Скандалы

Крупнейшую стройку Европы ведут на могилах протцов

Крупнейшую стройку Европы ведут на могилах протцов

Под Санкт-Петербургом началось стройку 1-го из самых массивных в мире газоперерабатывающих комплексов. Общая территория – больше 900 гектаров, не считая дорог, нитей электроснабжения и труб газопровода.

Коренное население в страхе: вековые леса вырубаются, по разбитым трассам снуют сотни большегрузов, а ещё в район должны прибыть тысячи зарубежных рабочих. Почему финансовые проекты в Российской Федерации реализуют с наплевательским отношением к интересам самих граждан России?

О проекте строительства заводов по производству сжиженного природного газа (СПГ) и полимеров, также морского терминала для экспорта продукции в Кингисеппском районе Ленинградской области было объявлено в октябре 2017 года. Под стройку комплекса требовалось забрать земляные участки в итоге в 900 гектаров – не считая того, под нужды огромной стройки должны были отступить участки под объекты инфраструктурных объектов магистральных газовых трубопроводов, участки под третью и четвёртую нити «Nord Stream» (по ним будет поставляться газ на переработку), какие-то «доп лесные участки в районе порта Усть-Луга». Взамен, как дал обещание глава «Газпрома» Алексей Миллер, вырастет и конкурентоспособность российской экономики, также возрастет объём денежных поступлений и количество рабочих мест. Глава региона Ленинградской области Александр Дрозденко обозначил стройку как самую крупную в Европе, а общий объём прямых вложений оценил в 2,7 трлн рублей. В прошедшем году на площадке начались предварительные работы. Оператором стройки стало ООО «РусХимАльянс» (коллективное предприятие «Газпрома» и ЗАО «РусГазДобыча»). Огромную часть земляных участков оно получило без торгов – в согласовании со статьёй 39.6 Земляного кодекса, которая позволяет это делать в случае «реализации масштабных инвестпроектов».

При этот цены проекта попытки как-то упорядочить процесс строительства оказались заранее не имеют шансов на успех. Например, департамент Рослесхоза по СЗФО попробовал обосновать в суде, что 55 гектаров леса на берегу Финского залива в Усть-Луге должны быть сохранены. Но суд пришёл к выводу, что на территории леса нет и в принципе это земли сельскохозяйственного предназначения, – в итоге вековые деревья пошли под топор.

С схожей же грацией слона в посудной лавке создатели проекта действуют и в других ситуациях. Технические дороги к объектам прокладываются так, как удобнее для осуществления проекта, на мнение людей, которые сызвека живут в этих местах, внимание, вероятно, никто не направляет.

Всего на расстоянии нескольких километров от возводимых объектов располагается деревня Лужицы – последнее в мире поселение, в каком компактно живут потомки старого финно-угорского народа водь. Тут же размещен Музей водской культуры и старинное кладбище, 1-ые захоронения на котором датированы XVI веком. И конкретно в конкретной близости к погосту начали прокладывать магистраль к будущему газоперерабатывающему комплексу.

«Лес вырубили фактически впритирку к самой последней могиле. Сколько мы просили, чтоб магистраль перенесли подальше, но всё напрасно. На последней встрече с управлением «РусХимАльянса» нам сообщили, что уже ничего поменять нельзя», – поведала «АиФ» предводитель сёла Валентина Нестерова.

Сейчас по некогда сельской магистрале сплошным потоком на стройку идут грузовые машинки, стоят шум и пыль, река перед погостом завалена ветками и помутнела, на месте деревьев – пеньки. Местные ни один раз устраивали народные сходы, собирали подписи, писали обращения, но зря.

