Скандалы

«Нагой» повелитель Уральских гор

"Нагой" повелитель Уральских гор

В лихие девяностые обрушившаяся на государство необычная свобода породила целый кластер преступных и около-преступных частей, зубами рвущихся к верхушке пищевой цепочки.

Компании, компании и фабрики огнем и пистолетом переходили под контроль преступников. Шло время, правительство утверждало порядок и контроль на собственной территории — но преступники никуда не делись. На замену малиновым пиджакам пришли темные и голубые, и те же преступники, повязав галстуки, начали интенсивно приобщаться к рейдерским захватам — тому же бандитизму, но с легким, которые неосязаются налетом правопорядка.

С течением времени сотрудники правоохранительных органов раскусили и эти схемы, и рейдерская «кормушка» стала приносить больше вопросов, чем дивидендов. Тогда и криминал направил собственный взор на неиссякаемый источник богатств — муниципальные договоры. И тут им, как ни удивительно, на помощь пришли передовые медиа-инструменты.

На прохладном Урале на данный момент горячо. Бурлит работа на «фабрике троллей», репортеры печатают статью за статьей, веб не успевает обрабатывать запросы в поисковике — и все на пользу 1-го человека. Его биография покрыта заавесью тайны, в регионе о нем звучно говорят экзальтированно, и тихо — нелицеприятно. Его компании десятилетиями наносят неисправимый вред экологии и здоровью людей, сразу обслуживая госзаказы основных нефтяных компаний. Сергей Шмотьев, выгодоприобретатель 1-го из самых крупных в государстве нефтесервисных холдингов «ФОРЭС», и он же, по совместительству — «повелитель шантажа», чуть не списанный со страничек Конан Дойля. Это все о нем.

Часть 1. Становление

В 1997 году никому еще не узнаваемый Сережа Шмотьев привез с тюменских северов жестяную банку из-под кофе. Кофе был издавна выпит, а в банке перекатывались мелкие глиняние шарики мрачно-кофейного цвета. Пропанты из боксита фракции 16/20 — ноу-хау являющейся в то время нефтяной индустрии, значительно повышающие добычу на нефтяных скважинах. Шмотьев всекрете собрал пропанты на нефтяном участке — тогда их создавал Боровичский завод силикатов. Комбинатор осознал, что рынок пока простаивает – зато такие же разработки были у компании «НикомОгнеупоры» в Нижнем Тагиле.

Там Шмотьев взял в долг технологию производства магнезиальных пропантов, а потом запатентовал её. Его структурами было получено свыше 30 патентов, что дало возможность ему вовсю заняться «патентным троллигном». Так что то, что сам Шмотьев с гордостью называет «неповторимым продуктом», который он будто бы изобрел – это ересь. Похищенные технологии плюс аферы с патентами просто закрыли данный рынок для других.

Шмотьев увлек мыслью и нескольких профессиональных научных работников – физиков и химиков, которые вместе с ним приняли участие в запуске его компаний. Но спустя некоторый период, когда создание уже было запущено и приносило миллиардные дохода, научные работники утомились от как и раньше маленьких заработных плат, унижений и звучно хлопнули дверью. Сопоставление с актерами, сбежавшими от доставшего всех Карабаса-Барабаса, навязывается естественно. Утрата основных «мозгов» холдинговой компании не дала возможность довести до конца ряд многообещающих разработок – с ними просто некоторому стало работать.

Скопированная (кто-то сообщит, что и похищенная) разработка «неповторимого» продукта быстро обогащала Шмотьева. С течением времени он направит внимание и на остальные, смежные направления — противотурбулентные присадки. Данный элемент наращивает продуктивность трубопроводов и понижает издержки при перевозке нефти. Так в его ранце необычным образом покажется компания «Алтайский ХимПром». Шмотьев даже пробовал получить государственную поддержку на это предприятие – к счастью, неудачно. Подвело банкротство «ФОРЭС-Химии».

Торенной дорогой, предприятие (до этого имевшее статус стратегически принципиального) начало копировать западные патентованные разработки, и создавать присадки по технологии растворной полимеризации. Для данных задач был переманен ценный работник – руководитель высшего звена из ГК «Миррико». Шмотьев заманил его пакетом в десять процентов от компании, если тот сможет сделать линию по производству присадок. Когда линия была налажена, управленца освободили от должности без выходного пособия. Вообщем, и сами присадки оказались очень низкого качества.

