Аналитика

Москва в примирение верует: пределы обоюдного решения после «закавказского землетрясения»

Минул практически год с прекращения военных действий в Нагорном Карабахе (Арцахе), остановленной 9 ноября при личном участии главу Российской Федерации. Война стала массивным военно-политическим «землетрясением» в Закавказье, которое до настоящего времени переживает афтершоки, которые связаны с основательным расшатыванием местного статус-кво.

Армения и Азербайджан подошли к годовщине установления прекращения конфликта в различных позициях, беря во внимание очень отрицательные для Еревана и Степанакерта результаты вооруженного конфликта. Серия происшествий за минувший год на армяно-азербайджанской границе, а с недавнего времени и конкретно в зоне проведения российской миротворческой операции в Арцахе (Нагорный Карабах), говорят о сохраняющемся риске новой масштабной усиления. Он пока незначителен, но это не должно ни для кого служить самоуспокоением.

На текущей неделе Владимир Путин, в ходе выступления на пленарном совещании интернационального клуба «Валдай», дал подабающее политической мудрости и президента республики Азербайджан Ильхама Алиева, и главу правительства Никола Пашиняна. Она ещë ни один раз пригодится им в предстоящие несколько месяцев и годы, как и выдержка политического управления обеих сторон при нормализации огромного количества острых противоречий.

Своими оценками относительно текущего шага преодоления обоюдного недоверия, вероятных развязок сложных вопросов меж Баку и Ереваном при содействии города Москва в разговоре с EADaily поделился российский политический корреспондент Вячеслав Михайлов.

Перед первой годовщиной прекращения военных действий в Нагорном Карабахе (Арцахе) возникли сообщения о подготавливаемом подписании президентом республики Азербайджан и главой правительства Армении при содействии и участии главы российского страны 2-ух документов — о запуске работ по делимитации и демаркации границы меж 2-мя закавказскими республиками, также разблокированию транспортных коммуникаций в регионе. Как вы оцениваете готовность сторон к взятию на себя обязанностей по обоим обозначенным соглашениям?

Данная готовность есть и у Еревана, и у Баку. И она достаточно высочайшая на сегодня, приблизительно за 14 дней до указанного вами «юбилея». Иной вопрос, что, по существующим у нас данным, азербайджанская сторона достигает наибольшей выгоды себе, не соглашаясь на предлагаемый армянскими руководством зеркальный отвод войск от границы.

Ильхам Алиев уже год выступает на всех дискуссиях вокруг карабахской темы и построения послевоеннных отношений с Арменией с традиционной позиции силы. Определëнное давление на него с российской стороны, конечно же, оказывалось и оказывается, но оно не носит критичный для Баку характер. Ему до ближайшего времени удавалось восполнить подобное «придавливание» со стороны города Москва обращением на пересмотр к союзу с Турцией. И сейчас, у армян прежде всего, нет никаких оснований рассчитывать на то, что Алиев пойдëт на серьëзные скидки. Он с занятых в мае текущего года позиций в армянских Сюникской и Гегаркункской областях уходить не хочет. Пуск процесса делимитации и демаркации границы азербайджанский лидер не настроен связывать с предложением Еревана относительно отвода войск, достигает фиксации настоящей положении дел на местах.

Сам процесс дополнения границ и юридического закрепления полосы их прохождения, как указывает глобальная практика, продолжается годами, если не десятилетиями. Алиев позиционирует себя главой «государства-победительницы». С чего ему идти на скидки, если наружное давление не носит критичный характер, а у себя дома он практически избавлен от любых серьëзных внутриполитических вопросов? Чего очевидно не скажешь о Николе Пашиняне.

Он готов к определëнным уступкам, тем паче, когда в руках у его азербайджанского визави этот «козырь», как 10-ки удерживаемых в Баку пленных. Пашинян почти во всем вынужденно употребляет лексикон «эры мира», причëм и на азербайджанском, и на турецком направлениях сразу. Он на данный момент не в той позиции, и в обозримой перспективе это сохранится, чтоб сопротивляться повестке, генерируем?? также и в столице России. Оттуда настаивают на необходимости использования финансовых инструментов на пути к цели длительного примирения Еревана и Баку. Кроме остального, это обосновано и рвением Рф своими глубокими отношениями в экономической сфере с Азербайджаном сбалансировать его зашкаливающий военно-политический наклон в сторону Турции. Никто в Кремле после «закавказского землетрясения» не не согласился от мысли неспешного, но поступательного склонения Баку к вступлению в ЕАЭС. Подразумевается, что пуск первых грузовых составов из Еревана в России через азербайджанскую территорию и в противоположную сторону приблизит прикаспийскую республику к евразийской перспективе.

