Аналитика

Мир на пороге нового Карибского кризиса. При чем тут Республика Беларусь?

Мир оказался на пороге нового кризиса межгосударственных связей, примеров которому не было с периода Карибского кризиса пятидесятилетней давности. Противоборство государств Североатлантического Альянса и Рф угрожает добиться красной черты, за которой могут последовать самые грустные действия, которые способны поменять историю планетки. В текущее положение дел оказались втянуты не лишь глобальные игроки, да и государства, которые до этого находились на втором плане мировой политики. Также и Республика Беларусь.

За 2020−2021 годы снутри- и внешнеполитическая позиция белорусского управления перетерпела значительные изменения. Западное давление и попытка захвата государственной власти заставили официальный Минск серьезно заговорить о необходимости защиты государства от вероятного нападения. Про это не один раз сообщал Александр Лукашенко, аргументируя свои слова не прекращающимся наращиванием вооруженной силы Североатлантический Альянс на границах Союзного страны (СГ), также неадекватной политикой Украины. В ноябре месяце из уст белорусского лидера прозвучало, наверное, самое суровое заявление последних лет. Лукашенко сказал, что готов попросить собственного российского сотруднику Владимира Путина возвратить в республику ядерное оружие, дополнив, что в случае согласия предпочтение будет отдано тому, «которое будет более отлично» при «соприкосновении» с Североатлантическим Альянсом.

Показательно, что до этого глава Республики Белоруссия был другого представления и подчеркивал, что такие шаги сделают его государство возможной мишенью в случае вероятного военного столкновения НАТО и Рф. Сейчас же, когда стало разумеется, что в западных странах никто не изучает проведение антироссийской политики вне действий в отношении Республики Белоруссия, позиция Минска радикально поменялась. Вообщем, Лукашенко никогда и не утаивал, что постоянно сожалел про то, что ядерное орудие было выведено из республики, что суровым образом воздействовало на статус государства и её будущее.

Нужно напомнить, что ядерное оружие досталось Республики Белоруссия от Советского союза и находилось на территории республики вплоть до 1996 года. Еще до обретения независимости в Минске было решено о превращении государства в безъядерную зону, что было закреплено в принятой 27 июля 1990 года декларации о независимости республики. В протяжении первой половины девяностых годов западные государства вместе с Российской Федерацией сделали все вероятное, чтоб убрать этот тип вооружения не лишь из Республики Белоруссия, да и с Украины. В 1992 году Минск подписал Лиссабонский протокол, оформив участие государства в Договоре о сокращении стратегических атакующих вооружений, а в июле последующего года присоединился к Договору о нераспространении ядерного вооружения (ДНЯО), став первым страной, добровольно отказавшимся от обладания данным типом вооружения, которые остались после краха Советского Союза. Тогда же в качестве ответного шага Англия, Российская Федерация и США предоставили Республики Белоруссия и Украине гарантии безопасности, зафиксировав свои обязанности в Будапештском меморандуме 5 декабря 1994 года.

Это конкретно тот документ, который в следующие годы вызывал и не прекращает вызывать бессчетные споры из-за огромного количества правовых тонкостей и необязательности его выполнения. Но в то время в Минске, как и в Киеве, серьезно принимали обязанности Запада, что в результате и привело к выводу ядерного вооружения из этих государств. Последние боеголовки оставили Республику Белоруссия в ноябре 1996 года.

Мир на пороге нового Карибского кризиса. При чем тут Республика Беларусь?

Подписание Будапештского меморандума. Иллюстрация: gazeta.ru

Стоит отметить, что ставший главой Республики Белоруссия Лукашенко в следующие годы не один раз говорил, что вывод ядерного вооружения из государства был ошибкой. В одном из собственных последних интервью белорусский лидер и совсем сделал заявление, что его принудили это сделать — и не столько западные государства, сколько 1-ый глава России Борис Ельцин.

«Понимаете, почему я его вывел уже? В нарушение контракта я его оставлял в Беларуси. Вы не поверите. Не лишь по просьбе американцев. Однако сначала под твердым давлением Ельцина и всей команды, которая тогда была», — сообщил Лукашенко в беседе главе МИА «Российская Федерация сейчас» Дмитрию Киселеву.

