Warning: session_start(): open(/home/users/2/2bgroup-org/tmp/sess_1edf1683fb43901cae5da5c00205a00c, O_RDWR) failed: Превышена дисковая квота (122) in /home/users/2/2bgroup-org/domains/tvesti.ru/wp-content/plugins/wpgrabber_5.5/init.php on line 11

Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /home/users/2/2bgroup-org/tmp) in /home/users/2/2bgroup-org/domains/tvesti.ru/wp-content/plugins/wpgrabber_5.5/init.php on line 11
Обзор иранской СМИ: «Возможности в отношениях с Российской Федерацией ограничены»
Экономика

Обзор иранской СМИ: «Возможности в отношениях с Российской Федерацией ограничены»

Положение дел снутри государства

«Хусейн Дехган: Я не противник обсуждений с США и не буду выдвигать на главные посты генералов КСИР», — выводит в заголовок собственной публикации от 29 марта издательство «Эттемад Онлайн».

Реформистское издание взяло интервью у 1-го из в официальном порядке выдвинувшихся претендентов на пост президента Ирана Хусейна Дехгана. До этого он занимал высочайшие посты в Корпусе стражей Исламской революции (КСИР), успел побыть главой Минобороны в первом кабинете министров президента Хасана Роухани и в последние несколько лет занимает пост советника верховного управляющего Ирана аятоллы Сейида Али Хаменеи по военным вопросам.

На грядущих в июне выборах президента Дехган, как считается, будет представлять консервативное крыло иранского политического элит. Все же в беседе «Эттемад Онлайн» он делает упор на собственной независимой политической позиции.

«Я был выдвинут как гражданское лицо и как независимый претендент, потому в данном качестве я продолжу служить народу, чтоб положить конец борьбе политических течений», — подчеркнул бывший-глава министерства обороны.

Кроме критики кабинета министров Роухани за малопродуктивность действий, к которой прибегают все консервативные претенденты на президентский пост, не считая уполномоченных лиц реформистского лагеря, Хусейн Дехган усердствует прояснить свою позицию по главным вопросам. Как он сообщил, он не является противником обсуждений с США и готов находить политическое решение кризиса ирано-американских отношений, что, но, не значит «капитуляцию» Ирана, выделил источник СМИ.

Претендент на пост президента очень тщательно обрисовал пошаговую стратегию борьбы с запретными ограничениями Соединенных Штатов против государства: во-1-х, исключить возможность введения санкционных ограничений при помощи международно-законодательных институтов, во-2-х, уменьшить воздействие уже имеющихся ограничений, уплотняя административную систему и внутреннее создание. Третьим шагом Дехган называет борьбу с санкционными мерами на межгосударственном уровне при помощи дружеских стран.

Бывший руководитель армейского ведомства также отметил, что в случае избрания его правительство будет ответственным перед народом и не будет перекладывать ответственность на остальные инстанции либо страны. Число конфронтаций и степень их остроты меж 3-мя ветвями руководство государства (в ближайшее время они приняли достаточно ожесточённый характер в результате противоборства консервативных парламента и судебной системы считающемуся равномерно реформистским кабинету министров Роухани) резко снизятся, дает обещание помощник духовного лидера.

Дехган сообщает, что будет представлять всех людей Ирана, но не интересы какой-нибудь политической группы, собирается уважать имеющееся разделение императивных возможностей и не будет пробовать прирастить своё воздействие во премьер-министру. Ценностью работе собственного кабинета он назвал восстановление и улучшение уровня жизни людей, создание новых рабочих мест, противодействие коррупционным проявлениям и инфляцией.

«Мы должны не допустить извращения эталонов Революции некоторыми людьми — аятолла Хаменеи»,— сообщает 30 марта слова иранского лидера газета «Ресалят».

Консервативное издание припоминает главные тезисы руководителя страны, которые были озвучены им в процессе мероприятия, посвящённого памяти шехидов (страдальцев) в регионы Йезд. В процессе этой встречи духовный лидер в особенности отметил удачную реализацию соц программ, направленные на поддержку семей шехидов (разного рода бесплатные услуги и социальные пакеты) и на увековечивание их имён (высадка саженцев, чтение Корана, переименование улиц). В схожих программах занято большое количество человек, что лишь подчёркивает единение народа Ирана в сохранении эталонов Исламской революции, отметил аятолла Хаменеи.