Большие доходы в возрастающей сферы стремительно превратили семью Шмотьева в одну из самых состоявшихся не лишь на Урале, да и в Российской Федерации. Бизнес клана рос как на дрожжах — один за одним появлялись стриптиз-клубы, гостиницы, коммерческие компании. Они все являлись составной частью бизнес-империи 1-го выгодоприобретателя. При этом на 1-ое место вышла алчность — Шмотьев начал сберегать на оборудовании и персонале, в итоге чего качество продукции значительно снизилось, а вред экологии и здоровью сотрудников «ФОРЭС» — вырос. Статус монополиста еще дозволял хорошо сводить концы с концами, но…

Однако экономика не стояла на месте, и рынок начал диктовать свои условия. Вместе с миллиардными доходами у Шмотьева возникли соперники. Заместо мирного совместного существования, коллективного развития сферы и развития потенциала собственных компаний, предприниматель постоянно выбирал войну. Вел он её методами не постоянно законными, а тотчас и неприкрыто криминальными.

Часть 2. Компроматные силы

Неважно какая компания содержит в собственном штате пресс-центр. Обычно работники этого отдела заняты тем, что пишут и рассылают пресс-выпуск, договариваются с репортерами об интервью и всевозможными способами превозносят собственного работодателя в очах широкой общественности. Но Сергей Шмотьев преобразовал эту службу в каверзное орудие против соперников.

Заместо похвальных статей генерал шмотьевских пиар-войск Мария Кутепова — бывшая корреспондентка издания URA.RU — вместе со своими подчиненными подкупают некоторых представителей СМИ и целые издания. Под её проницательным управлением в ведущих деловых изданиях и больших telegram-каналах выходят заказные материалы против соперников и соперников «ФОРЭС». Компании-соперники обнаруживают веб-сайты-дублеры с схожим заглавием на доменах .biz и .net – и читают о для себя много увлекательного. Дальше уже сам Шмотьев кидает такие сведения на столы в больших кабинетах. Большие госкорпорации, боясь оказаться в одном ряду с очерняемыми присутствующими на рынке, отдают предпочтение продукции «ФОРЭС». Доходит до того, что «издевайся» даже не гнушаются сталкивать лбами госслужащих, сотрудников правоохранительных органов и глав государственных корпораций – все для выгоды для собственного владельца. 

Отработанная годами, эта схема дала возможность Сергею Шмотьеву не лишь получать наикрупнейшие государственные контракты, да и обзавестись своим полуостровом в Новой Зеландии, гражданином которой он на данный момент является. Про то, что наикрупнейшие нефтедобывающие организации кормят зарубежного резидента, в руках которого располагается особо значимое создание, предпочитают умалчивать — по другому, чуток погодя, можно прочесть о для себя нелицеприятные вещи.

Например, с подачи шмотьевской «предприятия троллей» интенсивно полощутся в средствах массовой информации его соперники, нежелательные (читай — не взявшие средств) сотрудники правоохранительных органов, участники судебных действий против «ФОРЭС» — и даже государственные служащие. Некоторого упоминания заслуживает Светлана Радионова — глава Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, которая приняла во внимание бессчетные обращения обитателей Свердловской и Курганской областей о нарушении заводами Шмотьева природоохранного законодательства. Её фигуру заказные «репортеры» терзают почаще и злее иных.

Шмотьев не гнушается и сам подкидывать Кутеповой фактуру для её упражнений со словом. Например, сеть его стриптиз-клубов — ShowGirls и La Rouge — на проверку оказались люксовыми борделями, которые оказывают самые утонченные интим-услуги всему уральскому бомонду. Государственные служащие, политики и большие предприниматели были частыми гостями клубов, которые приносили Шмотьеву до 40 миллионов рублей каждый месяц.

