Политика

Кризис? Не слышали: дохода финансовых организаций России не пострадали от сильной эпидемии

По данным ЦБ Россия, по результатам прошедшего года российский банковский сектор показал комплексную чистую прибыль в размере 1,572 трлн рублей, что только немногим менее, чем в предкризисном 2019 году (1,659 трлн рублей). По всем меркам банки проходят сегодняшний кризис еще более уверенно, чем предшествующий, который был вызван резким снижением цен на нефть и девальвацией рубля в конце 2014 года. Благодарить за это банкиры должны регулятора, который сделал выбор в пользу низкого уровня главный ставки и чуть не оранжерейных критерий для банков, и правительство, решившее простимулировать ипотечное кредитование — самый пользующийся популярностью розничный банковский продукт 2020 года. Грядущая отмена регуляторных поблажек, вводившиеся на время сильной эпидемии, навряд ли станет суровым потрясением для банков — по крайней мере, ЦБ заявляет, что их дохода и капитала с излишком хватит на создание доп запасов. Для обыденных же граждан России, чьи доходы в 2020 году продолжили падение, наиважнейшая поддержка отрасли экономики обернулась увеличением цен на жилище и новыми рекордами долговой перегрузки для жителей.

«Банки достойно прошли через тяжкий 2020 год, сумели придти на помощь экономике, но при всем этом сохранили припас капитала и проявили прибыль… В отличие от предшествующего кризиса, банки не лишь не закручивали гайки, да и повышали темпы предоставления кредита», — рассказал на днях на online-пресс-конференции руководитель Департамента обеспечения банковского контроля Центробанка РФ Александр Данилов.

Приведенные им характеристики вправду показывают совсем иную картину в сопоставлении с положением дел шестилетней давности, когда резкое увеличение главный ставки ЦБ до семнадцать процентов годовых стало реальным шоком для рынка денежных услуг. Однако на этот раз регулятор в похожих критериях — новое падение стоимости нефти и курса российской валюты — действовал кардинально различным образом: за шесть месяцев (февраль — июль) значение ставки было снижено с 6,25 % до исторически малого уровня 4,25 %, что стало важным побуждением для наращивания предоставления кредита по всем фронтам.

В особенности впечатляющий рост показала ипотека, которая получила доп поддержку в виде льготной ставки 6,5 % годовых для приобретения жилища на первичном рынке. В 2020 году размер выдачи займов по ипотеке установил новый рекорд в размере 4,3 трлн рублей — приблизительно на четверть выше, чем год назад. Приблизительно четверть этой суммы пришлась на льготную программку — как докладывал в прошедшем декабре гендиректор её оператора банка ДОМ.РФ Виталий Мутко, по результатам 2020 года размер предоставления ипотечного займа с льготной ставкой по результатам 2020 года может достигнуть 1 трлн рублей. Усреднённая же процент по жилищному займу, по данным ЦБ, в прошедшем году составила 7,4 %.

«Ипотека — тема горячая, но не перегретая», — сообщил текущую положение дел Александр Данилов, отметив одновременно и нехорошие эффекты льготной программы. Сначала, спрос, рожденный льготной поддержкой ипотеки, вызвал повышение цен на жилище в Российской Федерации, при этом не лишь в новостройках, на которые эта программа распространяется. В соответствии с свежайшей оценке агентства ЦИАН, средняя стоимость квадратного метра вторичной недвижимого имущества в 16 одних из самых крупных городах государства возросла за год на 13,5 %.

В данном состоит очередное принципное отличие от кризиса 2015 года, когда цена жилища фактически не росла, невзирая на двукратную девальвацию рубля. Способы помощи ипотеки тогда тоже предпринимались, но другого характера — правительство решило субсидировать ставки более двенадцати процентов, что поддержало банки и строительных организаций, но сохранило довольно высочайший порог входа на рынок. Сейчас же покупка жилища в кредит стала еще больше доступной, также для людей с непонятной платежеспособностью, и это дает основания ряду специалистов предсказывать появление в Российской Федерации ипотечного «пузыря».

Пока «пузыря» на данном рынке нет, резюмирует ЦБ, но в предстоящем при сохранении сегодняшних тенденций может случиться скопление рисков. «Выдается много ипотеки с низким начальным взносом — в первичном секторе это порядка сорок процентов всех выдач. Солидный размер ипотеки с низким начальным взносом выдается людям с достаточно высочайшей долговой перегрузкой», — подчеркнул Александр Данилов.

Позиции ЦБ на данный момент очевидно противоборствует Министерство строительства и ЖКХ России — на днях его новый управляющий Ирек Файзуллин сообщил, что программку субсидированного ипотечного займа нужно продолжать и после анонсированной даты её окончания (1 июля 2021 года). Но в общем денежный регулятор пока не видит мощного осложнения качества кредитного ранца: согласно мнению Данилова, рост проблемной задолженности по результатам 2020 года есть, но он нивелируется ростом размера займов. В прошедшем году банки реструктурировали достаточно большой размер займов — на 5,2 трлн рублей, либо порядка десять процентов ранца. Приблизительно 20−30% из них в дальнейшем могут стать проблемными, что востребует сотворения доп запасов. Однако это, считают в ЦБ, будет штатный, но не одномоментный процесс, при этом скопленный припас прочности для дорезервирования у банков довольно значительный — регулятор оценивает его порядка 7 трлн рублей.