«Мы прилагаем усилия для снятия санкционных мер и решения трудности коронавирусной инфекции в оставшийся срок», — передаёт 27 марта высказывания главы Роухани издательство «Мехр».

Консервативное издание пересказывает главу правительства, сказавш?? на совещании штаба по противодействию коронавирусу: «Все усилия этого кабинета министров направлены на борьбу с сильной эпидемией и санкционными мерами». При всем этом он сообщил о сравнимо размеренной эпидобстановки в Иране, в особенности по соотношению с такими государствами, как Соединенные Штаты и Бразилия.

Президент обратился к опыту борьбы Исламской Республики с разными бедствиями: «Мы пережили войны, наводнения в 25 провинциях, беспримерные землетрясения, самые жёсткие санкционные меры и, в конце концов, на данный момент мы столкнулись с эпидемией коронавирусной инфекции».

Иной жизненно важной неувязкой современного Ирана он назвал запретные ограничения Соединенных Штатов, которые как и раньше остаются в силе и наносят урон государственной экономике, кроме остального не разрешая стране в нужных объёмах приобретать средства по борьбе с вирусом Covid-19 Covid-19, также и прививки.

Роухани вместе с тем подчеркнул, что в текущее время положение с вакцинопрофилактикой жителей внушает надежду на то, что в предстоящие несколько месяцев получится побороть эпидемию.

Российская Федерация

«Иран играет главную роль в отношениях города Москва и Вашингтона», — резюмирует 28 марта издательство «Эттемад Онлайн». Факты говорят, как пишет специалист реформистского издания Махмуд Шоури, что политический курс Соединенных Штатов оказывала воздействие на развитие отношений меж Российской Федерацией и Ираном. Исключение составляет лишь российско-иранское партнёрство в Сирийской Арабской Республике, где обе стороны действуют в согласовании со своими стратегическими интересами, несмотря на противоборство американцев. Но в остальном векторы развития отношений меж Москвой и Тегераном тесновато соединены с Соединенными Штатами.

Например, подписание в 2015 году Коллективного всеобъятного плана действий (СВПД) по ядерной программе ИРИ породило опаски в российском руководстве, что по мере потепления отношений Ирана и Запада Москве будет становится всё тяжелее вести дела со своим ближневосточным партнёром. Эти опаски, как полагает Шоури, рассеялись после прихода в руководству Дональда Трампа и резкого поворота наружной политического курса Соединенных Штатов по отношению к Ирану.

«При этом российские не энергично реагировали на агрессивные и небезопасные деяния нового главу Соединенных Штатов, также на убийство генерала Касема Сулеймани в январе 2020 года. С иной стороны, Москва твёрдо придерживалась собственной позиции в противодействии плохим попыткам США продлить оружейное запрета ООН против Тегерана, что, но, может разъясняться экспортными интересами военно-промышленного комплекса России. Сейчас, когда президентом был выбран агрессивный Рф Джозеф Байден, иранская проблематика в отношениях между Россией и Соединенными Штатами снова становится животрепещущей», — считает иранский политобозреватель.

По мере нарастания политического антагонизма с Соединенными Штатами российская сторона будет испытывать всё больший интерес в расширении финансовых и политических связей с Ираном, также и в восстановлении отложенных в 2018—2019 гг. под давлением Дональда Трампа солидарных проектов. Вообщем, это сотрудничество быть может затруднено, как считает специалист «Эттемад Онлайн», всеполноценным возвратом ИРИ на мировой рынок реализации продукции нефтепереработки.

«Если ожидаемое решение иранской ядерной трудности не наступит и политика наибольшего давления будет продолжена администрацией Байдена, на партнёрство с Российской Федерацией будут влиять отношения данного государства с Америкой: Москва может попробовать применять иранскую карту для давления на Вашингтон. При любом варианте нет огромного смысла ложить огромные надежды на отношения с Российской Федерацией — возможности этих отношений в сегодняшних критериях ограничены и зависят от огромного количества причин», — заключает Шоури.