При всем этом все забавы первых лиц Урала — нередко с несовершеннолетними путанами — радиво записывались на видео. Эти записи ни один раз и не два выручали Шмотьева, когда ему необходимо было «решить вопрос» в высочайшем кабинете. Вскрылась эта грязная схема тогда, когда в разработку попал «заступник» порно-салона — бывший руководитель свердловского УМВД Владимир Романюк. с помощью его благодарным показаниями видео-архив был изъят — и далее следы его теряются. Вероятно, кто-то из героев сюжета приложил большие усердия, чтоб особенная запись с его участием никогда не увидела свет. Делу ход не дали, клубы работают до настоящего времени.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Скандал в "Европейской единстве": депутатку травят из-за ЛГБТ-маски

Часть 3. «Алабуга» раздора

Последней жертвой атаки «предприятия троллей», как мы можем судить, стала компания «Транснефть». Под вентилятор с популярной субстанцией попал её завод в особенной финансовой зоне «Алабуга», посмевш?? создавать те же противотурбулентные присадки. Шмотьевские «специалисты» поступили обычным образом — надергали комфортных цифр из отчетов и выставили положение дел так, как будто стратегическое предприятие вот-вот разорится. Основная же цель этой публикации – уверить «Транснефть», что шмотьевская фабрика – больше надежный контрагент, чем своё аффилированная организация.

На 1-ый взор публикация «троллей» кажется закономерной и неоспоримой, пока не вчитаешься в детали. Предвещать банкротство принципиального для государства компании из-за одной лишь низкой дохода во время масштабного нефтяного кризиса — удел учащихся первого курса. Являясь частью глобальной компании, которая выполняет для государства задачи стратегической значимости, «Транснефть» может дозволить для себя убытки — основное, чтоб сохранялась функция. Создатели сами подводят читателя к мысли, что завод не необходим, он является обузой, он малопродуктивен. Вроде бы навязывается заключение, что рынок несчастных присадок уже насыщен. На чей конкретно стол Шмотьев бросил эту статью, додуматься нетрудно – довольно легко провести изучение тендеры за приобретение противотурбулентных присадок. И тут тоже есть над чем поразмыслить.

«Алтайский ХимПром», о котором мы уже упоминали, неспособен к добросовестной конкурентной борьбы. Случается это сходу в связи с несколькими обстоятельствами. Во-1-х, «предприниматель» убежден в собственных лоббистких возможностях, и считает, что продаст даже гору мусора по стоимости алмазов. Как следует, в создание и развитие средства не вкладываются, и продукция выходит заранее низкого качества – по оценкам профессионалов, в два,5-3 раза ужаснее подобий при полностью для себя рыночной цены.

Во-2-х, разработка производства присадок «ХимПрома» так же похищена, как и разработка производства пропантов, и даже не патентована – а означает хоть какой клиент может столкнуться с судебным преследованием, в связи с тем, что покупает у Шмотьева контрафакт. Ну и, в конце концов, в-3-х – «фабрика троллей» работает день и ночь для того, чтоб сделать других производителей присадок ядовитыми. Здесь и досталось «Транснефти» — она и возможный заказчик Шмотьева для рынка Российской Федерации, и она же – соперник на заграничном благодаря её аффилированным организациям. «ХимПром» как раз отыскивает выход на заграничные рынки, прежде всего СНГ. Здесь бы возможным покупателям – из Узбекистана и Казахстана – впору озадачиться. Возможно, что и в отношении них скоро разлетится «чернуха» в целях приневолить к нерентабельной и потенциально небезопасной сделке со Шмотьевым. 

Так и появляются статьи, где передовой завод «Транснефти» объявляют нулем – однако он удачно закрывает не лишь внутренние необходимости, да и налаживает экспорт зарубеж. И продукция её, к слову говоря, патентована. Невзирая на кризис сферы, предприятие совладевает полностью – в отличие от «ХимПрома», за которым следует ядовитый шлейф уголовных вопросов, признаний банкротами, брака и невыполненных обязанностей.

Часть 4. Нагой повелитель

Все эти ухищрения, ужимки, «темные» статьи и грязный компромат разъясняется просто — дела у самого Шмотьева, мягко говоря, не чрезвычайно. Головная компания холдинговой компании — «ФОРЭС-Химия» — признана нулем. Размер условий уже перевалила за 1 млрд рублей. Умопомрачительно, но случилось это в результате сделки, которая обязана была стать поворотным моментом в истории компании. В дальнем 2011 году стратегическое предприятие ОАО «Алтайхимпром им. Верещагина» было искусственно доведено до банкротства. Через связанные подконтрольные компании Сергей Шмотьев получил над ним контроль, после этого «Алтайский ХимПром» — как он сейчас называется — необычным образом лишился статуса стратегического. Правительство в лице компании Ростех потеряло на этой операции порядка 330 миллионов рублей. По драматичности судьбы, уже после покупки было установлено, что «ХимПром» и правда способен выпускать те же присадки — но самого низкого, «мусорного» качества. До сегодняшних времен предприятие работало в пол-силы, снабжая «мусором» тех заказчиков, кого уверили заказные статьи на компроматных веб-сайтах. Сейчас же «ХимПром» выступает складом активов, до которых из-за трудной схемы владения не могут добраться кредиторы «ФОРЭС».

