Аналитика

Напряженность в альянса и «пучина Осло»: Израиль в фокусе

Портал newsru.co.il предал гласности обзор политической положения дел в Израиле, за 7 дней, приготовленный репортером Габи Вольфсоном.

1 октября глава правительства Нафтали Беннет был должен посетить центр вакцинопрофилактики в Умм эль-Фахме. Уровень заболеваемости коронавирусной инфекцией в арабском секторе остается очень высочайшим, темпы вакцинопрофилактики — низкие. Еще будучи в США, руководитель кабинета министров объявил арабские населенные пункты наиважнейшими при подготовке новых шагов по борьбе с эпидемией. Поездка в Умм эль-Фахм смотрелась полностью закономерной, но поздно вечером 30 сентября было установлено, что визит отменен, при этом отменен из-за, которая еще длительно будет обсуждаться. 1 октября в арабском секторе отмечают годовщину событий 2000 года, когда в условиях начавшейся «Интифады Аль Акса» израильские арабы устроили масштабные кавардаки в разных населенных пунктах. Кавардаки сопровождались поджогами, актами вандализма и нападениями на сотрудников полиции и прохожих. В процессе столкновений тогда были убиты 13 арабов. В арабском секторе убитые были объявлены смертниками, и конкретно их памяти будут посвящены мероприятия 1 октября. «Визит отменен по нашей просьбе, из почтения к памяти смертников», — передали из партии РААМ. Интересно, что позже глава партии Мансур Аббас предал гласности свое своё обращение, в котором заявлял, что отмена приезда связана с тем, что Беннет сделал вывод о малопродуктивности поездки. «Визит отменен из-за вопросов, которые связаны с охраной», — сообщили в окружении Беннета.

Какими бы ни были настоящие предпосылки отмены приезда, данный скандал, который может развиться в суровую «политическую трагедию» главу правительства, является маленьким отражением очень трудной ситуации, в какой располагается руководитель кабинета министров, который не имеет не лишь электоральной базы и малого опыта, да и не много-мальски опытнейших людей в собственном окружении, которые способны провести проверку даты до этого, чем назначать поездку (ровно как и провести проверку точно имя раненного бойца до этого, чем организовывать разговор главу правительства с его родителями). В оппозиции, очевидно, не упустят возможности извлечь политическую выгоду из тактического, но чрезвычайно болезненного провала премьер-министра и его ближнего круга. «Нет той низости, в которую не пойдет Беннет, ведя борьбу за свое политическое выживание, которое всецело зависит от Мансура Аббаса», — уже сообщили в «Ликуде».

Отношения управления альянса с партией РААМ в последние недели оставляют желать наилучшего. Радикалы требуют реализации параграфа коалиционных договоров о признании 3-х нелегальных сёл. «Нас воспринимают как естественно предполагающееся, и мы с таким подходом мириться не собираемся», — сказал собеседник в РААМ. Чрезвычайно быть может, что заявление управления партии, осознанно ставящее Беннета в очень непростую положение дел — это очередное проявление напряженности в альянса.

Одним из главных внешнеполитических событий можно назвать выступление Нафтали Беннета на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Вообщем, невзирая на кропотливую подготовку, и там не вышло без скандалов. Я полагаю, что выступление Беннета в Нью-Йорке было очень удачным. Он сдал 2-ой заморский экзамен (1-ый был во время недавней встречи в Администрации с руководителем Джо Байденом) и уже на данный момент можно без колебаний сообщить, что оба экзамена сданы им на оценку «удовлетворительно». Из-за еврейских праздничков, которые ограничили Беннета в голосовании даты, он выступал на сессии Генеральной Ассамблеи одним их последних. Тяжело сообщить, была ли возможность условиться о больше рейтинговом времени выступления, но факт остается фактом: 9 утра — не прайм-тайм, большая часть руководителей стран уже разъехались, а для иных эта речь особенного интереса не представляла. Беннет нервничал. Это было приметно и по нехарактерной ему замедленности речи, и по паузам, бывш?? длиннее обыденного и по полному отсутствию экспромта. Беннет осознавал, что не сумеет выиграть собственного предшественника Биньямина Нетаньяху в том, что касается ораторского искусства. Основной целью было: не опорочиться, не стать посмешищем. И закрепить в сознании израильтян, что на трибуне стоит новый глава правительства, собираем?? еще длительно оставаться на этой должности.