«Агрессивные выражения США по причине формирования „стратегического треугольника“ Москва — Пекин — Тегеран», — говорит заголовок публикации новостного агентства «Фарс» от 28 марта.

Консервативное издание фиксирует, что усиление враждебности в риторике официальных лиц в США соединено с углублением отношений Рф и КНР прямо за приездом руководителя МИДа Рф Сергея Лаврова в Китай, также формированием «стратегического треугольника» Москва — Пекин — Тегеран. Данная риторика обоснована пониманием управления США вызовов, которые несут с собой изменения на международной карте мира, также пониманием понижения своей глобальной конкурентоспособности.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  ЦБ подсчитал, сколько наличных располагается у граждан России

Иным фактором, повлиявш?? на схожую реакцию Вашингтона, не прекращает собственный изучение «Фарс», стало подписание контракта о полноценном взаимодействии меж Ираном и Китайской Народной Республикой сроком на двадцать пять лет, препятствующ?? усилиям США по финансовой и политической изоляции этих государств. Документ обхватывает широкий диапазон областей двухстороннего партнёрства — от экономики и торговли до безопасности и разведки, — также предусматривает необъятные вложения Пекина в индустрия и инфраструктуру Тегерана, передачу ему военных и остальных технологий, утверждает издание.

«Это соглашение открывает новую страничку в истории взаимодействия Ирана и КНР, что в особенности принципиально в критериях твердых запретных ограничений Соединенных Штатов», — подытоживает «Фарс».

Положение дел в ближневосточном регионе

«Вправду ли опаски по причине Байдена разрешили отношения Анкары и Эр-Рияда?» — задаётся 1 апреля вопросом издательство «Эттемад Онлайн».

Реформистское издание сообщает, что, невзирая на ожидания нового витка противостоянии меж Турцией и Саудовской Аравией после ухода Дональда Трампа, которая поступает из средств массовой информации информация гласит ровно об оборотном. Однако после убийства в 2018 году оппозиционного корреспондента Джамала Хашогги в саудовском генконсульстве в Стамбуле двухсторонние отношения Анкары и Эр-Рияда оставались достаточно напряжёнными, с начала 2021 года обе стороны показывают готовность положить конец конфликту, который обошёлся им в млрд долларов. Такие настроения в турецкой и саудовской столицах приветствуются в Вашингтоне, так как он является обычным партнёром обеих суннитских держав.

Процесс урегулировании отношений быть может продиктован и тем, что как саудовский наследственный царевич Мухаммед бин Салман, так и турецкий президент Эрдоган пока не смогли установить крепкий контакт с новой администрацией США и притом боятся, что Вашингтон больше не будет закрывать глаза на «шалости» в их наружной и внутренней политике. В конце концов, добавляет «Эттемад Онлайн», оба лидера суннитского мира соображают, что у них как и раньше много общих, прежде всего финансовых, интересов, которые нельзя байкотировать при построении новой политической полосы.

«Для чего Израилю ухудшение положения дел в Персидском заливе?» — ставит вопрос и пробует на него ответить 2 апреля государственное информационное издание IRNA.

После ухода Дональда Трампа с должности руководителя США глава правительства Израиля Биньямин Нетаньяху начал разрабатывать новые подходы в противоборстве с Ираном. Если ранее Израиль имел практически карт-бланш и бесспорную поддержку Вашингтона в большинстве собственных агрессивных шагов в отношении Исламской Республики — атаки танкеров в море, «точечные» убийства на территории Ирана, атаки с воздуха по иранским военным в Сирийской Арабской Республике, — то при Байдене, который, по последней мере словестно, собирается возродить СВПД, Тель-Авив уже не может действовать теми же способами.

1-ые признаки этого можно следить в Персидском заливе, где положение дел ухудшилась в связи со взрывом на одном из израильских торговых судов, в чём официальные лица Израиля обвинили Тегеран, подчеркивает СМИ. Кроме того Тель-Авив прикладывает усилия по формированию антииранского местного блока в составе Израиля и арабских монархий (Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратов (ОАЭ), Иордании, Бахрейна и др.), на чём настаивал ещё президент Дональд Трамп с его планом сотворения «ближневосточного Североатлантический Альянс» и так называемыми соглашениями Авраама по урегулировании отношений меж Израилем и ОАЭ с Бахрейном.

