, в числе которых были поэты, прозаики, критики и создатели песен, собрали на поляне и сперва сообщили, что купание в озере не советуется, так как оно – областной лидер по числу утопленников и в принципе это пруд. Писатели сразу назвали пруд Озером мертвых писателей и в главном избегали посещения его вод.

Писателей сразу накормили за 2-мя длинноватыми дощатыми столами. Пищу привез фургончик из города, с ней приехали добрые дамы в фартуках. Они накладывали пищу в посуду, которую участники слета привезли с собой – и, если чашечка оказывалась большой, все равно заполняли её до краев. Потому скоро Бобылев закончил брать суп, не способен победить все блюда.

Слет продолжил начинаться уже на сцене, акцией «Книжка по кругу». Каждый прибывший привез с собой книжку и сейчас, выходя к микрофону, говорил о для себя недлинные фразы, а потом вытаскивал из коробки бумажку с именованием последующего участника и дарил ему книжку. Мексиканский писатель подарил русскому писателю собственный роман на испанском языке. Бобылев подарил свою книжку «Флажки на карте» поэтессе, у которой вышла книжка в том же издательстве. Все обымались.

А вечером на сцене прослушивали создателей песен, чтоб избрать в их числе победителя. Однако куда больше масштабный выступление произошел ночью, вокруг огромного костра. Музыканты обычно стали исполнять хиты российского и нерусского рока, смотря в огонь. Традиция пошатнулась тем, что каждой песне сопровождали две-три гитары, барабан, губная гармошка, скрипка и виолончель. Во все дни слета участники прерывали свои музыкальные упражнения лишь на время лекций, играя в остальное время то у костра, то за столом. Для жителей Санкт-Петербурга стало открытием, что ночью над полями пылают огромные звезды.

Всего за 3 суток слета было прочитано больше двадцати лекций, они звучали сразу в 4 секциях. Бобылев прошел на слет и как поэт, и как критик, потому посчитал вероятным посещать лекции во всех секциях сходу.

Музыкантам Вячеслав Карташов вещал, «как жить меж слетами». Музыканты занимались раздельно от других, за ручьем, через который специально был перекинут мостик. Вероятно, чтоб быть совершенно хорошими от остальных, создатели песен посиживали не в шатре, а на древесных поддонах, брошенных на скошенную травку. Сначала лекции Карташов сказал, что не уверен, как жить меж слетами, и начал читать стихи. Бобылев перебежал в шатер к поэтам, где диссидент Юрий Кублановский говорил, как гулял с Бродским по Нью-Йорку. Когда пришла пора разбирать стихи участвующих, Бобылев сказал:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Новосибирском регионе в ноябре погибли 4 382 человека

И я не одинокий, и коты

Мне не необходимы.

На что задремавший Кублановский пробудился и вознегодовал, что коты могут быть не необходимы, в особенности выделив, что коты необходимы постоянно. Вероятно, злосчастные коты и подвели Бобылева, так как премию в восемьсот тысяч ему не дали, а дали Лизе Долковой, которая сочинила стихотворение про муравья. Кроме того мэтр порекомендовал писать стихи, «лишь когда в сердце пролезет кто-то небольшой», так как в тексте Бобылева нашлась и такая строка.

После обеда поэт направился было, как и все, слушать известного Сергея Шаргунова, но путь лежал мимо шатра критиков. В шатер критиков принесли телек, из которого был должен вещать не доехавший до Болдина критик Басинский. Басинского Бобылев не читал так же, как и Шаргунова. Однако в шатре критиков он увидел двоих критиков, которые расстелили коврики на травке, которые желали слушать лекцию лежа, и не сумел пройти минуя. Бросив на травку пиджак, он присоединился к критикам, и трое дружно проспали, пока телек не выключился. Тем временем Шаргунов уже завершал свое выступление, советуя всем писать очерки о настоящей жизни.

Более увлекательной лекцией поэту показалась лекция Анны Русс «Быть поэтом и остаться в живых». В ней затрагивались три принципиальных нюанса поэтической жизни: как не спиться, как не сойти с разума и как не скончаться. Анна заявляла, что некоторые поэты гибнут не поэтому, что бывают аналогичными запивохами, как и иные люди, а из-за узкой духовной организации, и посоветовала носить с собой небольшую рюмочку, чтоб выпивать меньше остальных запивох-поэтов.

В последний день слета Бобылев попробовал обойти пруд и нашел яблоню со сладкими яблоками и поле с горьковатыми бобами. На оборотном пути он увидел, как группа поэтов под руководством Лизой Долковой что-то закапывает на вспаханном поле. Поэты рассказали, что каждый год хоронят здесь один из литературных грехов – сейчас «комплекс вторженца». Что подобное «комплекс вторженца», Бобылев осознать не сумел, и решил уяснить грех прошедшего года – многословие, а потом угостил поэтов горьковатыми бобами.

После финишного выступления участники большой скоплением людей обнялись около сцены и испытали прощальные чувства.

В заключение поэт вместе с музыкантом Полиной влез на кладбищенский бугор и, сидя на холме, понял вдруг, сколь громадна наша государство. Ведь некоторые участники слета преодолели путь в тысячи км, чтоб быть вместе тут, да и там государство еще не завершалась. Здесь, но, стало известно, что поэт и музыкант посиживают на муравейнике, и они оставили бугор.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»