Новости регионов

Неподкупная откровенность влюбляет в себя

Рецензия на спектакль «Ну, поцелуйте меня!»

В данном сезоне Новый художественный театр «ТургеневЪ» представил свою премьеру «Ну, поцелуйте меня!» по пьесе британского драматурга Рэя Куни. Режиссер постановки и художественный управляющий театра Михаил Пазников взял классическую комедию положений «Номер 13 (Он, она, окно, мертвец)», отшлифовал и представил её совсем легкой, но этот актуально правдивой, акцентируя внимание зрителя на откровенность персонажей.

Фото: «Тургеневъ Театр» / vk.com

Очевидно, вся курьезность ситуации гипетрофирована самим создателем, но артисты играют все так, что в которой-то момент кажется: «А ведь это может случиться в настоящей жизни». Этот подход кое-чем припоминает принцип Эльдара Рязанова в его полюбившейся всем комедии «Драматичность Судьбы, либо С легким паром». На дисплее мы видим образ непонятного Жени Лукашина, надменного Ипполита и совсем растерянную Надю и верим им, будто бы все аналогичное могло случиться с нами. Самое увлекательное в том, что зритель начинает желать, чтобы с ним произошел этот же курьез.

Откровенность героев, эта неподкупная натуральная откровенность, эта живость и сияние в очах, легкость в пластике, естественная мимика – все это завораживает, влюбляет в себя. Такая же положение дел со спектаклем Михаила Пазникова. Очаровываешься постановкой с первой сцены, невзирая на бытовое художественное оформление, которое естественно смотрится непосредственно в данном спектакле.

В комедии положений принципиальная часть отведена актерскому составу, при этом пьеса Рэя Куни относится к «мультислойным» текстам, где размер и содержание тяжело удержать в равных пропорциях. Такую постановку просто перегрузить, тогда зритель запутается в богатстве текста и сюжетных линиях, либо, напротив, облегчить, тогда и юмор перевоплотится в глуповатую попытку пошутить. Разбирая каждый образ в отдельности, главными, очевидно выделяющимися из других, стали, во-1-х, основные действующие лица – Ричард Уилли (Никита Дидковский) и Джордж Пигден (Данил Макаров), а из второстепенных персонажей – Ронни (Иван Марчуков) и официант (Николай Изюмов).

Особенного внимания просит Дидковский, так как этот самородный, даже органический сыгранный персонаж не вызывает ни одного колебания. В ситуации он действует уверенно, несмотря на то, что несколько сумбурно, его эмоции кристальны, речь то сбивчива, то на удивление немногословна, а самое основное – он полностью внутри себя и собственных идей, в очах можно прочитать, как моментально перебирает разные варианты ответов на совсем некстати появляющиеся вопросы.

Герой, которого сыграл Данила Макаров, несколько труднее, в нем есть присущая всем «адъютантам его превосходительства» серьезность, борющаяся с желанием отправить все к черту и свалить подальше, чтоб на утро все стало как до этого. Вместе с тем примеряя на себя положение дел, можно без колебаний заявить, что конкретно так по-боевому обреченное выражение лица, на котором читается «да чтобы тебя, почему конкретно со мной случилось все это, и, как назло, выручать этого кретина опять придется мне», будет у хоть какого, кто окажется в этого рода ситуации. Сам по для себя Пигдем неописуемо колоритен и ассоциативно припоминает пингвина: костюмчик точно фрак, аляповатая забавная походка, будто бы взыскательный и возмущенный тон, и при всем этом им очарованы все дамы – этот угловатый типчик, служащий практически «нянькой» мистера Уилли, оказывается не таким уж и обычным.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Для стройки ТЛЦ «Уральский» на территории грядущего промышленного парка изменят Генплан Екатеринбурга

Достаточно трудно раскрывался герой Николая Изюмова. Официант сам по для себя эпизодическая роль, но в спектакле она определяющая для зрителя. Поначалу это только обыденный служащий гостиницы, ему дают распоряжения, он исполняет, временами требуя отличные чаевые, в реальном свете он стает в конце, предлагая выдать себя за мисс Айви. Колоритное летнее платьице увеличивает образность героя, его бизнес хватку и находчивость, ну и, естественно, пластичность артиста, его легкость, деликатность движений. В действительности это неплохой ход и применен он в подходящий момент, на контрасте, зная пьесу, все равно не ждешь этот «модельный» выход. Однако хотелось бы сходу чувственно нащупать расчетливость и смекалистость героя, незначительно не хватило отдачи.

В конце концов, последний, о ком охото говорить, – Ронни. По жизни это по-истинному катастрофический образ, а Иван Марчуков с таким трепетом, проникновенностью и характерностью сыграл беснующегося ревнивца, винящего себя в изменах своей супруги, что вдруг понимаешь – ведь в действительности он счастливец: супруга возвратилась, никого не убил, средств за беспорядок номера платить не надо – краса, лучше всех устроился в его-то положении. Фактурность артиста любопытно коррелирует с его духовными переживаниями: небольшой, худой, а сколько чувств, сколько борьбы, сколько пылкости в душе этого человека, вместилось невместительное, и вышел очаровательный экспрессивный герой.

Режиссер – узкий психолог в собственной труппе, сложность этой постановки в её масштабности, и продемонстрировать на камерной сцене за полтора часа этот большой материал так, чтоб зритель следил за каждым шагом артиста и ему вправду было любопытно следить, желая стать частью происходящего, – это мастерски и гласит о большой любви к собственному делу.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»