Политика

Кремль и тренды Давоса: Взаимодействовать, но с учетом интересов Рф

Глобальный финансовый форум в Давосе обычно завлекает внимание всего мира. В текущем году в связи с финансовыми результатами коронавирусной инфекции и опубликованием идеи «Величавой перезагрузки» главу ВЭФ Клауса Шваба в особенности принципиально всесторонне изучить более знаковые части из выступлений некоторых ведущих политиков, которые возглавляют наикрупнейшие государства мира и играющих важные роли на интернациональной арене в разных областях.

Из-за бушующей сильной эпидемии в текущем году Давосский форум прошел в формате интерактивной видеосвязи. Его центральной тематикой было «восстановление доверия и интернационального взаимодействия». Все же нужно держать в голове, что за общественным обсуждением вопросов экономики и сопровождающих ей областей скрываются не афишируемые сильными мира этого предпочтительные им тенденции в развитии мира и конечные цели, чрезвычайно нередко маскируемые выспренними словесами. В особенности принципиально всесторонне изучить главные моменты в выступлениях руководителя ФРГ Ангелы Меркель и президента Франции Эммануэля Макрона, сегодняшних формальных лидеров Европейского Союза, которые претендуют на самостоятельность в решении ряда главных межгосударственных вопросов всех видов.

А также, они конкретно после выход из ЕС стали полноправными лидерами Европейского Союза, по последней мере на бумаге, другими словами это их 1-ое полномасштабное выступление в таком качестве. Принципиально оценить степень согласованности позиций и задач вышеуказанных лидеров, актуальность и серьёзность запланированных ими программ. Это дозволит оценить действительность их претензий на ведущие роли в Европейском Союзе и в мире в общем. Для Российской Федерации схожий изучение играет существенную роль, в связи с тем, что обычно эти две государства являются её наикрупнейшими финансовыми партнёрами в Европе и занимают существенную долю рынка Российской Федерации. Поэтому нужно сопоставить их видение главных вопросов современного мира с глобальными трудностями, изложенными в выступлении главу Российской Федерации Владимира Путина.

Начнем с главных моментов в выступлении Ангелы Меркель 26 января. Например, отмечая значимость реализации Парижского климатического соглашения 2015 года, она отметила последующее:

«Европейский Альянс сделал ожидаемое. В качестве первого шага мы прирастили нашу европейскую долю по снижению объемов загрязняющих веществ CO2 на 2030 год с 40 до 55 процентов. Мы стремимся к климатической нейтральности к 2050 году, и если мы достигнем этого, то это достижение приведет к тому, что Европа станет первым климатически нейтральным материком».

Идет речь о борьбе с глобальным изменением климата и полной подмене классической энергетики на «зелёную энергетику». В обращении Меркель оказывается на виду последующее: поддерживаемый ФРГ и Европейским Союзом курс, выраженный формулировкой «углеродная нейтральность материка» («климатическая нейтральность материка») при анализе этих определений принимает меры к выявлению их всеобщую заидеологизированную директивность, соответствующую для той же германской партии «Зеленые». Ведь как население земли, так и живы организмы в общем, к которым население земли на данный момент относится, не могут жить без углекислого газа. Саму цель в таком её виде можно воспринять лишь как нагое доктринёрство, невзирая на всё её снаружи декларируемое благородство. Данная цель быть может достигнута лишь после преодоления целого ряда научных и решения базисных технологических задач, а в настоящее время отдаёт чистейшей воды маниловщиной.

Само полное энергетическое перевооружение индустрии, транспорта и коммунальной сферы востребует большенных издержек и времени. А также, за скобками остаётся вопрос, готово ли население ФРГ поступиться частью, может быть, чрезвычайно существенной, объёмов использования электрической энергии в ежедневной жизни, так как до всепригодного энергетического обилия чрезвычайно и чрезвычайно далековато. Дальше, Германия еще пока не достигнула сколько-либо приметных достижений в развитии водородной энергетики, потому осуществление проекта газового трубопровода «Nord Stream 2» является очень прибыльной для Берлина и с технической, и с финансовой точек зрения, как в текущее время, так и в дальнейшем.

В собственном выступлении Меркель тоже признает некоторые из этих истин:

«В текущее время Германия производит выше сорока процентов энергии из возобновляемых источников энергии. Однако мы также знаем, какие усилия нужно приложить… Для нас это значит: поэтапный отказ от угля, переход на водород, также в целях переработки энергии, и полное изменение мобильности в сторону электромобильности либо мобильности водорода; естественно, мы должны оставаться открытыми для технологий».