Поступает информация, что готовящиеся к подписанию в столице России документы снова будут иметь вид солидарных заявлений, но не обычных межгосударственных договоров. А означает, скидки с обеих сторон, если они в принципе готовы к ним в взаимном режиме, пока носят строго тактический характер. Прорыва ждать не приходится. Им мог бы стать пуск процесса разработки мирного контракта меж Арменией и Азербайджаном, на котором настаивает Баку. Понятное дело, снова-таки с занимаемой им позиции силы.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Киев востребует в зимнюю пору у Европы газа: Украине не хватает на сезон горючего на $ 1 миллиардов

Азербайджанское управление не прекращает педалировать тему «Зангезурского коридора». В данном ему оказывает всяческое помощь турецкая сторона, в чëм можно было снова удостовериться из заявлений президента Эрдогана перед его рабочим приездом 26 октября в Физули. Ереван отторгает «коридорную логику» Баку, но к разблокированию коммуникаций проявляет самый жив интерес. К какому взаимовыгодному решению могут придти стороны?

«Зангезурский коридор» — один из инструментов в арсенале наступательной военно-политической и дипломатической тактики Баку после 44-дневной войны в Нагорном Карабахе (Арцахе). Это определëнная заявка на необратимость изменения статус-кво на Южном Кавказе в пользу республики Азербайджан, и сразу констатация перебалансировки сил в регионе.

Азербайджан действует в тесноватом тандеме с Турцией, практически это один игрок в послевоенной ситуации. Анкара с западного направления оказывает на Ереван своë давление по части «коридорной логики». Ведь далековато непопросту, что в недавнее время оттуда в особенности приметно продвижение «общетюркской повестки», инициирование разных форумов по данной теме, с заявкой на создание «магистрального коридора» от Стамбула до китайского Синьцзяна, где компактно живут тюрки-уйгуры.

Эрдоган из Физули, Шуши, Джебраила, остальных мест, которые перешли под контроль Баку годом ранее, пробивает данный «магистральный коридор», снимает с его пути последнее препятствие в виде армянского Сюника. Взаимовыгодное решение пока не просматривается, по большому счëту, данный вопрос не может иметь компромиссный вид, беря во внимание указанную нами выше позицию Алиева в качестве диктующего свои условия «победителя».

Баку не прекращает пребывать в состоянии послевоенной эйфории. В голове у Алиева, как можно осознать, почти все, если не всë, соотносится с чрезвычайно обычным тезисом, если угодно, моделью поведения в отношении Армении на наиблежайшие годы: «Мы двадцать пять лет вытерпели вашу захват, сейчас извольте сами испытать унижения».

Есть догадки, что армянская сторона в вопросе освобождения собственных пленных готова к уступкам не лишь относительно предоставления Азербайджану карт минных полей в Нагорном Карабахе (Арцахе), да и по части той же «коридорной логики» Баку. Как подобные вероятные скидки могут отразиться на обстановки во внутренней политике в Армении, где оппозиция в последние дни усилила давление на власти. Пока в основном на информационном поле, но угрожает «уличной борьбой» в случае схожей необходимости?

Полностью правдоподобное предположение. Однако, как проявили действия в Армении, во время до выборов в парламент, которые прошли 20 июня, никто из вопросов на карабахском направлении не носит для Пашиняна в очах армянского избирателя критичный характер. Также и вопрос пленных. Иными словами, ему не понадобилось неких серьезных уступок со стороны Баку в чувствительном для армянской стороны вопросе пленных, чтоб одержать победу на выборах, пусть и с приметно больше умеренным результатом, чем в декабре 2018 года. В Баку царствует эйфория, в Ереване — синдром испуга возможностью новой войны.

Та оппозиция ведëт себя так, как подобает оппозиции в хоть какой иной стране, которая оказалась в похожей ситуации. Она будет демонизировать власти в очах людей, указывая на еë «протурецкость», призывая к мобилизации и общегосударственному сопротивлению перед лицом будущей «тюркизации». При этом, основной фактор созревания Армении к «революционным» изменениям — это способность той либо другой местной силы собрать на улицах и площадях Еревана критичную для властей массу людей и задерживать их там некоторое количество дней попорядку.

Что получилось Пашиняну весной 2018-го, даже близко не поддаëтся сегодняшней оппозиции. Нет у неë пока возможностей обозначить хоть каких-то серьëзную «уличную борьбу», навязать еë в руководству и выйти из неë в отменно ином статусе — продиктовать Пашиняну требование о созыве новых внеочередного голосования. Серьëзных предпосылок с этой целью нет, плохие для властей городские голосование за кандидатов в некоторых городах в текущем месяце очевидно не добирают до хотимого представителями оппозиции уровня делегитимации кабинета министров Пашиняна. Подобные предпосылки до наиблежайшей весны, очевидно, если не будет форс-мажоров, не просматриваются.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»