Аналитика

Милорад Додик — лидер нового страны сербского народа

Милорад Додик три раза был главой правительства Республики Сербской, два раза — её президентом, а сейчас представляет сербский народ в Президиуме Боснии и Герцеговины, рамки которой уже издавна тесноваты с этой целью политика.

Возлюбленным спортом Милорада Додика постоянно был баскетбол: во времена школьных лет он играл за команды «Поткозарье» и «Полет», которые выступали в любительской баскетбольной лиге Югославии. Больше 10 лет он был президентом баскетбольного клуба «Игокеа» — семикратного чемпиона Боснии и Герцеговины. А белградский баскетбольный клуб «Партизан» выбрал Додика своим почётным президентом. Но в политике он быстрее употребляет приёмы айкидо: как понятно, данный вид японских единоборств основан на обращении сил противника в свою пользу.

Касательно политики, то тут Милорада Додика можно назвать опытным специалистом. В 1983-м он окончил факультет политических наук Белградского института и уже через 3 года — в двадцать семь лет — возглавил исполком группы Лакташи (собственного родного города). В июле 1990 года он присоединился к «Союзу реформистских сил Югославии» — партии социал-демократической ориентации, которая была создана главой последнего общегосударственного кабинета министров СФРЮ Анте Марковичем. По перечням этой политической силы Милорад Додик на первых многопартийных голосовании в Боснии и Герцеговине (БиГ) 18 ноября 1990 года был выбран депутатом республиканской Скупщины БиГ. В ней он стал одним из четырёх «реформистов».

Но единая и многонациональная Босния доживала последние месяцы. Глава Президиума БиГ Алия Изетбегович вёл республику к выходу из Югославии, не утаивая собственных планов выстроить на её базе мусульманское правительство, где бошняки должны были стать господствующим народом. Сопротивляясь данному, 24 октября 1991 года сербские депутаты республиканского парламента объявили создание Скупщины сербского народа в БиГ и приняли «Декларацию о сохранении сербского народа в едином государстве Югославия». Живущие в БиГ сербы на голосовании 9—10 ноября 1991 года поддержали эту декларацию подавляющим большинством (участие в плебисците приняли восемьдесят пять процентов боснийских сербов, и восемьдесят восемь процентов из них отдали свои голоса за то, чтоб остаться в составе Югославии).

Конкретно на основании итогов народного пожелания Скупщина сербского народа в БиГ, на базе общин БиГ с в большей степени сербским жителями, объявила 9 января 1992 года создание Республики Сербской (РС) как составной части Союзной Республики Югославия (СРЮ). Конечно же, за это решение голосовал и Милорад Додик: он является одним из немногих работающих политиков, стоявш?? у истоков государственности боснийских сербов.

Необходимо отметить, что в составе Народной скупщины Республики Сербской (так после января 1992 года стали называть себя законно избранные боснийскими сербами депутаты) Додик был в оппозиции к руководящей Сербской демократической партии (СДП). Конечно же, это не касалось принципных вопросов — защиты интересов сербского народа в БиГ и сохранения его связей с Сербией. Но со стороны главу Скупщины Момчило Краишника и президента РС Радована Караджича ни один раз предпринимались попытки «поставить выскочку на место». И однако юному политику получилось на базе партийной группы «реформистов» сформировать Клуб независимых парламентариев из 11 человек, на первых послевоенных голосовании Народной скупщины РС в 1996-м сделанный им «Альянс независимых социал-демократов» (СНСД) в республиканский парламент не попал.

В Народную скупщину Республики Сербской Милорад Додик возвратился после внеочередного голосования в ноябре 1997 года. СНСД получил всего два мандата, но его лидеру получилось стать главный фигурой в альянса, в первый раз с 1991 года отодвинувшей СДП от власти.

Додик воспользовался поддержкой как президента РС Биляны Плавшич, так и западных политиков, предпочитавш?? во главе нового кабинета министров РС человека, не имеющего отношение к СДП и её военному прошлому. При конкретном участии верховного представителя по БиГ Карлоса Вестендорпа новый состав Скупщины РС 15 января 1998 года утвердил находящееся под руководством Додиком правительство республики. К слову, вот тогда начался постепенный переезд правительственных структур РС из города Пале по близости Сараево в сегодняшний основной город республики — Баня-Луку.