В этом пассаже необходимо подчеркнуть, что создание энергии из возобновляемых источников не очень благоприятно влияет на биоразнообразие, которое германский канцлер также упоминала в собственной речи. В данном случае необходимо вспомнить об угрозы ветряных электрических станций для птиц, которые в масштабных количествах погибают в зонах расположения ветряков. Кроме того, о сложностях в развитии ветряной электроэнергетики в 2019 году, которые связаны и с бюрократическими процедурами, и с действием на экологию природы и население, писала даже Deutsche Welle, которая принадлежит кабинету министров ФРГ и постоянно строго последующая его директивам.

В прошлом 2020 году зеленая энергетика стала лупить по кошельку немецких плательщиков налогов, в связи с тем, что цена электрической энергии существенно возросла. И это не говоря уже о дилемме с утилизацией солнечных батарей (2-ое важное направление возобновляемой энергетики), которые неблагоразумно использовать в регионах с малым числом солнечных дней в году и которые довольно просто повреждаются в итоге природных катастроф!

За скобками в принципе остался вопрос о природном газе и углях, которые используются в качестве сырья в хим индустрии, которая также является одной из основ современной цивилизации.

Руководитель ФРГ также затронула остальные сферы интернационального взаимодействия, тесновато переплетенные с мировой политикой. Например, она вспомнила США последующим образом:

«Нам необходимо крепить ВОЗ, ВОЗ. Потому это отличная новость, что США возвратились в ВОЗ и начали работать с ВОЗ после того, как Джозеф Байден вступил в пост. Это неплохой и принципиальный символ».

Меркель в этом случае выразила ублажение тем, что Дональд Трамп, не утаивавший собственного негативного отношения к ЕС и ФРГ, которых он считал финансовыми соперниками США, был побежден политиком, который будет не так жёсток в отношении европейских единомышленников. Все же администрация Джо Байдена резко настроена против «Nord Stream — 2», другими словами не прекращает линию Дональда Трампа в попытке подорвать экономику ФРГ. Налицо снова-таки иллюзии, ведущие по популярной всем магистрале.

Показательно, что Меркель словестно желает незначительно укротить цифровых великанов. Ах так она об этом выразилась:

«Мы должны чрезвычайно стремительно найти многосторонние ответы на новые вызовы цифровизации. У меня есть надежда, что, в особенности с новой администрацией США, мы сможем продолжить и активизировать работу ОЭСР по минимальному налогообложению цифровых компаний и что мы сможем лучше закрепить центральную роль закона о конкурентной борьбы по всему миру, чтоб предупредить возникновение монополии. Естественно, подобные тенденции есть. Мы также должны говорить об этом на международном уровне, по другому каждый будет неадекватно разбираться с такими монопольными структурами в одиночку».

Это заявление очень броско, в связи с тем, что с одной стороны Меркель признала победу Байдена добросовестной в условиях личной враждебности к на публике обхамившему её Дональду Трампу, а с иной стороны — подвергла критике блокирование учетных записей Дональда Трампа на сайтах соцсетей, произведённую означенными цифровыми компаниями. При любом варианте жизнь покажет, сумеет ли Германия вместе с иными странами вынудить IT-великанов действовать в соответствии с их государственным законодательствам.

Более еды для раздумий представляет выступление президента Франции Эммануэля Макрона, в особенности его ответы на вопросы президента ВЭФа Клауса Шваба, который успел «стать известным» благодаря идеи «Величавая перезагрузка». Например, сначала Макрон гласит полностью приемлимые вещи:

«Глобальная торговля и капитализм вывели сотни миллионов людей из бедности… Он дал возможность выполнить огромное количество нововведений, он отдал возможность проявлять реакцию на необходимости людей-покупателей…, что до этого было малодоступно для населения земли».

Дальше он гласит о нежелательных результатов этого для большого количества людей, также во Франции, а потом садится на возлюбленного конька еврооптимистов:

«4-ая трудность, это полная отдача на аутсорсинг трудности климата в течение десятков лет, так как мы сделали глобальную логистику, глобальную торговлю… И в неком роде были сделаны отрицательные наружные эффекты, как конфузливо говорят, в погодных критериях».

С тем фактом, что финансовая деятельность человека может плохо влиять на экологию природы, всё разумеется. Но президент Пятой республики манипуляционным методом делает последующие заключения:

«Эти 4 явления подстегнули кризис общественного неравенства, кризис демократии и климатический кризис. Потому капиталистическая модель, сплетенная с открытой рыночной экономикой, больше не может работать в данном положении. Почему? Так как исторически это было результатом обоюдного решения демократических обществ, вольной личности, личных свобод, развития среднего класса, создавш?? стойкость в каждом из наших обществ. И в определенной степени эти 4 убыстрения всецело столкнулись с этим балансом, с этим согласием, существовавш??».

