Аналитика

Консервативная революция Иосифа Сталина и современное противоборство Рф и Запада

Консервативная революция Иосифа Сталина и современное противоборство Рф и Запада

Когда сообщают, что «500-летняя эра преобладания Запада в глобальных делах закончилась», принципиально не упускать из виду, что это преобладание опирается не только ну и не столько на военно-политическую и финансовую мощь, сколько на культурно-ценностную, идейную гегемонию. Потому реальное противоборство гегемонистским претензиям коллективного Запада вместе с политико-финансовой должно включать также и ценностную, идеологическую составляющую. Нужно озаботиться «замещением импортной продукции» не только в сфере «производства продуктов и услуг», да и в сфере культуры, в «производстве» мыслях.

Данная задачка, но, осознаётся российской общественностью далековато не в подабающей мере. И если в связи с началом СВО о замещении западных промышленных технологий можно слышать и здесь и там, то более жизненно важная надобность «замещения» западных же технологий масскультуры, на самом деле, даже не обсуждается, не говоря уже о принятии каких-то практических мер. Кроме того, российский масскульт как ни в чём не бывало не прекращает здравствовать и остаётся тем, чем он и был (и только быть может), — вторичным, провинциальным вариантом, дешёвой во всех смыслах копией собственного эталона — масскульта американского. «На манеже — всё те же», поточнее всё то же, не зависимо от индивидуального состава шоуменов. Исполнители — это в конечном итоге детали. Основное — шоу не должно прекращаться при хоть какой погоде. И оно продолжается: довольно включить ТВ, чтоб удостовериться в данном.

А так как сейчас конкретно масскультура сформировывает стереотипы поведения «масштабного человека», всерьёз рассчитывать на сохранение обычных ценностей, на фуррор в противоборстве с Западом в таковых критериях навряд ли может быть. Чёткое осознание этого, вероятно, не сформировалось пока ни у политического класса Россия, ни у российской общественности в общем. Это закономерное следствие духовной бедности и умственного убожества подражательности и сервилизма русской и не много чем отличающейся от неё постсоветской российской официальной философии и так именуемых публичных наук. И та, и иные по большому счёту, в принципе, есть (как и российский масскульт) не что другое, как вторичные провинциальные варианты импортированной из «передовых государств» Запада марксистско-либеральной идеологии. По факту, они представляют собой менее чем идейные конструкты, собираемые на местных отвёрточных производствах из привезенных из других стран девайсов и по передовым ввезенным технологиям. Недавний пример, который о многом гласит, — растерянность и стенания научно-педагогического общества по случаю освобождения Рф от Болонской системы. Демонстративны и учёные полемики об «публичном строе» в современном КНР. Китай — «социалистическая государство с элементами капитализма» либо «капиталистическая с элементами социализма», спорят российские обществоведы. И или не могут, или не желают осознать, что сущность дела в том, что Китай не «социалистический» и не «капиталистический», а китайский! Из чего и нужно исходить в настоящей политике.

В силу господства в местной философии и науке заёмной, ввезенной идеологии российская общественность не может правильно осознавать ни самое себя и свою свою историю, ни реальное положение дел у собственных заграничных партнёров и в мире в общем. Отсутствие же адекватного самопонимания не может, разумеется, не вести к неадекватному целеполаганию. И как здесь не вспомнить «победу мировой революции» и «стройку коммунизма» либо «вхождение в международную общественность» и «построение рыночной экономики», что предлагалось в качестве задач для Российской Федерации её марксистскими и либеральными «преподавателями».

Неадекватное целеполагание контрпродуктивно, как говорится, по определению и наносит вред обществу даже в относительно размеренные времена. В переломные же эры вроде той, что сейчас переживает Российская Федерация, оно вдвойне небезопасно. История страны Российского, нужно сообщить, знает много примеров чёткого, сверенного целеполагания, который способствовал удачному развитию государства. Это и освоение Новороссии и Республики Крым при Екатерине Величавой. И охранительные, оздоровившие общество и укрепившие правительство меры Александра III, автора известной фразы о 2-ух партнёрах Рф — армии и флоте. Однако более близкий и менторский для нас пример — это стратегическое целеполагание Иосифа Сталина, которое позволило в довольно недлинные сроки и в труднейших снутри- и внешнеполитических критериях выстроить ставшее великой страной русское правительство.

