Политика

Новые города в Сибири — напоминание о старых демографических трудностях — специалисты

Заявление главу Минобороны Россия С.К.Шойгу о необходимости строительства в азиатской части государства нескольких новых городов следует изучать сначала как еще одно приглашение к споры о демографической положения дел в Сибири и в дальневосточном регионе, считают спецы в области урбанистики и промышленной политики. Согласно их убеждения, задачка удержать население в восточных регионах, а в дальнейшем и привлечь туда новых людей не непременно просит решения в виде возникновения там новых больших городских центров — исторически сложившейся системы расселения с этой целью и так полностью довольно. Но увеличение качества имеющейся городской среды представляется принципно нужным с той целью, чтоб приостановить длящийся отток жителей в европейскую часть Рф. Если же дело вправду дойдет до строительства новых городов, то они вначале должны быть нацелены на самые ведущие технологии и урбанизированные решения.

Предложение С.К.Шойгу, которое прозвучало во время его встречи с работниками Сибирского отделения РАН, выстроить в Сибири «три, а лучше 5 больших научно-производственных, финансовых центров с жителями по меньшей мере 300−500 тысяч человек», а в дальнейшем и перенести столицу государства в Сибирь, стало, непременно, среди наиболее обсуждаемых в экспертном обществе и за его пределами начинаний последних дней.

Преобладающая тональность полемики — «этого не быть может, так как не быть может никогда» — полностью демонстративна: новые города, которые были построены с нуля в постсоветский период, можно перечесть по пальцам, и нельзя сообщить, что все такие начинания оказались успешными. Тут же, на самом деле, предлагается ни мало ни много воспроизвести русский опыт ударных строек, в рамках которых, обычно, на ровненьком месте и появлялись подобные города, как Комсомольск-на-Амуре, Северодвинск, Волгодонск, Новый Уренгой и почти все остальные. «Вспомяните, как откровенно люди двигались на все эти стройки», — сообщил С.К.Шойгу, полагая, что новые сибирские города можно сделать «совсем непосредственно направленными на ту либо иную сферу работе».

В реальности мысль не является принципно новой. В прошедшем году С.К.Шойгу уже рассказывал, что желал бы «выстроить большой, прекрасный и чрезвычайно удачный город в Сибири», и даже называл более подходящее для него место — Минусинская котловина на границе Красноярского края и Республики Хакасия. По плану руководителя Министерства, это должен быть «город нововведений, передовой науки и технологий», а его вероятным функционалом должно быть создание продукции, направленной на глобальный энергетический переход — медной фольги и проволоки, электрических двигателей, аккумов и т. д., благо и сырья, и энергетических ресурсов с этой целью вблизи больше чем довольно.

Проект строительства нового города в Забайкальском крае, нацеленного на расширение отношений в экономической сфере с Китайской Народной Республикой, существует еще подольше. Об этих планах еще сначала прошедшего десятки лет объявила столичная организация «Экономик Сити», которая взяла за базу имеющийся поселок Забаякальск с жителями 13 тысяч человек недалеко от пограничным переходом «Маньчжурия». Подразумевалось, что при его превращении в настоящий город будут построены новые объекты транспортной и энергетической инфраструктурных объектов, гостиницы, культурные центры и т. д. Зачинатели желали заинтриговать своим проектом китайских финансистов, но их планы так и остались на бумаге.

Политика, экономика, демография

У возврата к теме строительства новых городов в Сибири в 2021 году есть несколько очевидных контекстов. 1-ый из них — политический. Выходец из Республики Тыва С.К.Шойгу, припоминает Игорь Семеновский, руководитель по продвижению цифровой площадки нормативных начинаний «Зачинатель», не так давно возглавил пятерку лидеров общегосударственного перечня ЕР на голосовании Государственной Думы, и заявленная коренным сибиряком мысль о новом шаге научно-технологического освоения Сибири не может не приглянуться рядовому избирателю.

«Непременно, исходя из убеждений необходимости развития пространственного каркаса страны, его территориального и местного развития нужно смещать акценты гос политики в восточном направлении, что уже случается в течение последних 10 лет, — думает Игорь Семеновский. — Неуравновешенность территориального развития очевиден: субъекты Сибирского и Дальневосточного общегосударственных округов составляют по площади порядка 60 процентов территории Рф со всеми ресурсами, но в них живёт всего только 17 процентов жителей государства. Поэтому постановка вопроса о разработке в Сибири новых центров роста, непременно, является животрепещущей, но сразу появляется огромное количество вопросов про то, каким образом этот замысел воплотить, да к тому же с перенесением столицы. По меньшей мере это предложение значит внесение новых изменений в Конституцию, в статье 70 которой заявлено, что столицей Рф является Москва».