Делая подобные радикальные заключения, дальше Макрон будто бы бы усыпляет всех, чтоб его не обвинили в стремлении построения авторитарного общества, где всем будет заправлять кучка имеющих влияние людей:

«Вот почему я убежден в том, что это капиталистическая модель, так как я все таки думаю, что мы построим будущее населения земли, сохраняя несколько основ: личную собственность, взаимодействие, личные и коллективные свободы, составивш?? наши общества. Как следует, все это должно просто приводить к переосмыслению наших компаний, чтоб опять ворачиваться в сердце коммерческой деятельности. Однако ворачиваться с учетом общественного неравенства в государствах, неравенства меж различными географическими регионами, погодных последствий, в которых мы живем, также».

Но дальше президент Пятой республики проговаривается:

«Я чрезвычайно верю, что мы выполним обязанности в сфере климата лишь в этом случае, если нам получится привлечь наши компании, наших финансистов, наши государства к повестке дня в области биоразнообразия. В данном также весь смысл того, что мы сделали с One Health, объединяющ?? наш предмет здоровья человека, биоразнообразия, борьбы с глобальным потеплением и опустыниванием. Однако я откровенно думаю, что мы еще лишь начинаем заниматься климатом, биоразнообразием. И это чрезвычайно принципиально, так как эти перемены в производстве, в нашем деревенском хозяйстве, это перемены в нашей структуре употребления, в нашем стиле жизни».

Ключевое понятие тут — это «наш стиль жизни». Новые левые, которые уделяли внимание культуре (см. «Идейная эпидемия: Российская Федерация и неомарксистская чума»), как раз всецело меняли стиль жизни людей и общества. Потому в котором-то смысле передовые Франция и Германия — это постнациональные страны для переселенцев из Азии и Африки, феминисток, сексуальных и религиозных меньшинств (в особенности если это разные обновленцы, см. «Российский мир и Ватикан: борьба на выживание, взаимовыгодное решение неосуществим»), овощеедов и «экологических» активных участников, обладающ?? реальным, а время от времени и формально привилегированным статусом. Следовательно те, кто не принадлежит к перечисленным категориям жителей, подвергаются давлению и репрессиям со стороны страны и «общества», который был представлен данными соц группами (ювенальную юстицию для обычных семей также можно считать законным проявлением гонений).

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Руководители Франции и Турции в первый раз за шесть месяцев решили побеседовать лично

Макрон практически случаем выболтал это видение общества, в связи с тем, что конечная цель стоящих за новыми левыми людей состоит в сокращении количества жителей мира и, при этом, его употребления. Последнее также не случаем. Если в КНР в последние несколько лет в связи с ростом благосостояния жителей росло потребление мяса, которое власти стали ограничивать лишь в 2020 г., то в Европе, напротив, развивалось и насаждалось вегетарианство, часто принимавшее асоциальные агрессивные формы. Не исключением стала и Франция, где в ближайшее время существует тенденция к развитию вегетарианских ресторанов, что не соответствует классической французской кухне. В итоге, пока белые европейцы добиваются к сокращению употребления и к самоликвидации, народы Азии и Африки добиваются к адекватному для них решению глобальных вопросов и к полной экспансии, занимая освобождаемые обычным белым жителями ниши.

Пустые и словоблудные выступления Меркель и Макрона находятся в резком контрасте с речью главу Российской Федерации Владимира Путина. Например, он подчеркнул:

«Есть возможность столкнуться с реальным срывом в мировом развитии, чреватым борьбой всех против всех, с попытками позволить назревшие разногласия через поиск „внутренних“ и „наружных“ противников, с разрушением не лишь таковых обычных ценностей (мы в Российской Федерации дорожим этим), как семья, да и базисных свобод, в том числе право выбора и неприкасаемость личной жизни».

Тут чётко изложены глобальные трудности, животрепещущие фактически для всех государств мира, и на самом деле изготовлен аргументированный выпад против США, Англии и некоторых государств Европейского Союза, где необычным образом в последние несколько лет с маниакальной напористостью отыскивают собственных «право — троцкистских вредителей» и «буржуазно-черносотенных контрреволюционеров» — «агентов Владимира Путина» в целях использования в собственной внутриполитической грызне. Про личную жизнь глава Российской Федерации также произнес не случаем. С этой целью нужно вспомнить, что действующее в США леворадикальное негритянское движение BLM интенсивно занималось беспорядками и грабежами личной принадлежности, которая принадлежит белым, при всем этом мейнстримные средства массовой информации всевозможными способами защищали негритянских погромщиков и осуждали белых, которые пытались защитить свое добро, в особенности вооруженным методом, также полицию, которая пыталась делать свои обязанности. Другими словами практически была нарушена одна из гражданских свобод.

Дальше, невзирая на то, что в Российской Федерации существует комплекс вопросов, который связан с миграцией из Средней Азии и Закавказья, Владимир Путин отметил неполиткорректное по американским и западноевропейским меркам явление, которое те же Макрон либо Меркель (а Байден и подавно) испугались бы озвучить:

«Отмечу тут, что соц и ценностный кризис уже оборачивается негативными демографическими результатами, из-за которых население земли испытывает судьбу утратить целые цивилизационные и культурные континенты».