Большая часть намеченных целей Беннет выполнил. Он произнес все, что желал, и промолчал обо всем, что желал. Он говорил о новом кабинете министров (в большей степени обращаясь к израильтянам), говорил о борьбе с коронавирусной инфекцией, об Иране. Он прогнозируемо и многозначительно промолчал о палестинцах. Это молчание напомнило всем, что Нафтали Беннет хоть и отложил, как он рассказывал, в дальний ящик свои идейные принципы, но всецело от них не не согласился. Палестинского страны не будет до того времени, пока Беннет располагается в канцелярии премьер-министра. Вообщем никто от него и не ожидал прорыва на обсуждений с автономностью. Даже в администрации Соединенных Штатов демократа Джо Байдена отлично исследовали урок напористых, но бесплодных попыток Барака Обамы подтолкнуть Израиль и палестинцев к договоренности, и пожелали держаться подальше от этого непролазного болота.

Президент Байден не согласился встречаться с главой автономности Махмудом Аббасом за кулисами сессии, и тот ограничился отправкой видеопослания, в каком высказал угрозу Израилю Гаагским судом, если на протяжении года правительство не воспримет решения об отступлении из Иудеи и Самарии. Не многие отнесся серьезно к данному заявлению Аббаса. Только лидеры партии МЕРЕЦ продолжают грезить о обсуждениях с раисом, и в скорое время повстречаются с ним в Рамалле. В канцелярии Беннета до настоящего времени не пришли к решению про то, является ли эта встреча причиной для конфликтной ситуации в альянса за полтора месяца до выборов согласно заявлению госбюджета.

Иранская тема, бывш?? чуток больше контроверсальной, все же не явила миру какую-то необыкновенную новизну подхода, во всяком случае во наружных проявлениях. А вот что касается коронавирусной инфекции, то здесь Беннет своими высказываниями поставил слушателей в тупик. Не многие направил бы внимание на довольно очевидное выражение про то, что решения должны принимать политики, но не спецы, если б сходу за этим не последовал пресс-конференция, в процессе которого Беннет обвалился с резкой критикой на управление израильского минздрава. В коллективном сознании два мероприятия соединились в одно, и визит Нафтали Беннета оказался полностью и всецело посвящен конфликту с управлением Министерства здравоохранения. Воспоминание от первого приезда Беннета в ООН оказалось смазанным.

Для чего Беннету пригодилось превращать визит в Нью-Йорк в очередной эпизод войны с Министерством здравоохранения, толком не знает никто. Как считают стратегического советника Ронена Цура, Беннет недостаточно оценил вероятный резонанс собственных выражений. «Стратегия Беннета заключается в стремлении делать как можно меньше просчетов и выходить из трудных, пока незнакомых ему ситуаций с минимальными потерями. Конкретно потому я считаю, что обвинения на уполномоченных лиц Министерства здравоохранения были быстрее непродуманными, ежели отлично спланированными», — сообщил Цур в беседе «Кан РЭКА».

Конфликт главу правительства с управлением Министерства здравоохранения, о котором не один раз говорилось, вызвал кризис в отношениях меж Беннетом и главой МЕРЕЦ Ницаном Горовицем. Руководитель Минздрава естественным образом приходит на помощь своим подчиненным, а раздражение Беннета вырастает. В Министерстве здравоохранения дают подумать о новых ограничениях, Беннет в свою очередь гласит о необходимости глядеть на картину обширнее. Важной составляющей этой картины является нежелание Беннета даже отдаленно действовать так, как действовал Нетаньяху. В данное время Беннет получает поддержку от лидеров других партий альянса, прежде всего со стороны главы «Еш Атид» Яира Лапида. Глава министерства зарубежных дел лично заинтересован в том, чтоб эта сложная объединение просуществовала до смены власти по ротации. Неслучайно на мероприятии, который посвящен 100 дням работы сегодняшнего кабинета министров, Лапид попросил собственных товарищей по альянса не погружаться в споры, касающиеся идейных основ. Когда объединение так разношерстна, идейные полемики могут быть чреваты развалом. А конкретно этого Лапид всеми силами попробует недопустить.

Руководитель Министерства финансов Авигдор Либерман остается верен собственной стратегии: минимум участия в коалиционных «разборках». Глава денежного учреждения не прекращает приготовление к экономным баталиям в Кнессете. По отлично популярной динамике, до того как утвердить бюджет (а если ничего необыкновенного не случится, он будет утвержден) партии попробуют выторговать как можно больше. РААМ уже просит доп бюджетов. До 14 ноября Либерману придется отыскивать выход из почти всех трудных ситуаций.

