Аналитика

«Никол Безземельный» и напрасный гул армянской оппозиции: Пашинян уйдëт в один момент

Обещанная армянской представителями оппозиции бурная политическая осень не свершилась. Общегосударственное движение сопротивления, о старте которого было объявлено на большом митинге соперников властей 8 ноября, забуксовало, толком не явив серьëзных признаков самого собственного существования. Редкие и малочисленные уличные демонстрации в прошедшем месяце, ранее встречи лидеров Рф, республики Азербайджан и Армении в Сочи, окончились безрезультативно. Массы снова заверили полную апатию к внутриполитическим действиям, оппозиция убедилась в том, что «революционная» положение дел в республике отсутствует.

Достаточно активные попытки врагов главу правительства Никола Пашиняна мобилизовать людей педалированием на информационном поле темы приближающейся утраты государственности прямо за трëхсторонним саммитом 26 ноября сошли на нет. Демонизация Пашиняна парламентскими и внепарламентскими оппозиционными силами в очах существенной части армянского избирателя близка к итоговому провалу.

За прошедший с 44-дневной войны в Нагорном Карабахе (Арцахе) год как не называли лидера «бархатной революции»: и «предателем», и «капитулянтом», и даже «турецким агентом». В недавнее время в условиях новых военных неудач в пограничных с Азербайджаном Сюникской и Гегаркуникской областях за ним закрепилось ещë и кличке «Никол Безземельный». Намëк на длящиеся территориальные утраты Армении в период после войны. Плюс ко всему премьер-министра его политические визави считают отъявленным популистом и бесталантным управляющим.

Почти все звучные обещания Пашинняа в действительности повисли в воздухе. Взять однако бы общественное анонсирование конституционной перемены с проведением осенью 2021 года всенародного голосования о принятии либо нового Главного закона, либо серьëзных изменений к нему. На массовой акции 1 марта этого года, спустя несколько суток после того, как против работающих властей «восстал» армянский генералитет под руководством действовавшем тогда руководителе Генерального штаба ВС государства генерал-полковником Оником Гаспаряном, премьер созвал митинг в центре Еревана, где сообщил о планах возвратиться к полупрезидентской системе правления. Указывался и определенный срок проведения конституционного всенародного голосования — октябрь 2021-го. Миновала осень, общенародный всенародное голосование остался в огненных речах лидера парламентской республики.

Приблизительно через два месяца после выигранных им внеочередного голосования, представляя 18 августа новую программку собственного кабинета министров, Пашинян только уклончиво резюмировал, что власти инициируют широкие обсуждения конституционной перемены.

«(Руководящая партия) „Гражданский контракт“ до этого уже излагала свою позицию. Однако мы, желая слушать позицию широких слоëв общества, закрепили в программе тему конституционных изменений в качестве открытого вопроса», — заявлял тогда Пашинян, выражая убежденность, что мнение руководящей силы не должно быть единственным фактором при принятии решений в этом вопросе.

Позиция широких слоëв общества выслушивается до настоящего времени…

Объявление о голосовании в 1-ый день весны определялось ситуативными целями. Пашинян решил вопрос собственного воспроизводства 20 июня, по результатам внеочередных выборов в парламент, после этого тема конституционных изменений растеряла для него серьëзную значимость.

Премьер и глава «Гражданского контракта» являет собой традиционный эталон конкретно ситуативного политика, который по беспристрастным либо личным причинам избегает среднесрочного и длительного политического изучения. Его горизонт планирования не превосходит 12 месяцев. Он мастер политической стратегии, которая требует ситуативного маневрирования и лавирования, сторонящийся стратегического видения действий на перспективу. Схожая модель поведения приносит короткосрочные доходы от ценных бумаг индивидуально ему, разрешая до настоящего времени решать главную для лидера «революции» задачку — оставаться во власти. Однако Армения как страна в итоге оказывается в статусе проигравшей, так как политический режим, который зациклен на воспроизводстве, организует внимание и ресурсы на достижении этой цели.

Со всей очевидностью «недальновидность» премьер-министра нашла предметное доказательство по результатам третьей карабахской войны. Вообщем, нечто схожее можно было следить и при его предшественнике. Серж Саргсян поближе к завершению собственного второго президентского срока (2013—2018 гг.) так отвлëкся на цели воспроизводства, что это привело к чертовским для Армении результатам.