«Запасы будут создаваться из дохода, без того, чтоб банки проедали собственный капитал, да и припас капитала значительный, он перекрывает размер реструктуризации. С учетом этого припаса и доходности банков можно глядеть на 2021 год со сдержанным воодушевлением, однако какие-то трудности будут вызревать и будут новые вызовы», — подытожил Александр Данилов.

Сведения о прошлогодней незапятанной дохода финансовых организаций России вправду сладкоречивы. Понижение этого показателя всего на шесть процентов можно считать негативной направленностью в рамках статпогрешности, тем паче, что доля выгодных банков, как и год назад, превысила восемьдесят восемь процентов — для сопоставления, в 2015 году она находилась на уровне семьдесят девять процентов. Если по результатам 2015 года убытки показал 161 банк, то в прошедшем году в минусе остались всего 75 банков, приемущественно маленькие. При этом, и банков благодаря гиперактивности ЦБ по отзыву лицензий с того времени стало приметно меньше, при этом в 2020 году, вероятно, обозначилась новая тенденция: сейчас главная масса уходящих с рынка банков самоликвидируются, но не лишаются лицензии. Если в 2019 году, согласно сведениям сайта «Банки.ру», лицензия была отозвана у 28 из 43 почивших банков, то в прошедшем году было отозвано только 16 лицензий, а 22 банка были устранены. По расчетам специалистов, в 2021 году рынок оставят еще 30−40 банков, при этом в главном это будут небольшие и средние игроки, которые не в состоянии соперничать с лидерами в собственных обычных нишах. Конкретно этот сценарий пару лет назад и предвещало управление ЦБ: на замену карательным мерам в отношении нарушителей придут чисто финансовые предпосылки ухода банков в мир другой.

Сосредоточение незапятанной дохода в банковском секторе в прошедшем году оставалась постоянно высочайшей, однако бессменный лидер по данному показателю — Сберегательный банк — показал приметное его понижение. По российским эталонам отчетности РСБУ незапятнанная прибыль в 2020 году опустилась на 7,7 %, до 781,6 миллиардов рублей, при этом главной вклад в это занесло спровоцированное сильной эпидемией резкое повышение затрат на финансовый риск с учётом переоценки займов — за год они подпрыгнули в 4,4 раза, до 541 миллиардов рублей. Но главные составляющие незапятанной дохода — процентные и комиссионные доходы — продолжали уверенно расти: незапятнанный процентный доход Сберегательного банка увеличился на 14,3 %, до 1,441 трлн рублей, а незапятнанный комиссионный доход увеличился на 8,4 % — до 509 миллиардов рублей.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Сумеет ли Российская Федерация возвратить прежний размер нефтедобычи? О чем Сечин промолчал Владимиру Путину

Тем или иным образом, цель выйти на чистую прибыль порядка триллиона рублей, присутствовавш?? в тактики Сберегательного банка на 2018−2020 годы, достигнута не была, и это, не исключено, отразится на его дивидендной политике. В прошедшем году Сберегательный банк в первый раз направил на доходы от ценных бумаг половину собственной незапятанной дохода, либо 422,4 миллиардов рублей (половина этих средств причиталась новому главному владельцу акций банка — кабинету министров России), при этом глава Сберегательного банка Герман Греф подчеркивал, что это было «чрезвычайно сложное решение». В прошедшем сентябре он сказал об идущей в банке работе над планом развития и денежным планом на последующие 3 года, после этого рынку будут представлены цели, «также и в части распределения капитала и дивидендной политики». По расчетам специалистов «Финам», если в 2020 году на одну акцию Сберегательного банка причиталось 18,7 рубля дивидендов, то в случае, что на доходы от ценных бумаг будет снова ориентирована половина незапятанной дохода, данное значение может опуститься до 15,5−16 рублей за акцию.

Но сокращение незапятанной дохода не воспрепядствовало Сберегательному банку продолжить консолидацию разных цифровых активов в единую «экологическую систему», которая в дальнейшем обязана приносить ему значительную часть доходов. К 2030 году Сберегательный банк рассчитывает прирастить долю небанковских сервисов в выручке до 20−30%, однако пока она располагается на уровне всего один процент. Посреди 2019 года 1-ый заместитель председателя Сберегательного банка Лев Хасис оценивал вложения в развитие небанковской экосистемы в три процента от незапятанной дохода за 3-х летний период, либо порядка $ 1 миллиардов, при этом, он дополнил, «мы чрезвычайно осторожно тратим средства наших владельцев акций на этого рода начинания». У Сберегательного банка, резюмировал Хасис, уже были три попытки выстроить бизнес в электрической коммерции, и они все не увенчались фуррором.