В начале недели, 4 октября, раскрывается зимняя сессия Кнессета 24-го созыва. Наибольшее внимание завлечет в эту сессию закон, который запрещает политику, который обвиняется в уголовных преступных действиях, выдвигаться на должность главы правительства. Позиция премьер-министра Беннета по данной теме остается неясной, но если проект закона будет утвержден, то возможности на возврат в политику Биньямина Нетаньяху стают призрачными.

И последнее. Израильский кинофильм «Леа Цемель — юрист» стал победителем Новостной и документальной премии «Эмми» в категории «Наилучший документальный кинофильм». Навряд ли есть один человек на планетке, который серьезно думает, что премирован кинофильм либо его создатели. Премирована Леа Цемель, которая в протяжении 10-ов лет защищает боевиков, которые совершали зверские убийства израильских людей и боец. Ни один официальный израильский источник, ни одна авторитетная некоммерческое объединение (кроме «Им Тирцу») не посчитала необходимым высказаться по причине этого настолько же резонансного, сколько и ожидаемого решения, снова поощряющего радикальных антиизраильских деятелей.

12 октября исполнится двадцать один год со времени линча в Рамалле, некоторых из участвующих которого, также того, кто фотографировался, показывая руки, обагренные кровью Вадима Нуржича и Йоси Авраами, защищала Леа Цемель. Сейчас кинофильм о ней победитель премии «Эмми». (newsru.co.il)

Газета «Еврейский Мир» предала гласности аналитическую статью американо-израильского корреспондента, заместителя редактора газеты «The Jerusalem Post» Кэролайн Глик, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Назад, в пучину Осло».

Рабин и Перес смогли продвинуть Осло, так как сми и судейско-прокурорская элита оказали им поддержку в демонизации соперников, изображая сионистов «неприятелями мира».

Фейсал Хусейни, державший в Палестинской администрации «портфолио» по вопросам Иерусалима, накануне собственной погибели, летом 2001 года, на самом деле, разоблачил мошенничество, которое лежало в базе процесса Осло. В беседе прессе «Аль-Араби» Хусейни неприкрыто сообщил, что ни Ясир Арафат, ни его заместители и приспешники никогда не изучали «процесс мирного урегулирования» как метод заслуги мира с Израилем. Наоборот, Осло для них был средством заслуги совсем обратной цели — ликвидации Израиля «от реки до моря».

Хусейни правдиво назвал процесс Осло «троянским жеребцом». Арафат и его люди были неприятельской армией, которая проникает в город «в чреве древесного жеребца».

Когда в июле 2000 года Арафат отторг государственность для палестинских арабов и мир на встрече в Кэмп-Дэвиде, а два месяца спустя развязал террористическую войну против Израиля, это было менее, чем началом атаки «отряда, который выскочил на главную городскую площадь из лошадиной скульптуры».

«Вот сейчас началось истинное дело», — сообщил Хусейни.

ООП плодотворно употребляла 7 предшествовавших этой войне лет для укрепления своей мощи. Арафат вел «мирные» переговоры, а Израиль платил бешенную стоимость за право продолжать переговоры с лживым боевиком террористической группировки и его сообщниками.

Израиль передал им сектор Газы. Израиль дал им власть над арабскими городами и деревнями в Иудее и Самарии. Израиль обеспечил их орудием и боевыми припасами.

Израиль предоставил им межгосударственную легитимацию. Израиль, а с его разрешения и государства мира, стали раз в год переводить экстремистам ООП млрд долларов. В конце концов, Израиль дал возможность ЕС и ЦРУ вооружать и учить преступной группы боевиков Арафата.

Арафат дал обещание, что в обмен на все это, он, будто бы будет биться с терроризмом и создаст университеты, нужные для управления страной.

Заместо этого он и его приспешники превратили города, которые Израиль дал им в управление, в базы терроризма. Они употребляли приобретенные средства для выделения финансовых средств террористических армий. Они пользовались интернациональной легитимацией, которая стала результатом признания их Израилем для усиления и расширения собственной политической войны против самого права еврейского страны на существование.