Пашинян — ловкий политический деятель, он очень удачно употребляет политические технологии. Непременно, популист, но добивающийся своих задач. А что из себя представляет сегодняшняя радикальная либо не настолько армянская оппозиция?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Карабахская война привела к кардинальным изменениям в Закавказье — интервью

Она генерирует популизм, наверное, значительно менее, чем власти. При этом, за прошедший с прекращения военных действий год конкуренты премьера показывают волшебства внутриполитической импотенции. О «Движении спасения Родины» (ДСР) и еë лидере бывшем премьер-министре Вазгене Манукяне, который был выдвинут объединëнной представителями оппозиции во временные главы переходного кабинета министров, на данный момент не многие вспоминает. Предшественники Пашиняна у руля армянского страны — Роберт Кочарян и Серж Саргсян — прошли в послевоенный парламент по отдельности, 2-мя различными, несмотря на то, что чрезвычайно близкими по своим политическим повесткам, блоками. «Армения» и «Честь имею» взяли депутатские мандаты, приняв таким образом результаты голосования в пользу Пашиняна. При всем этом и в том, и в другом лагере на волне уличной борьбы под знамëнами ДСР некогда клялись игнорировать выборы, если их участником будет «капитулянт».

Пашинян, быть может, и «безземельный» и в чëм-то даже бесталантный управляющий. Однако оппозиция, если она в действительности стремится что-то поменять, не может скатываться до состояния безрезультатности, являющееся следствием указанной ранее политической импотенции с развивающимся привкусом популизма.

Что отталкивает массы от врагов властей? Не в последнюю очередь удалые обращения про то, что «конец» Пашиняна близок, его дни на премьерском посту сочтены. Про это в предыдущие трëхсторонней встрече в Сочи дни трубили из оппозиционных информационных рупоров чрезвычайно почти все. Саммит прошëл без подписания «вероломных документов», которые с пеной у рта пророчили представители оппозиции. Однако называть «вероломными» для Армении соглашения, которые готовятся при конкретном участии Рф, сродни политическому умопомешательству.

На границе с Азербайджаном всë так же тревожно, но при осязаемом спаде напряжëнности. Непременно, это ничего не гарантирует и может в хоть какой момент вырасти в новый вооружëнный конфликт. Но расшатывать лодку набившими всем оскомину и по факту отрицательными обращениями о «предателе» Пашиняне — никак не самый хороший выбор для оппозиции, если она реально обеспокоена вопросами государственной безопасности и гос стабильности. Сегодняшний премьер — лицо республики, оскорбительные высказывания в его адрес с внутренней стороны Армении неизбежно ведут к потерям на наружном фронте, и далековато не лишь имиджевым. Оппозиция обязана работать день и ночь с избирателем, не сотрясая воздух пустой агитацией о скором приближении часа икс.

К слову, о нëм. Фактор случайности имеет огромное значение в армянской реальности. Не в последнюю очередь это соединено с высочайшей степенью персонифицированности местных политических действий. Жители республики и сами партии ориентируются не на идеологии и программы, а стоящие во главе того либо другого политического объединения личности. Пашинян довëл персонификацию власти практически до завершëнного вида, невзирая на то, что парламентская система правления обязана по определению вести к иному положению дел — доминирование «партийного разума» над личным. Если элемент случайности задаëт фон общей непостоянности и подверженности политического поля резким изменениям, то последние происходят в один момент и поэтому тяжело предсказуемы.

В феврале 1998 года 1-ый глава государства Левон Тер-Петросян написал заявление об увольнении после оказанного на него давления со стороны силового аппарата и лично главу Минобороны Вазгена Саркисяна. «Революционной» весной 2018 года депутат-представитель оппозиции Никол Пашинян приблизительно с той же неожиданной стремительностью, за 7 дней широкомасштабных протестных акций в Ереване, заставил Сержа Саргсяна добровольно сложить с себя возможности премьер-министра.

По нашей оценке, Пашинян продолжит эту «традицию» и оставит премьерское кресло с той же степенью скоротечности действий с какой он вознëсся на верхушку власти. Когда и при каком конкретно стечении событий это произойдëт, предвидеть нереально. Разумеется только то, что такие развития станут следствием неких серьëзных политических форс-мажоров, также и наружного характеристики. Также то, что это решение будет принято Пашиняном сознательно.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»