Программа нового кабинета министров РС декларировала конец противоборства мировой общественности, удостоверяла верность Дейтону и целостности БиГ, также готовность к нормализации общения с другими боснийскими общинами. с помощью данному Республике Сербской получилось получить доступ к программам интернациональной поддержки и предупредить передачу спорного окрестность Брчко мусульманско-хорватской федерации.

А также, для удержания нового кабинета министров на плаву кабинет верховного представителя организовал финансовую поддержку РС, выплачивая заработную плату преподавателям и государственным служащим в 1-ые месяцы его мандата.

Одновременно межгосударственные консультанты помогали реструктурировать финансовую систему РС, повышая таможенные выплаты и сразу лишая СДП её денежной базы (в существенной мере основанной на потоках контрабанды).

Скоро Милорад Додик начал смене руководителей компаний РС, а в июле — августе 1998 года провёл «очистку» управляющих радиостанций и закрыл республиканское агентство новостных сообщений СРНА, которое до того всецело контролировалось назначенцами СДП. Логично, что на плановых голосовании Народной скупщины РС осенью 1998-го СНСД прирастил собственный корпус до 6 парламентариев, а его лидер остался премьер-министром республики.

Но уже весной последующего года Милорад Додик совсем осознал, что условиться с «мировой общественностью» нереально и антисербская политика Запада не будет прекращаться, невзирая на реализация всех его условий. 5 марта 1999 года интернациональный арбитраж решил, что округ Брчко станет фактически третьей составной частью Боснии и Герцеговины, однако Дейтонские соглашения предугадывали его раздел меж 2-мя энтитетами БиГ (РС и мусульманско-хорватской федерацией). Воспользовавшись этим решением, президент РС Никола Поплашен поставил подпись под указом об увольнении Милорада Додика с поста премьера, что вызвало возмущение со стороны Карлоса Вестендорпа.

Милорад Додик решил пользоваться конфликтом Вестендорпа и Поплашена, и последний по итогу был смещён со собственной должности 8 марта 1999 года указом верховного представителя.

Начавшиеся через 16 дней нанесение бомбовых ударов СРЮ силами Североатлантический Альянс продемонстрировали, что решение Додика остаться на посту премьера было правильным: РС не была брошена в бездну безначалия в один из наиболее тяжёлых моментов собственного послевоенного существования.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  семьдесят три процента французов думают, что «Франция рассыпает на части» — опрос

С иной стороны, это плохо отразилось на рейтинге Милорада Додика во время президентских выборов РС осенью 2000 года: он набрал в два раза меньше голосов (25,9 %), чем претендент от СДП Мирко Шарович (50,2 %). СНСД на голосовании Скупщины РС получила 11 мандатов, но большая часть сформировала СДП, и 12 января 2001 года Милорад Додик снова попал в оппозиции, при этом даже не имея депутатского мандата.

По прошествии голосования осенью 2002 года Додик провёл в Скупщину РС перечень СНСД из 19 парламентариев и, как лидер главной оппозиционной силы, резко критиковал капитулянтскую позицию властей республики, которые молчком делали все требования нового верховного представителя — лорда Пэдди Эшдауна. Например, в 2004-м власти РС признали свою вину за многочисленные умышленные убийства в Сребренице, а в 2005-м согласились на создание в БиГ централизованной милиции — с ликвидацией республиканского МВД и передачей его функций в руководству в Сараево. Деморализованный президент РС Драган Чавич желал недопустить ответственности за предстоящий демонтажные работы республики и в феврале 2006 года поддержал формирование кабинета СНСД под руководством Милорадом Додиком.

С того времени развитие Республики Сербской неразрывно соединено с именованием этого политика. Одним из первых заслуг Додика стало блокировка весной 2006 года пакета реформ (также централизации милиции) путём инициирования спора бошняцких партий. Премьер РС избегал резких шагов, но приостановил процесс передачи возможностей РС центральным в руководству в Сараево, равно как и начал сокращать выполнение всех пожеланий верховных уполномоченных лиц. Например, конкретно Додик закончил практику подготовительного согласования с ними повестки совещаний кабинета министров РС. Сорвав попытку ревизии Дейтонского устройства БиГ в 2008—2009 годах, повсевременно в ходе выступления за возврат республике отобранных возможностей, Милорад Додик сумел приметно упрочить положение РС в политической системе государства.