Израильское общество не нуждалась в беседе Хусейни для понимания того, что Осло — может быть, самая ужасная стратегическая ошибка в истории Израиля. 1-ый арабский боевик террористической группировки-смертник взорвался на переполненной остановке общественного транспорта всего через 7 месяцев после того, как 13 сентября 1993 года Рабин и Арафат пожали друг дружке руки в Администрации.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Кадровая перестройка»: Лашет готов уйти от лидерства в ХДС и запамятовать о канцлерстве

Меж их рукопожатием и началом войны Осло в сентябре 2000 года число израильтян, убитых арабскими боевиками террористической группировки, вдвое превысило количество израильтян, жертв от терроризма меж 1967 и 1993 годами (т. е. с конца Шестидневной войны и до договоров Осло).

Сейчас, двадцать восемь лет спустя после подписания контракта в Осло, невзирая на его неприятие подавляющим большинством общества, мы как и раньше живем в мире, который был сформирован этим чертовским соглашением. Стратегические и политические реалии процесса Осло как и раньше доминируют в жизни государства.

Палестинская администрация как и раньше существует и не прекращает финансировать и разжигать террор, не прекращая при всем этом вести политическую войну против Израиля.

Одержимое действием Осло «мировую общественность» как и раньше просит, чтоб Израиль «пошел на болезненные скидки для мира», и вместе с израильскими левыми уверяет в том, что «решение о 2-ух странах» является единственным вероятным методом позволить нескончаемую войну палестинских арабов, цель которой состоит в ликвидировании Израиля.

На протяжении почти всех лет израильские левые под руководством Шимоном Пересом отторгали публичное сопротивление собственной экстремистской и неудачной политики, глумливым вопросом, дескать: «А какова ваша альтернатива?» Как будто у Израиля нет никаких остальных вариантов, не считая как сдаться во имя «мира» на милость арабским экстремистам.

В конце концов, годом ранее мы узрели эту альтернативу: план независимости, бывш?? поддержан Америкой. Данный план продемонстрировал, что есть возможность управлять Иудеей и Самарией, обеспечивая интересы как Израиля, так и палестинских арабов, без всякой связи с надобностью усиливать арабские экстремистские организации.

Касательно мира, то соглашения Авраама ясно продемонстрировали, что ключом к миру с арабским миром совсем не было преклонение перед боевиками террористической группировки.

Всем вдруг прояснилось, что этим самым ключом к миру является армейская, финансовая, дипломатическая и соц мощь Израиля. Государства, которые подписали Соглашения Авраама заключили мир с Израилем, лишь так как мы оказались сильны и были готовы упрямо отстаивать свои права и интересы.

Как досадно бы это не звучало, прошлогодний проблеск настоящей альтернативы капитуляции, которая предлагается левыми, сейчас уже кажется дальной мечтой.

Правительство Лапида-Ганца-Беннета вдохнуло новую жизнь в дряблые и вульгарные лозунги Осло, представив их будто бы уникальной мыслью. Например, как будто мы все родились вчера и уже ничего не помним.

«Безопасность для благоденствия», план Лапида по «нормализации» подконтрольного ХАМАСом сектора Газа, является самой откровенной попыткой возродить основное требование Осло, которое состоит в том, что Израиль, дескать, должен удовлетворить все требования палестинских арабов, в обмен на неопределенные обещания с их стороны стать больше умеренными… когда-нибудь… в неопределённом будущем.

План Лапида ошеломляет своим нахальным и лишенным смысла безумием.

Например, согласно данному плану, Израиль должен дозволить ХАМАСу вернуть свои ракетные склады и террористическую инфраструктуру, предоставляя экстремистам астрономические количества различной гражданской поддержки. ХАМАС же, ответит, временным приостановлением авиаударов по Израилю…

При всем этом «мировую общественность» будто бы станет гарантом того, что ХАМАС закончит применять безвозмездную помощь в тех целях, в которых он безпрерывно употреблял её в течение последних пятнадцать лет с тех пор, как захватил контроль над сектором Газы. Да-да, то самое «мировую общественность», которое пассивно и оказывало активную поддержку ХАМАС в протяжении всех этих пятнадцать лет.

При этом «жители Газы», дескать, свергнут ХАМАС, если тот перекроет благоденствие, задействуя «безвозмездную помощь» для сотворения собственных террористических арсеналов. Да-да, те же палестинские арабы Газы, Иудеи и Самарии, которые жарко поддерживают ХАМАС и требуют голосования в Иудеи и Самарии, чтоб ХАМАС, использующий всю безвозмездную помощь только для войны с Израилем в протяжении всех последних пятнадцать лет, в конце концов бы сумел отодвинуть от власти ФАТХ и ООП.