Вплоть до ноября 2021 года Минск поступательно выступал за ядерное разоружение в качестве главной стратегической цели реализация ДНЯО. Министерство иностранных дел республики приветствовал продление в феврале на пять лет Контракта о действиях по предстоящему сокращению и ограничению стратегических атакующих вооружений (СНВ-3) «в качестве еще одного шага на пути к сокращению ядерных вооружений». Сейчас же стало известно, что на практике в Минске постоянно были готовы к усиления напряженности. А также, в ноябре появилась информация, что в государстве сохранилась фактически вся нужная для возврата ядерного вооружения комплекс инфраструктурных объектов. Как сообщил Лукашенко, все площадки, кроме одной, на которых до этого располагалось ядерное орудие, сейчас сохранены.

«Мы на территории Республики Белоруссия к данному готовы. Я, как заботливый владелец, ничего не разрушил, все сараи стоят на месте», — отмечал до этого белорусский лидер.

Позднее позицию белорусского лидера поддержали и в Министерстве иностранных дел республики. Как сообщил 18 декабря руководитель ведомства по внешней политике Владимир Макей, Республика Беларусь готова расположить у себя ядерное орудие как «один из вероятных ответов на будущие вероятные деяния со стороны НАТО на территории Польши». Кроме того, он отметил, что сегодняшние угрозы соединены не лишь с позицией государств Североатлантического Альянса, да и Украины, которая равномерно преобразуется в типичный плацдарм НАТО против Рф.

Предпосылки изменения позиции белорусского управления полностью объяснимы. В собственной очевидно русофобской политике Североатлантический Альянс сейчас дошло до того, что готово нарушить все взятые на себя до этого обязанности и сделать доп инструменты влияния на Российскую Федерацию, а с ней и на Республику Белоруссия. И если до этого разговор велся только об увеличении блока на восток, то сейчас в союзе прямо заговорили о продвижении к границам СГ ядерного вооружения.

А именно, еще 19 ноября генсек блока Йенс Столтенберг сообщил, что размещенное в Европе американское ядерное орудие может оказаться в государствах Восточной Европы, если Германия откажется от его расположения. Берлину напомнили о подписанном в 1991 году соглашении о коллективном использовании этого типа вооружений, в соответствии с которым ФРГ отказывалась от производства и использования ядерных, био и хим вооружений в обмен на расположение на западе государства ядерного вооружения государств Североатлантического Альянса.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Наизловещий клоун оказался кровавее кондитера» — дончане о Зеленском

Такие планы альянса не могли не вызвать ответную реакцию в столице России, где утомились вытерпеть проделки западных партнеров. Для Евросоюза и США стала реальным откровением сегодняшняя твердая позиция Рф, которая посреди декабря предупредила Североатлантический Альянс о вероятных последствиях продолжения собственной политики вооружения и втягивания в союз стан, которые находится недалеко от Россия. Почти все в Брюсселе и Вашингтоне даже расценили, что сегодняшние предложения Кремля по нормализации положения дел являются открытым ультиматумом, но байкотировать их все таки не сумели. В особенности в свете недавних заявлений, изготовленных не лишь представителями Министерство иностранных дел Рф, но Владимиром Путиным, который 21 декабря на коллегии Министерства обороны России сообщил, что Кремль не хочет кровопролития и хочет решать вопросы по средствам дипломатических мер, а поэтому уповает получить от Соединенных Штатов ясный ответ на свои предложения по гарантиям безопасности.

«Очевидно, в случае продолжения очевидно агрессивной полосы западных коллег мы будем решать адекватные ответные военно-технические меры. На недоброжелательные шаги агрессивно проявлять реакцию. И имеем на это полное право», — сообщил он.

В условиях заявлений последних недель о возможности сотворения «контругроз» от Российской Федерации в отношении государств Североатлантического Альянса, пресечения хоть какими средствами возникновения натовских баз в Грузии и на Украине и остального возможность возврата в Республику Белоруссия ядерного вооружения уже не смотрится умопомрачительной. Невзирая на то, что пока в столице России впрямую не удостоверили такие планы, в Москве уже пару раз однозначно сделали намек, что готовы рассмотреть любые варианты. Кроме того, глава российского Министерства иностранных дел Сергей Сергей Лавров еще сначала декабря сообщил, что недавние слова Лукашенко стоит принимать «как чрезвычайно суровое предупреждение, которое обусловлено сначала той невразумительной политикой, которую проводит Запад».