Сначала мировую общественность изучало его как умеренного демократического лидера, неприкрыто поддерживая на выборах в парламент в РС осенью 2006 года. Тогда СНСД получил практически половину депутатских мест в Скупщине РС, а Милорад Додик в 3-ий раз стал главой правительства. РС получила финансовую помощь от Евросоюза и Англии, а английский глава министерства зарубежных дел Робин Кук, в ходе выступления в парламенте Республики Сербской, сообщил, что правительство Додика «в 1-ые 14 дней сделало больше для улучшения жизни людей, чем его предшественник — за два года». В феврале 2007 года Додик отправился в США, где его воспринимала государственный секретарь Мадлен Олбрайт. Она назвала политика «глотком свежайшего воздуха» и дала обещание 3,6 млн евро на незамедлительную помощь Республике Сербской.

Но навряд ли все эти сладкие речи Милорад Додик принимал серьёзно. Он отлично осознавал, что политически обусловленная помощь Запада может окончиться в хоть какой момент, а Республике Сербской необходимо развивать финансовое взаимодействие с Сербией и Российской Федерацией. В данном направлении были изготовлены решительные шаги: стратегическим инвестором в «Телеком РС» стал «Телеком Сербии», а НПЗ в городе Брод был продан российской организации «Зарубежнефть». В РС понемногу рос уровень жизни, поэтому логично, что Додик в 2010 и 2014 годах был выбран президентом Республики Сербской, а СНСД и сейчас остаётся в РС руководящей партией.

С течением времени Додик стал самым имеющим влияние сербским политиком в государстве, и Запад начал изучать его как «хладнокровного сербского националиста и самую большую угрозу хрупкому, многонациональному миру в БиГ». Прежде всего это было соединено с тем, что политический деятель на публике ставил под колебание сделанные Западом легенды о «сербских преступных действиях» в БиГ (о числе погибших в Сребренице, о взрывах на сараевском рынке Маркале и в центре города Тузла) и называл операцию «Буря» по изгнанию сербов из Хорватии величайшей этнической очисткой, совершённой после 2-ой мировой войны. В 15-ю годовщину резни в Сребренице Додик сообщил, что он признает совершенные там убийства, но не систематизирует случившееся как геноцид.

«Если произошел геноцид, то он был предпринят против сербов этого региона, где массивно убивали дам, детишек и пожилых людей», — сообщил он о Восточной Боснии.

А также, Милорад Додик повсевременно боролся за право РС без помощи других определять свои муниципальные празднички, невзирая на запрет Конституционного суда (КС) БиГ (на 30% состоящего из иноземцев) называть 9 января Днем Республики Сербской.

Данная деятельность президента РС не осталась незамеченной: 1 января 2017 года Управление по контролю над зарубежными активами Министерства финансов США ввело санкционные меры в отношении Додика в связи с его ролью в оспаривании решений КС БиГ. В соответствии с решению государственных органов Соединенных Штатов, хоть какое имущество Додика в границах их юрисдикции должно быть заморожено (но за 4 с излишним года оно так и не было обнаружено). А наилучшим ответом Вашингтону со стороны Додика стало отмечание Дня Республики Сербской 9 января 2018 года. В сей день на праздничном приёме в Баня-Луке патриарх Сербский Ириней сообщил, что «сейчас мы собрались, чтоб прославить новейшее правительство сербского народа».

Осенью 2018 года Милорад Додик был выбран представителем сербов в Президиуме БиГ — типичном «коллективном президенте» данного государства. И как член Президиума, и как его глава в недавнее время, Додик не прячет собственного скептического отношения к будущему БиГ и считает «мирный развод» наилучшим сценарием для народов, которые населяют Боснию и Герцеговину. Естественно, схожее решение нереально провести в жизнь без согласия авторитетных во всем мире игроков, которые пока заняты иными трудностями: например, на встрече Владимира Путина и Байдена положение дел на Балканах не затрагивалась. Но данный саммит очевидно не последний, и Милорад Додик, который за прошедшие годы встречался с Владимиром Путиным большое количество раз, полностью может замолвить словечко перед главой Российской Федерации про данный принципиальный для города Москва регион.

Олег Хавич, автор портала «Балканист», специально для EADaily

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»