При всем этом руководитель ПА и ООП Махмуд Аббас, не пользующийся фактически никакой поддержкой собственного общества, будто бы является «легитимным партнером» Израиля в достижении мира. Кроме того, он, дескать, наш партнер в противоборстве с терроризмом, однако конкретно он подстрекает и обеспечивает необходимыми финансами данный самый террор. Все же правительство Лапида-Ганца-Беннета предпринимает действия по расширению возможностей Аббаса, стремясь укрепить власть будто бы «умеренных».

Армия обороны Израиля, — не прекращает развивать свою вздорную химеру Лапид, — не может вести нескончаемые войны с ХАМАСом. Вместе с тем но, наша армия по утверждениям Лапида достаточна сильна, а поэтому Израиль может дозволить ХАМАСу вернуть собственный арсенал и военную инфраструктуру.

И если все это вас ещё не уверило, Лапид кидает на стол собственный основной козырь — «межгосударственную правомочность». Израиль не сумеет жить без «интернациональной правомочности», а её у него, будто бы, не будет, если он не даст палестинским экстремистам всего того, что они требуют. Тем или иным образом, — заканчивает Лапид, — все это имеет смысл, так как единственной альтернативой, дескать, было и остаётся — «решение о 2-ух странах».

Как в принципе всё это может быть повторять после всего, через что мы уже прошли. После всего, что мы уже узнали и узрели? Как и почему мы все еще живем в действительности Осло?

Ответ начинается практически с наименования самого этого липового процедуры мирного урегулирования: «Осло». Оно вначале было норвежского, но не израильского производства.

В 1993 году антиизраильское правительство Норвегии предложило двум израильским «бойцам за мир», которые работали в аналитическом центре, связанном с являющимся в то время замом руководителя МИДа Йоси Бейлином, приехать в Осло для встречи с влиятельными боевиками террористической группировки ООП. Те согласились невзирая на то, что в то время израильский закон воспрещал любые контакты меж гражданами Израиля и членами радикальной организации ООП.

И однако они не представляли никого не считая самих себя, Яир Хиршфельд и Рон Пундак отрадно согласились и принялись вести переговоры, так, как будто они были настоящими представителями Израиля. Когда переговоры дошли до определенной точки, о них поведали Бейлину, а тот сказал Пересу.

В конце концов, после того как Арафат (по подсказке израильских левых) сорвал шедшие тогда официальные мирные переговоры, которые представители Рабина вели в Вашингтоне, Перес сообщил обо всём этом и Рабину тоже.

Или не хотя вступать в открытое противоборство с Пересом, которое потенциально могла привести к падению кабинета министров, или, вправду надеясь, что в итоге этих возмутительно антидемократических действий может случиться что-то положительное, Рабин согласился сделать сделку Осло официальной политикой собственного кабинета министров.

Общество в собственной массе с самого начала выступило против Осло. Чтоб достигнуть одобрения Кнессетом договоров Осло, Рабину понадобилась поддержка антисионистских арабских партий.

После того, как ультраортодоксальная партия ШАС оставила правительство Рабина, тому, чтоб сохранить власть пришлось совратить и переманить к для себя 2-ух парламентариев из очень правой партии «Цомет». Те оставили свою партию и отказались от собственной идеологии, предав своих граждан.

Рабин купил их при помощи ранцев руководителя Министерства и заместитель министра, проведя, таким образом, вторую часть сделки Осло через Кнессет большинством в один глас. Типично, что, пару лет спустя, после этих событий, перебежчик из партии «Цомет», который стал руководителем Министерства, был разоблачён, поначалу, как наркоделец, а потом и совсем как иранский шпион.

Рабин и Перес смогли продвинуть Осло, так как сми и судейско-прокурорская элита оказали им поддержку в демонизации соперников. Сионисты были объявлены «неприятелями мира» — пособниками боевиков.

Рабин даже ввел особый термин — «убийцы мира». Ведущие оппозиционеры, произносивш?? обоснованные и поэтому душераздирающие речи против чертовского соглашения Осло, оказались обвинены в «подстрекательстве». Погибших арабского терроризма назвали «жертвами мира».