Но, невзирая на продолжающуюся со времён Дональда Трампа эскалацию напряжённости, которые противоборствуют в Ближневосточном регионе стороны избегают прямого вооруженного столкновения, заканчивает собственный изучение IRNA.

«Иран: международную общественность не показало откровенной заинтригованности в разрешении сирийского кризиса»,— сообщает издательство «Тасним» слова главы посольства ИРИ в Бельгии и представителя при ЕС Голамхусейна Дехкани в публикации от 31 марта.

Консервативное издание заостряет внимание на обращении иранского дипломата про то, что на сегодняшнем шаге кризиса в Сирийской Арабской Республике, по мере окончания интенсивных вооруженного конфликта фактически на всей территории арабской республики, роль мировой общественности в политическом нормализации в САР неоднократно увеличивается. При всем этом отсутствие осязаемого развития на данном направлении, как подчёркивает Дехкани, «говорит о грозной действительности — международную общественность не стремится позволить сирийский кризис на базе интернационального права, сначала почтения независимости и неприкосновенности территорий САР».

Он дополнительно заявил, что с начала в 2011 году на пространстве Огромного Близкого Востока так называемой арабской весны Иран в Сирийской Арабской Республике постоянно стоял на стороне политического общения и вместе с Турцией и Российской Федерацией был у истоков «астанинского формата» разрешения сирийского конфликтной ситуации. На данный момент, добавил посол, есть настоящая возможность положить конец кровопролитию и предупредить возможность возрождения экстремистских организаций на территории САР, также решить гуманитарные трудности, которые связаны с результатами гражданской войны, в том числе дилемму мигрантов из Сирии.

Китай

«Какие цели преследует Пекин при подписании соглашения с Ираном?» — пробует ответить на данный вопрос издательство «Эттемад Онлайн» в публикации от 30 марта.

Реформистское издание сообщает, что всеобъятный документ о взаимодействии Ирана и КНР, который был подписан 27 марта в Тегеране, касается не лишь отрасли экономики, так как Пекин считает Тегеран принципиальным политическим партнёром в Азии. Например, глава министерства зарубежных дел Китай Ван И в процессе встрече с журналистами после подписания ирано-китайского соглашения сообщил, что отношения меж государствами не зависят от текущей политической конъюнктуры и носят особенный стратегический характер. Глава китайской дипломатии при всем этом коснулся некоторых положений контракта, к примеру китайских вложений в нефтегазовую ветвь ИРИ, солидарных инфраструктурных проектов, также и в рамках начинания Пекина «Один пояс, один путь» (один из самых крупных проект по обустройству инфраструктуры Евразии, который был призван соединить сухопутный и морской «шёлковые пути»).

В общем формула «стратегическое партнёрство» свойственна для наружной политики КНР, использующ?? её с 1993 г. при распоряжении на особенные отношения с тем либо другим страной. В случае с Ираном особенный упор делается на взаимодействии в сфере безопасности, также на противодействии экстремистским организациям, также на пресечении преобладания США в Ближневосточном регионе, резюмирует «Эттемад Онлайн».

Почти все специалисты подчеркивают, что подписание этого соглашения ознаменует увеличение роли Китай в ближневосточном регионе, где Пекин смог сделать ровненькие отношения со всеми странами и равномерно закрепляется в зоне обычного воздействия США и государств Европы, заключает издание.

Ядерная сделка

«США скоро проявят упругость в споре о СВПД?» — задаётся 1 апреля вопросом издательство «Хабар Онлайн».

Консервативное издание думает, что есть признаки того, что Вашингтон может в ближайшее время проявить упругость в отношении СВПД. А именно, уполномоченное лицо Государственного департамента до этого сообщил про то, что не настолько принципно, кто сделает 1-ый шаг по возврату к выполнению собственных обязанностей по ядерном соглашении — обе стороны (Вашингтон и Тегеран) могут синхронно запустить процедуру возврата к выполнению всех положений соглашения 2015 года. Кроме того, он также сообщил, что принципным является вопрос о достижении договорённости о процедуре и методе воплощения возврата к СВПД, и отметил, что позиция новому руководству остаётся только рациональной по данной теме.

Подготовил Филипп Голубев

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»