Перманентный революционер Троцкий, как понятно, винил Иосифа Сталина в том, что тот «кинул дело Ленина и эталоны революции». И нужно сообщить, что с этой целью обвинения у Троцкого были не только личные, да и полностью конкретные основания. Ленин — «вождь Октября», революционер до мозга костей, у которого отлично выходило разрушать. Каких-то настоящих созидательных заслуг за ним не увидено. К 1922 году, когда он отошёл от дел, государство лежала в разрухе. Сталин же — не только революционер, да и созидатель. Конкретно он, но не Ленин стал реальным управляющим-строителем, создателем советского страны. Если революционеры Ленин и Троцкий собственной стратегической целью считали мировую революцию, а Российскую Федерацию и её народы подразумевали применять в качестве «хвороста» для разжигания «мирового возгорания», то Сталин, в очевидном разногласии с марксистской догматикой, отложил мировую революцию «на позже» и объявил центральной задачей «построение социализма в одной стране». Это легитимизировало сосредоточение сил «партии и народа» на возведении и укреплении советского страны, рост мощи и воздействия которого сейчас и стал означать приближение мировой революции. Доп призом стала возможность перенацелить на поддержку Советский Союз также и межгосударственное коммунистическое и рабочее движение.

Адекватное, стратегически верное целеполагание, понятное обществу и принимаемое им, обеспечило нужную идеологическую, концептуальную базу для принятия муниципальным управлением целого комплекса мер, которые были направлены на поэтапное свёртывание революционных изменений и возврат государства к обычной жизни. Сперва была свёрнута «сексуальная революция», налажена домашняя жизнь. Отменён один из первых декретов ленинских времён, легализующий гомосексуализм, который, как и в дореволюционной Рф, стал уголовно наказуемым. Закончились демонстрации «Долой стыд!». Были запрещены аборты и ограничены разводы.

Большущее внимание на всём протяжении сталинской эры уделялось образованию. Уже в 30-х годах в школы и университеты взамен введённой после победы революции политграмоты (праматерь политологии и социологии в современных институтах) было возвращено обучение истории. Было принято особое постановление ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в системе Наркомпроса», которое запрещает ещё одну революционную новацию в деле воспитания и обучения подрастающего поколения. В предстоящем русская школа всё больше и по форме, и по содержанию ворачивалась к дореволюционной российской гимназии. Были введены форма, которая похожа на гимназическую, и даже — большой шаг назад — раздельное обучение мальчишек и девченок. В преподавании упор делался на российский язык, историю, арифметику. В старших классах преподавалась логика. Не когда-нибудь, а в декабре 1941 года (!) был воссоздан философский факультет в МГУ. Конкретно с пожелания Иосифа Сталина, как понятно, был построен (быть может, заместо Дворца Советов, который революционеры планировали выстроить на месте взорванного собора Христа Спасателя) комплекс спостроек МГУ (с непременно наилучшими в мире на то время критериями для учащихся), который стал одним из основных знаков сталинской эры и несносимым монументом самому Иосифу Сталину.

Конкретно Сталин лично сделал почти все для переориентации русской культуры и искусства, их обращения к обычным, нереволюционным человечьим ценностям. с помощью ему были сделаны условия для развития известных и сейчас народных промыслов — палеха, хохломы и остальных. В кино — этом «важном из искусств» — на замену липовым, безжалостным «шедеврам» вроде «Броненосца Потёмкина» пришли оптимистические, которые возвышают человека, зовущие его к труду и подвигу киноленты. Понятно, как Сталин защищал Шолохова и даже «антисоветчика» Булгакова, экзекуции над которым добивались украинские «письменники-самостийники» — члены ВКП (б) по неслучайному стечению событий. Являясь управляющим 1-го из самых крупных в мире стран, он находил время, чтоб лично прочитывать все произведения, которые претендуют на Сталинскую премию по литературе. И естественно, большущее общественно-политическое и культурное значение имели решения Иосифа Сталина по «реабилитации» Храма, возврату погон и офицерских званий в армии.