Кроме того, Владимир Путин практически в собственном выступлении гласит языком, ненавистным еврооптимистам:

«Наши ценности построены вокруг человека, его семьи, направлены на демографическое развитие и сбережение народа, на увеличение благополучия людей, защиту их здоровья».

Эти два места из выступления главу Российской Федерации радикально различаются от речей немецкого канцлера и президента Пятой республики, насыщенных либеральным интернационализмом при одновременном отсутствии лексики, связанной с понятием «народ», «государственная культура» и с другими похожими определениями (Меркель заявила только о необходимости защиты людей в ФРГ в сфере экономики и здравоохранения, Макрон также говорил лишь об этих качествах жизни французов). И совершенно увлекательным является намек франко-германскому тандему, который ведет бестолковую и антинациональную политику в отношении Рф, нанося вред сначала своим государственным, также интересам в сфере экономики:

«Наикрупнейшие политические деятели Европы недавнего прошедшего говорили о необходимости развития отношений меж Европой и Российской Федерацией, указывая на то, что Российская Федерация и есть часть Европы. И географически, что самое основное, в культурном смысле этого слова, на самом деле это одна цивилизация. Лидеры Французской Республики говорили о необходимости сотворения одного места от Лиссабона до Урала. Я считаю, и тоже об этом произнес: почему до Урала? До Владивостока.

Я лично слышал позицию известного евро политического деятеля, который был канцлера Гельмута Коля, говоривш?? про то, что если европейская культура желает сохраниться и остаться одним из центров мировой цивилизации в дальнейшем, подразумевая все трудности и тенденции развития мировой цивилизации, то, естественно, Западная Европа и Российская Федерация должны быть вместе. Тяжело с этим не согласиться. Мы придерживаемся вточности такой же точки зрения и позиции».

Невооруженным взором можно увидеть, что Владимир Путин апеллирует к наследству президента Шарля де Голля, противника брюссельской бюрократии и американского диктата, первого политика, который провозгласил мысль Европы от Атлантики до Урала, также мысль «Европы наций (отечеств»). Приметно и скрытое противопоставление настроенного на плодотворный разговор и взаимодействие с Российской Федерацией умершего президента Жака Ширака, который хоть и был еврофедералистом, но при всем этом рвался к лидерству Франции и ФРГ в Европейском Союзе и открыто выступил против вторжения США и Англии в Ирак в 2003 году, безвольному и тусклому Макрону.

Практически с российской стороны была обозначена полностью естественная готовность взаимодействия с Западной Европой, но лишь при полном учете интересов Рф и в случае эмансипации Франции и ФРГ от Соединенных Штатов по почти всем нюансам мировой политики, что практически нереально без исключения из Европейского Союза американских сателлитов из числа государств Центральной и Восточной Европы (в особенности Польши и государств Прибалтики). Кроме того, глава Российской Федерации практически открыто заявил франко-германскому тандему, что без взаимодействия с Российской Федерацией Европейский Союз ожидает политическая маргинализация.

В итоге, Давосский форум в текущем году показал важные тренды, которые касаются Западной Европы и Рф. Во-1-х, у канцлера Меркель и президента Макрона нет реальных чётких программ по превращению Европейского Союза под управлением франко-немецкого тандема в самостоятельного и авторитетного игрока в мировой политике. Заместо этого произносятся пустые речи без конкретики, которые были рассчитаны на маскировку своего бездельничания. Во-2-х, французский и германский истеблишмент хочет далее строить новый чудный мир в рамках Европейского Союза. Последствием этого быть может усиление противостоянии Западной Европы с государствами Центральной и Восточной Европы, которые дорожат своим независимостью и сразу привержены союзу с Соединенными Штатами и Североатлантический Альянс. В-3-х, Давосский форум продемонстрировал, что даже Франция идеологически не самостоятельна от Соединенных Штатов. Настоящая жизнь обосновывает, что 5-ая республика идет по магистральному пути, заложенному в процессе Красного мая 1968 года и следующей ухода с поста де Голля, который препятствовал интеграции в Евросоюз Англии. выход из ЕС никак не оказывает влияние на эти процессы. В-4-х, на Давосском форуме президент Владимир Путин верно заявил о возможности к взаимодействию с Францией и ФРГ лишь при полном учёте интересов Рф.

В конце концов, самое принципиальное, в Давосе Российская Федерация открыто заявила о возможности решать глобальные трудности адекватным образом, что ставит крест на суицидально-мазохистских практиках американцев и западных жителей Европы решить эти глобальные трудности при помощи ликвидации сложившегося уклада жизни существенной части жителей мира и осложнения качества жизни людей во всём мире.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»