Вообщем, в схожей ситуации оказались не лишь жители Лужиц. На странички средства массовой информации выплеснулся конфликт в селе Березняки. Тут впритирку к домам местного населения, на участке 43 тыс. «квадратов», началась подготовка площадки под автомобильную стоянку и автосервис для грузового транспорта. Исходя из убеждений локации место удачное – до огромной стройки всего 25 км по трассе «Нарва». Землю огородили забором, в лесу, где жители привыкли собирать грибы и ягоды, заработали бензопилы. С рабочими разговаривать не выходит: те и российский-то плохо знают – деревья пилят узбеки, а выгодоприобретателями и совсем, скорее всего, выступают турки.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Государственный служащий либо госолигарх? Павел Ливинский запутался в «Россетях»

– Приезжали на «Кадиллаке» турки с бородами, ходили, фотографировали. Я спросил, что собираются строить. Ответили: общежитие для рабочих, столовую и стоянку. На просьбу продемонстрировать разрешение на стройку сообщили, дескать, у нас всё схвачено и в принципе мы Лахта Центр строили, – сообщил 47news заместитель старосты сёла Алексей Холодов, добавив: – Говорили, разрешения получат задним числом.

Некоторый период строительные материалы для строительства возили прямо через деревню, но коренное население начали партизанскую войну, установив среди дороги бетонный блок. Тогда строители, недолго думая, проложили некоторый технический съезд с дороги прямиком через лес. В правопорядка этой вырубки есть огромные колебания, в связи с тем, что в местном управлении дорог ФКУ «УпрДор «Северо-Запад» отмечают: за разрешениями к ним не обращались. Однако и мешать строительству местные государственные служащие не спешат. Кому охота связываться с «Газпромом».

Госслужащих тоже можно осознать. Они оказались меж 2-ух огней: с одной стороны, масштабный инвестпроект «государственного достояния», реализуем?? с личного распоряжения первых лиц страны, с иной стороны – коренное население, которые пишут письма, устраивают народные сходы и угрожают перейти к больше радикальным мерам противодействия. Потому приходится хоть как-то проявлять реакцию.

– Лишь представьте. Завершается рабочий день, забиваются 5 человек в кабину «МАЗа», они все приезжают на съёмную квартиру, оставляют рядом технику. От пешеходных дорожек там уже ничего не осталось, я уже не говорю о газонах. Я даже был обязан запретить проезд строительной техники во все населённые пункты в границах 30 км, – сообщил в ноябре в ходе диалога с парламентариями парламента глава Ленинградской области Александр Дрозденко.

Как признал глава региона, для нанятых профессионалов уже не хватает жилища. Цены на аренду в ближайших посёлках издавна сравнялись с петербургскими, но предложение по квадратным метрам не может удовлетворить весь спрос. В социальных сетях распространяются фото, как приезжие рабочие ночуют чуть не на полу в подъездах.

Возникающие конфликты, на самом деле, это лишь 1-ые ласточки – в район ещё не прибыла основная ударная сила проекта, те же рабочие, которые будут возводить объекты. Всего на территории района прописаны 74 тыс. человек, а рабочих на строительству, по первым прикидкам, будет нужно более 75 тысяч. И уже на данный момент понятно, что с большой толикой вероятности в главном это будут не россияне. Или те же турки, которые уже строят площадки под грузовые авто, привезут обитателей солнечного Узбекистана, или (что ещё вероятнее) китайцы. Как выясняется, ещё в 2019 году агентство «Синьхуа» сказало, что аффилированная организация китайской государственной химико-инженерной строительной компании CNCEC подписала соглашение с «дочкой» «РусГазДобычи», Балтийским хим комплексом, на стройку объекта в Усть-Луге ценой 13,3 миллиардов долларов.

В итоге, в сельский район приедут тысячи здоровых и юных мужчин с складом ума и чертами поведения, очевидно отличающимися от тех, к которым привыкли коренное население. Чего ожидать далее? Готова ли здешняя комплекс инфраструктурных объектов (от электросетей до канализации) принять эту массу? И что с безопасностью – ведь ближний пункт милиции от той же сёла Березняки располагается аж в 18 километрах?

– Мы желаем, чтоб как ранее было. Чтоб они ушли. Ежедневно как на иголках. У нас же дети, внуки, а придут чужие – ожидай неудачи. Поглядите новости – убийства, изнасилования. Почему они строят у сёл? Почему не в поле поближе к строительству? Места же много. Оставьте сёла в покое, – просит предводитель сёла Надежда Шляховская. – Это наше, тут наши праотцы жили, тут наш лес и земля. Оставьте нас в покое.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»