Проведение в жизнь комплекса всех этих мер в купе с созданием в 30−40-х годах русской элиты, в какой революционеры-разрушители были изменены государственниками-строителями, и было консервативной революцией Иосифа Сталина. Революцией, нацеленной не на разрушение, а на возрождение, возврат к нормальности, результатом которой и стало создание советского страны, его идеологии и системы управления, русской школы и русской культуры, советского стиля жизни в принципе. Фуррор этой революции был в существенной степени обоснован решительностью сталинской политики, которая различалась чёткой формулировкой задач и задач, была чужда всеядности и попустительству.

Сейчас перед российским страной в отстаивании настоящего независимости в противоборстве с Западом стоят схожие по содержанию и масштабам задачи. Российская Федерация обязана преодолеть губительное воздействие западной идеологии и масскультуры и выработать чёткое осознание собственных государственных ценностей и интересов, на базе которого только и может быть проводить вправду независимую внутреннюю и международную политику. Нужно наконец избавиться от остатков ельцинизма — этой неотроцкистской идеологии государственного позора и унижения. Нужно защищать и поддерживать российский язык и российскую национальную культуру, создавать российскую систему образования и сформировывать российский стиль жизни. Это в особенности принципиально сейчас, когда случается освобождение донецкого региона и Новороссии. Люди должны ясно осознавать, для чего их усилия и жертвы!

Поэтому не может не вызывать удивления восстановление памятников Ленину и революционной топонимики на освобождённой территории. Данная практика пробует реанимировать издавна отброшенное жизнью, потому может только дезориентировать общество и не имеет шансов на успех.

Нужно откинуть устаревшие стереотипы и во международной политике. Тут тоже можно поучиться у Иосифа Сталина, который без колебаний распустил Коминтерн, когда того потребовали интересы государства. Хватит пустых, малосодержательных дискуссий, приличествующих разве что русским пионерам, о «самостоятельной политике большей части государствами Азиатского континента и Африки». Пора уже закончить умиляться и «победам» латиноамериканских леваков, поддерживать (и оплачивать, что влетает в копеечку) их лишенный смысла, истерично-бутафорский «антиамериканизм». Настоящими партнёрами — стратегическими партнёрами Рф в настоящем, но не имитационном противоборстве преобладанию коллективного Запада могут быть, разумеется, только те государства, которые вправду ставят впереди себя аналогичную задачку. Кроме КНР, который консервативен по определению и международная роль которого предопределена его географическим положением, большой количеством жителей и 5-тысячелетней историей, это также современный Иран — единственная на сегодня государство победившей консервативной революции.

Ситуативными партнёрами Рф в защите и возрождении ценностей настоящей людской культуры и свободы беспристрастно являются и здоровые антиглобалистски направленные силы на самом Западе. И это никак не социалисты. Это сначала трамписты — сторонники начавшего консервативную революцию, «спасение Америки», который был (а может быть, и грядущего) главу Соединенных Штатов Америки Дональда Трампа. Это «Альтернатива для ФРГ» и «Национальное объединение» Ле Пен во Франции, партия Сальвини в Италии, консервативные партии в Венгрии и остальных государствах Восточной Европы.

Консервативная антиглобалистская революция в Российской Федерации может стать вправду серьёзным вызовом превосходстве коллективного Запада. Для её начала сейчас есть подобные важные предпосылки, как растущее в российской общественности отторжение «прогрессивных либеральных ценностей», чётко проявившаяся после начала СВО принципная патриотическая позиция настоящей государственной элиты и, быть может самое принципиальное, неуклонная политическая воля российского государственного лидера.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»