2-ой контекст темы строительства новых городов в Сибири, который уже появлялся выше, — финансовый. Сейчас в глобальной экономике на очах разворачиваются два главных макропроцесса. 1-ый — изменение её пространственной структуры с формированием 2-ух мегаальянсов: евроатлантического, от которого Российская Федерация подчеркнуто отстранится, и евразийского под руководством Китайской Народной Республикой, где Российская Федерация стремится занять очень прибыльную себе позицию. 2-ой процесс идет поверх этого разделения и на самом деле является общим для нового биполярного мира — идет речь о развитии новых технологий, которые связаны с «незапятанной» энергией и сокращением объемов загрязняющих веществ парниковых газов. Разумеется, что Сибирь, которая находится «через магистраль» от Китайской Народной Республики и владеющая огромным энергетическим потенциалом, будет играться необыкновенную роль для обеих обозначенных тенденций. Остается только осознать, какие отсюда следуют урбанизированные решения, и тут у профессионалов, фактически, и появляются бессчетные «но».

«Пока инициатива С.К.Шойгу вызывает значительно большее количество вопросов, чем осознания, и смотрится, быстрее, как политическая декларация, — полагает Федор Коньков, управляющий партнер санкт-питерского Института территориального планирования „Урбаника“. — Исходя из убеждений текущих тенденций в демографии и урбанистике, мысль просит по меньшей мере значительного обоснования и трансформации. На протяжении всего постсоветского периода, а в действительности и ранее, в Сибири и в дальневосточном регионе наблюдался отток жителей, и так как приостановить данный процесс так, на самом деле, и не далось, он очевидно носит беспристрастный характер. Восточная часть Рф наименее удобна исходя из убеждений климата, там ужаснее транспортная доступность, не настолько развита городская среда, кроме некоторых больших городов».

Выступление Шойгу, припоминает Федор Коньков, почти во всем было соединено с созданием в восточных регионах новых компаний, которые могут стать центрами притяжения для населения. Однако нынешние технологии, настаивает специалист, очень различаются от советского периода, и компании, которые возникли в азиатской части Рф за прошедшие годы, уже не так трудоемки, недалеко от ними не требуется создавать новые города:

«Для примера можно взять один из последних по времени регионов промышленного освоения — Ямало-Ненецкий автономный округ. В 1985 году Новый Уренгой строился как настоящий новый город, но его население так и не превысило 100 тысяч человек, а в предстоящем газовики перебежали к вахтовому освоению „северов“. Новый поселок Ямбург, который был построен „Газпромом“, почти во всем припоминает город, но там не неизменного жителей — люди туда приезжают на вахту, так как экономически это прибыльнее, чем обеспечивать семьи газовиков настоящей инфраструктурой. Та же самая модель реализована НОВАТЭКом в населенном пункте Сабетта при заводе „Ямал СПГ“. Потому не полностью понятны финансовые суждения, для которых на Севере необходимо создавать новые города даже с жителями несколько 10-ов тысяч человек».

Кроме того, не прекращает Федор Коньков, сами русские примеры показывают, что большие инфраструктурные проекты не приводят к созданию огромных городов. К примеру, на БАМе самым большим городом является Комсомольск-на-Амуре с жителями порядка 240 тысяч человек, но его стройку началось еще в 1930-х годах, за длительное время до БАМа, давш?? ему относительно маленький приток обитателей. Другие же новые населенные пункты вдоль БАМа — это маленькие города и поселки. В сегодняшней Российской Федерации за прошедшие два десятки лет ряд больших проектов — мосты в Республику Крым и на полуостров Российский, Олимпиада в Сочи, газовый трубопровод «Сила Сибири» — был реализован в режиме комсомольской стройки, но они также или не подразумевали притока жителей после их окончания, или они были ограничены уже существующими городами.

Рассчитывать же на то, что новые сибирские города будут строиться под гипотетичные вложения из КНР, трудно, добавляет Коньков. Согласно его убеждению, рабочая сила в Российской Федерации как и раньше дороже, чем в КНР, почти все остальные издержки производства выше, а сверхтехнологичные проекты вместе с Китайской Народной Республикой можно реализовывать и в имеющихся городах, находящихся вблизи с границей.