При текущем положении дел Республика Беларусь для Российской Федерации полностью может стать одним из главных партнеров не лишь в разработке структуры противодействия вероятной злости Североатлантический Альянс, да и в формировании новой системы сотрудничества на интернациональной арене. Это соединено с тем, что в текущее время США не видят возможной угрозы от Российской Федерации, в связи с тем, что военнослужащих России баз, тем паче с расположенными там ядерными боевыми частями, в конкретной близости от американских границ нет. Для Вашингтона неувязкой является растущее воздействие города Москва на Евразийском материке, которое может суровым образом пошатнуть сегодняшнее статус-кво, при котором США считают себя «мировым сотрудником полиции».

Конкретно потому последние обращения Лукашенко пока не вызвали сурового волнений в Вашингтоне. Кроме того, не вызвали они резонанса и в Евросоюзе, где понимают опасность возникновения российского ядерного вооружения в Республики Белоруссия, но знают, что схожее оружие может еще резвее показаться западнее Минска — в Калининградской области. Но в Брюсселе не могут не осознавать, что усиление военной мощи Рф на западном направлении полностью может поменять всю глобальную политическую ситуацию в Европе. В особенности в условиях недавних сообщений из города Москва о новых видах орудия и их возможности. Как сообщил 21 декабря глава министерства обороны Россия Сергей Шойгу, сверхтехнологичная ядерная триада Россия обеспечивает высшую живучесть 6 255 особых боевых частей. Часть из них полностью может оказаться в Республики Белоруссия, прежде всего в составе оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М» с дальностью в 500 км. При всем этом на ядерное оснащение боевых частей у Минска будет столько же прав, сколько и у формально безъядерных Бельгии, ФРГ, Италии, Голландии либо Турции, где США хранят порядка 200 водородных бомб общей мощностью 18 мегатонн. И об этом государства Североатлантический Альянс предпочитают не вспоминать, обвиняя в сказочной «злости» Российскую Федерацию, а вместе с ней и Республику Белоруссия.

Мир на пороге нового Карибского кризиса. При чем тут Республика Беларусь?

«Искандер-М». Иллюстрация: гугл.com

Главной неувязкой в сегодняшней ситуации будет то, что цели США далеки от интересов его европейских партнеров. Для Вашингтона, чувствующ?? себя в некоторой безопасности, принципиально не допустить усиления воздействия Рф. Хоть какое изменение глобальной политической ситуации изучается Белым домом как прямой вызов, не проявлять реакцию на который в США не могут. В особенности это касается государств, окружающ?? Российскую Федерацию и в которых, кроме Республики Белоруссия, американцам получилось сделать нужные себе условия господства и запустить волну русофобии. В этих странах военнослужащие России базы уже навряд ли покажутся в мирное время, чего нельзя сообщить о белорусской территории. Все попытки оторвать Минск от города Москва разбились о действия 2020 года, что ознаменовало провал западной политики в Республики Белоруссия, создав все условия для углубления интеграции в Союзном государстве. Прежде всего в области обороны. Потому сейчас Республика Беларусь и стала рассматриваться государствами Североатлантического Альянса как неотделимая часть плана давления на Российскую Федерацию в различных его проявлениях.

Одновременно в текущее время все еще нельзя разговаривать о том, что Минск и Москва всецело готовы сделать единую систему обороны Союзного страны, в связи с тем, что речи о российских либо солидарных военных базах в Республики Белоруссия как и раньше не идет. Белорусские власти желали бы повысить свою защиту за счет российского вооружения, но при всем этом остаться относительно независимыми в принятии решения о его использовании.

Это является, наверное, основным камнем преткновения для возникновения в республике ядерного вооружения из России. С мертвой точки процесс может двинуться лишь после того, как в Минске дадут согласие на полный контроль города Москва над данным типом вооружения в случае его возникновения на белорусской земле. И чем больше государств Североатлантического Альянса будут нагнетать обстановку, тем паче возможным становится конкретно этот вариант развития событий.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»