Однако аппетит, как понятно, приходит во время пищи. Сначала прошедшего года, например, газета «Ведомости» докладывала о намерениях Сберегательного банка вложить 112 миллиардов рублей в развитие технологий искусственного ума, чтоб к 2024 году получить доход на них 448 миллиардов рублей (при условии, что за 2019 год эффект от этих технологий составил всего приблизительно 42 миллиардов рублей). А не так давно в «Бизнесмене» возникла пока не удостоверенная сведения про то, что Сберегательный банк провел предпродажный аудит группы компаний Merlion, в том числе входящего в нее online-ритейлера «Ситилинк» — вероятная сделка согласно его приобретению оценивается больше чем в $ 1 миллиардов. И это, конечно, далековато не полный перечень схожих начинаний — в прошедшем году в «экологическую систему» Сберегательного банка вошли подобные площадки, как «Самокат», «Кухня на районе», «Еаптека», «2ГИС», сервисы группы Рамблер и т. д.

В общем из 10 одних из самых крупных финансовых организаций России по размерам незапятанной дохода за 11 месяцев 2020 года понижение этого показателя показали всего 4 игрока — кроме Сберегательного банка, это, по данным «Банки.ру», ВТБ, Райффайзенбанк и Газпромбанк. Одновременно 2-ой по размеру незапятанной дохода Альфа-Банк за 11 месяцев прирастил её на 167% к ноябрю 2019 года, до 158,2 миллиардов рублей, а занимающий третье место в данном перечне банк «Открытие» рассказывает о росте незапятанной дохода по результатам прошедшего года на семьдесят три процента, до 81,5 миллиардов рублей.

Как подчёркивают специалисты Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), объемы дохода финансовых организаций России контрастируют с макроэкономическими реалиями: по результатам прошедшего года агентство ждало падение валового внутреннего продукта России на 4,3 %, понижение настоящих располагаемых доходов жителей на 4,7 % и увеличение числа безработных до 5,8 %. Формирование настолько подходящих характеристик банковского сектора, полагают в АКРА, в существенной мере было обеспечено значительными послаблениями, которые были предоставлены со стороны ЦБ Россия. Важнейшим из них стало предоставленное банкам право не создавать нужный размер запасов по кредитам, которые показали понижение качества — идет речь, подсчитали специалисты, о сумме больше чем в 1,5 трлн рублей недосозданных запасов, либо приблизительно 85% прогнозной доналоговой дохода 2020 года.

Надобность создавать доп запасы после того, как особый «коронавирусный» режим для банков будет отменен, приведет к резкому понижению незапятанной дохода банков — в 2021 году она, предсказывают в АКРА, снизится до 739 миллиардов рублей (правда, декабрьский прогноз по результатам 2020 года — 1,4 трлн рублей — оказался ниже реальных итогов, не так давно представленных ЦБ). Осложнение характеристик финансовых организаций России предсказывают и в международном рейтинговом агентстве S&P — по оценке его специалистов, в наиблежайшие два года банкиры недосчитаются 1,4−1,6 трлн рублей незапятнанного процентного дохода, что убыстрит уход с рынка ряда игроков.

При всем этом главным источником роста банковских доходов как и раньше будет оставаться население — в частности, в АКРА считают, что в 2021 году кредитный портфель банков вырастет еще на 10,5 %, приемущественно за счет предоставления кредита физлиц. Это событие припоминает про то, что характеристики закредитованности граждан России в 2020 году снова обновили рекорды. Лишь по жилищному кредиту комплексная долг превысила 9 трлн рублей (плюс 21,4 % за год), а общий размер долгов жителей перед банками и микрокредитными компаниями к середине прошедшего года подобрался к отметке 20 трлн рублей, при этом выше сорока процентов заемщиков имели два займа и поболее.

По данным анализа, который был проведен бюро сведений о кредитных обязательствах «Эквифакс» и Государственной ассоциацией проф коллекторских агентств, за прошедший год просроченные больше чем на 90 дней обязанности граждан России по всем видам займов выросли практически на двадцать процентов, достигнув 935−940 миллиардов рублей. В итоге, просрочка впритирку приблизилась к уровню 2016 года, когда она подпрыгнула в условиях снижения заработков людей. Предпосылкой нового роста просроченной задолженности снова было названо осложнение денежного положения заемщиков, которое осложняется весьма большой платежной перегрузкой.

Роста просроченной задолженности в 2021 году не миновать, резюмируют в АКРА: проводимая банками масштабная реструктуризация займов дозволяет отложить, но не недопустить реализации рисков, которые связаны со понижением состоятельности заемщиков в 2020 году. По расчетам агентства, по результатам 2021 года доля просроченных займов, которые были предоставлены нефинансовым компаниям, достигнет 8,8 %, а в числе розничных клиентов просрочка составит шесть процентов, однако цена риска по результатам 2020−2021 годов будет ниже характеристик времен прошлых кризисов (2008−2009 и 2014−2015 годов).

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»