Не время для интереса

Идентичной точки зрения держится промышленный специалист, претендент финансовых наук Леонид Хазанов. Стройку новых городов недалеко от большими промышленными центрами нельзя назвать удачным решением, полагает он, так как в последние несколько лет россияне предъявляют завышенные требования к качеству окружающей среды, и соседство с новыми металлургическими либо хим комбинатами людей точно не обрадует. При всем этом подобные города будут зависеть от работы компаний и навряд ли станут существенными очагами науки и культуры, Другими словами, есть риск пойти торенным русским методом сотворения моногородов, и это даже не затрагивая финансовую сторону дела и чрезвычайно долгий период реализации таковых проектов. В качестве 1-го из примеров строительства новых городов в сегодняшней Российской Федерации Леонид Хазанов приводит, татарстанский Иннополис недалеко от Казани, который строится уже одиннадцать лет, и сейчас в нем живет наименее тысячи человек, однако до этого подразумевалось население от 50 до 155 тысяч.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как тебе подобное, Илон Маск? Результаты недели одним предложением

«За Урал люди могут поехать только в случае предоставления им жилища, больших заработных плат и настоящей транспортной и социальной инфраструктурных объектов, качество которой в Сибири на данный момент несопоставимо с Москвой, — думает Леонид Хазанов. — Добровольно-принудительное перемещение жителей из центральных районов Рф в Сибирь произвести не получится, так как это может привести к соц протестам. И позже, не полностью ясно, кого, сообщим, нужно агитировать к переселению из города Москва в условный Красноярск — коренных москвичей либо прибывших в столицу из остальных регионов? Если же завлекать в новые города уроженцев Средней Азии, то это может привести к образованию этнических анклавов со всеми понятными результатами. Перенести же столицу Рф в Сибирь будет еще труднее. Ну и необходимо помнить, что в истории главные города стран ни один раз волевыми решениями переводились в провинцию и позже ворачивались назад».

Об энтузиазме советского эталона на данный момент по правде говорить трудно, резюмирует Игорь Семеновский. Потому привлечь население из Центральной Рф в Сибирь — задачка очень непростая, и на первом месте в сегодняшних критериях быть может финансовая мотивация людей или в наименьшей степени проф. Что все-таки касается экономико-географических, природно-ресурсных и транспортно-логистических причин, которые могут быть приняты в расчет новых городов, то, считает специалист, разговор может вестись об освоении новых месторождений природных ресурсов, строительстве новых транзитных и транспортно-логистических хабов — межгосударственных коридоров «Север-Юг» и «Запад-Восток», Северного морского пути, БАМа и Транссибирской магистрали. Кроме того могут приниматься в расчет вопросы, которые связаны с обеспечением обороны и безопасности государства, развитием кардинальным образом новых технологий, в длительной перспективе — задачи, которые связаны с изменением климата и криогенными действиями. Кроме того не исключено оформление новых городов в виде некоторых общегосударственных территорий и проведении там некоторых тестов, регулированных на уровне особых общегосударственных законов, которые предусмотрены освеженной редакцией Конституции.

Еще жив русский задел

Тем или иным образом, определенные новые крупные проекты и животрепещущий для их реализации заграничный опыт еще будет нужно длительно и кропотливо обсуждать, констатирует Игорь Семеновский. Более возможным и хорошим решением демографической трудности и трудности сохранения пространственного каркаса Рф, согласно его убеждению, все-же является развитие имеющихся городов и крупных городов Сибири и Далекого Востока, увеличение транспортной и инфраструктурной связанности меж ними.

В действительности, развивает эту идея Федор Коньков, еще русская власть сделала в Сибири и в дальневосточном регионе достаточно устойчивую систему расселения, хорошо обеспеченную инфраструктурой:

«Она, естественно, почти во всем постарела, но в существенной части еще полностью трудоспособна. Потому сейчас больше наиважнейшей задачей смотрится увеличение качества жительства в рамках уже имеющихся городов. Нет никаких колебаний, что ускоренное развитие Сибири и Далекого Востока — это важный ценность для страны, но эту задачку можно решать методом оживления тех городов, которые уже сложились, сотворения новой сети населенных пунктов. Основной вопрос — как привлечь туда людей? Может быть, если будут восстановлены существовавшие во время Советского Союза северные прибавки, люди потянутся в Сибирь и на Далекий Восток. Это, согласно его убеждению, может заинтриговать тех людей, которые на данный момент ездят на вахту в Норильск, Новый Уренгой и иные северные города, остаться в таковых местах дольше — на пару лет».