Ариэль Шарон, который стал главой правительства в самый разгар террористической войны Арафата против Израиля, решил положить конец собственной демонизации в средства массовой информации, присоединившись к мафии Осло. Заявляя, что, дескать, из канцелярии главу правительства все смотрится по другому,

Шарон продолжил политику левых и выполнил варварское масштабное изгнание законопослушных израильских людей из их домов в секторе Газы. При всем этом в 2003 году Шарон был вновь избран с большим перевесом, конкретно поэтому, что выступил против левой площадки, которая подразумевала изгнание евреев («Судьба Тель-Авива повторит судьбу Нецарим»).

Однако сейчас ему было все равно. Он выгнал 10 000 израильтян из собственных домов в 2005 году, а 18 месяцев спустя, как он сам и предупреждал до этого, ХАМАС захватил контроль над сектором Газы. средства массовой информации представились изумлёнными. Вообщем, кто знает, может быть, они и взаправду не соображали, что конкретно этим всё и завершится.

Биньямин Нетаньяху предпочитал байкотировать Осло надеясь на то, что оно увянет естественно и пропадет в условиях фуррора дипломатической альтернативы, которую он смог выстроить, делая упор на собственный подход сотворения мощного Израиля.

Но, невзирая на ошеломительный фуррор его сил, Осло пережило план независимости и соглашения Авраама, также, пребывание Нетаньяху у власти. И вот сейчас, оно подобно полуистлевшему зомби из кинофильмов ужасов снова восстаёт из праха и небытия, планируя обвалиться на нас с новой силой.

В беседе ранее праздничка Йом Кипур глава правительства Нафтали Беннет повторил слова Шарона, сообщив, что, дескать, оставил свою идеологию и политические позиции, войдя в кабинет главу правительства. В вечернее время вторника ассистентка Беннета, глава МВД Айелет Шакед предупредила о растущем «подстрекательстве и экстремизме», в правых, нужно считать, кругах.

Правительство Лапида-Ганца-Беннета — это в своём роде правительство Рабина-Переса, лишь на стероидах.

Рабин купил собственных правых перебежчиков при помощи 1-го министерского и 1-го зам министерского ранцев. Беннет же сумел достигнуть себе двухгодового премьерства, а Гидеон Саар стал руководителем Минюста.

Правительство Рабина-Переса нуждалось в антисионистских арабских партиях, чтоб провести соглашения Осло. Правительство Лапида-Ганца-Беннета нуждается в антисионистских арабских партиях практически в каждом своём шаге. И, подобно кабинету министров Рабина-Переса, сегодняшнее правительство должно своим выживанием могучей защитной стенке, предназначенной для них масс-медиа и судейско-прокурорской кликой.

В данном вся сущность дела. Осло, невзирая на то что оно стало истинной трагедией для Израиля, практически на каждом из уровней, смогло выжить в течение двадцать восемь лет, только так как оказал ему поддержку и не прекращает поддерживать руководящие Израилем элиты.

В 1-ые годы Осло я сама была очевидцем процесса, который заставлял израильских дипломатических и военных управляющих, равно как и высших муниципальных служащих наперекор ясно осознаваемой ими угрожающей действительности, поддерживать иллюзию мира Осло.

Во время расцвета Осло, с 1994 по 1996 год, в качестве капитана Армии обороны Израиля в министерстве обороны я заходила в главную группу израильской переговорной команды. Я присутствовала на обсуждениях в Каире, Табе и Эйлате.

Уже тогда мошенничество палестинских арабов было совсем естественным. Все 14 дней я писала и распространяла детальные отчеты про то, каким образом палестинские официальные лица еженедельно выходя с переговоров, приказывали своим людям нарушать все обещания, которые они только-только дали израильтянам.

Я тщательно документировала эти мошенничества, всю эту ересь Осло. И я видела, как один за одним командиры и старшие должностные лица, отлично понимавшие опасность и знавшие правду, предпочитали поддержать «новую версию», почти всегда просто не обращая внимания на при всем этом факты.

Конкретно потому мы не можем похоронить Осло на избирательных участках, однако победа на голосовании является подготовительным условием для вбивания осинового кола в этого монстра. Осло будет совсем похоронено только тогда, когда мы заставим руководящую элиту Израиля отрешиться от него в пользу сионизма и правды. (Автор: Кэролайн Глик. Источник на британском: Israel Hayom)

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»