Остальные компании «ФОРЭС» трещат по швам. Еще на слуху история шихтовщика Сергея Архипова, умершего в ужасных мучениях из-за взрыва паровой мельницы на заводе олигарха в городе Асбест. Проверка продемонстрировала, что оборудование работает с десятикратными перегрузками. Вообщем, проплаченные статьи выставили виновным Архипова, обвинив того в пьянстве.

Не всё хорошо и с экологическим нормативно-правовыми актами. Компании «ФОРЭС» в Сухом Логе и Асбесте часто травят местного населения из-за низкокачественных фильтров. Заместо обновления оборудования Шмотьев предпочитает откупаться от госслужащих, а несогласные с таким порядком, пытающиеся призвать его к ответу — вроде Светланы Радионовой — получают свою «черную метку» в виде очередной заказной статьи. Кроме того «ФОРЭС» часто указывается в связи с возрастающей в регионе статистикой по раковым болезням — карьеры, откуда холдинг берет породу для нужд производства, полны асбеста — массивного канцерогенного вещества. Фото граничащих с заводами поселков и городов, покрытых асбестовой пылью, можно без усилий найти в вольном доступе.

Инспекция Федеральной службы по надзору в сфере природопользования оценила вред, который фабрики «ФОРЭС» нанесли экологии, в два,9 млрд рублей. Разбирательство в суде еще не закончено – с расплатой за грехи Шмотьев не спешит. 

При всем этом на публику Сергей Шмотьев пробует казаться великодушным собирателем и меценатом — да и тут укрыта фальшь. Предприниматель — постоянный участник благотворительных вечеров, организованных администрацией Свердловской области — не стесняясь, сыплет средствами для доказательства собственного положения в обществе. За книжку на одном из таковых аукционов бизнесмен заплатил 4,3 миллиона рублей. Заработная плата работника «ФОРЭС», который каждый день дышит канцерогенной пылью и навряд ли доживет до пятьдесят лет — всего приблизительно 20 тысяч рублей.

Одна лишь коллекция антикварных картин, прохладного орудия и икон Сергея Шмотьева оценивается в 30 миллионов долларов. Одной из жемчужин коллекции являлась картина Ивана Шишкина «Вечерняя заря». Являлась — так как картина таинственно «сгорела в пожаре», сходу после того, как ей заинтересовались органы охраны правопорядка. Суть в том, что картина, приобретенная практически за 120 миллионов рублей, была ввезена в Российскую Федерацию нелегально — по фиктивной декларации нанятого Шмотьевым искусствоведа «для персонального использования». Утраты казны оценивались в больше чем 20 миллионов рублей. Уголовное дело, возбужденное по статье «Незаконный ввоз», было обычно похоронено. 

***

Умопомрачительный мир российского бизнеса не прекращает открывать нам свои грани. Вправду, на данный момент на улицах уже не стреляют — роль пистолетов и автоматов делают продажные репортеры и скупые до средств медиаплощадки. Выпущенными патронами можно считать число просмотров.

Компании недо-олигарха не в силах к добросовестной конкурентной борьбы – заместо нее Сергей Шмотьев предпочитает распространять инсинуацию и всевозможными способами очернять остальные компании. Присутствующим на рынке он прямо сообщает, что ни с Роснефтью, ни с Газпром-нефтью они работать не будут – это его «поляна». В дискуссиях Шмотьев хвастает, что захватил и «Транснефть» — к счастью, это лишь мокроватые фантазии престарелого бандюгана.

Но на дворе 2021 год, и работать как в лихие времена уже не получится. В 21 веке уже нельзя вести торговлю «рекламой» — плохой продукцией, которая смотрится хороший в условиях оскорбленных и облитых грязюкой соперников. Мы возлагаем надежды, что при помощи этой публикации мы разорвем грешный круг ереси, запугиваний, инсинуации и бахвальства обладателя «ФОРЭС». Ну и государственным компаниям было бы недурно приглядеться, что за змею они пригрели на собственной груди. Пора ворачиваться с небес на землю – девяностые, слава Богу, закончились.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»