А также, добавляет Коньков, нельзя забывать про то, что некоторые большие города в восточной части Рф и так продолжают расширяться — новые районы строятся вокруг Красноярска, у Иркутска исторически есть несколько городов-спутников. Местные центры Сибири равномерно стягивают к для себя население близкорасположенных территорий — данный процесс идет наряду с оттоком людей в европейскую часть Рф. В конце концов, появляется вопрос про то, где конкретно строить новые города в Сибири. «Там, где жизнь относительно удобна, они и так есть, а там, где чрезвычайно холодно, очень недешево доставлять товары и горючее, особенного смысла строить города просто нет. Снутри уже освоенной полосы Южной Сибири и Далекого Востока и так хватает и места, и ресурсов для развития того, что уже существует», — сказал специалист.

Целеполагание для новых городов

Общемировой тренд, в каком следует и Российская Федерация, — повышение больших агломераций, выступающие центрами притяжения жителей, данный процесс имеет беспристрастный характер и не будет прекращаться, уверен глава департамента местных проектов фонда «Центр стратегических разработок „Северо-Запад“» Евгений Римских. Но, уточняет он, как указывает мировой опыт последних 15−20 лет, это допускает и сотворения новых городов, при этом не непременно крупных городов — это могут быть и небольшие, и средние города, а цели таковых проектов могут быть совсем различными.

К примеру, для Китайской Народной Республики, где стройку новых городов в прошедшие десятки лет идет более интенсивно, они почти во всем решают задачи урбанизации в условиях финансового роста, показывает специалист. Для территорий с высочайшей плотностью жителей быть может животрепещуще создание новых городов-спутников уже имеющихся крупных городов для решения трудности их перенаселенности — по такому пути идет, к примеру, Сингапур, создавая новые районы. А также, новые города могут быть предназначеными для решения задач, которые связаны с выходом в новую промышленную специализацию. В качестве российского примера Евгений Римский приводит город Гусев в Калининградской области, где с 2008 года создается «Технополис GS» — на самом деле, новый городской район компании GS Group, направленный на ИТ-специализацию.

А также, не прекращает специалист, в конце двухтысячных годов стали появляться «умные города», в которых представлены самые передовые технологические решения и цифровые инфраструктурных объектов, также «экогорода», которые объединяют «зеленый» основа с обычной городской инфраструктурой — это направление больше подступает для небольших городов. Новые города могут решать и транспортно-логистические задачи — это в основном типично для Близкого Востока с его припортовыми особенными финансовыми зонами. В конце концов, новые города возникают на территориях, которые обладают туристской ценностью. В Российской Федерации этот пример — общегосударственный проект «Сириус», который сочетает инноваторскую и образовательную функцию с хорошими рекреационными возможностями.

«Все эти примеры разрешают узреть общую закономерность: если на той либо другой территории вырастает финансовая активность, необходимость строительства новых городов увеличивается, но это не значит, что они непременно должны появляться на ровненьком месте — за базу могут быть взяты и уже имеющиеся города. Опасности, непременно, значительны: если в новом городе не состоится та финансовая активность, для которой он создавался, он просто может перевоплотиться в мертвый город», — полагает Евгений Римский.

В российских условиях, согласно его убеждению, очевидно не приходится разговаривать о китайском пути строительства новых городов — задачи первичной урбанизации у нас в государстве почти во всем решены. Однако для субъектов Сибири вопрос о новой специализации экономики вправду важен, и в рамках этой новой специализации вправду могут возникать новые урбанизированные структуры — не непременно это должны быть новые города.

«На данный момент в Сибири интенсивно развивается химия — одна из более сверхтехнологичных отраслей глобальной экономической системы, — припоминает специалист. — На базе хим компаний полностью могут появляться новые центры познаний, которые привлекают классных профессионалов, и тут уместно изучать градостроительные решения для таковых регионов, как Иркутская область, где ведется разработка проекта сотворения инноваторского коридора компаний в сфере „зеленой“ химии, который включает Иркутск, Усолье-Сибирское, Ангарск, Саянск. Самое основное вначале осознавать, что комплекс инфраструктурных объектов новых городов обязана быть самой передовой, что они должны быть функциональными территориями и иметь неплохую транспортную обеспеченность».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»