Скандалы

Олег Кан совсем теряет крабовый промысел

Олег Кан совсем теряет крабовый промысел

Основное СУ Следственного Комитета России заявило о подтверждениях соучастности компаний «Монерон» и «Курильский всепригодный комплекс» к контрабанде краба в Китайскую Народную Республику и подконтрольности этих компаний преследуемому «крабовому королю» Олегу Кану.

Ксюша Собчак, пытавшаяся приобрести сорок процентов в этих структурах, сообщила «Компании», что не имеет к ним «никакого отношения».

ГСУ СК России объявило о окончании расследования уголовного дела против Евгения Пекаря — 1-го из менеджеров 2-ух больших дальневосточных крабопромысловых компаний, ООО «Монерон» и ООО «Курильский всепригодный комплекс» (КУК). По данным учреждения, Пекарь, пойдя на сделку со следственными органами, подтвердил, что обе компании практически принадлежат большому дальневосточному предпринимателю Олегу Кану, по распоряжению которого он, Пекарь, принял участие в экспортных поставках живого краба в Китайскую Народную Республику, декларируя их по заниженной стоимости.

Значимость признаний Евгения Пекаря в том, что это связь меж уголовным делом двухгодовой давности о незаконном перемещении через границу против лично Олега Кана и компаниями «Монерон» и КУК, которые формально Кану не принадлежат. Сейчас у страны есть полные основания закончить деятельность этих компаний и окончить 1-ый шаг превосходной перемены крабового бизнеса.

Активный шаг его передела начался в дальневосточном регионе в 2018–2019 годах, когда правительство решило отменить «исторические» квоты на вылов краба и продавать их на торгах, а против главного держателя «старых» квот Олега Кана началась широкая кампания. Его винили в отношении к убийству предпринимателя Валерия Пхиденко и назвали главой «крабовой мафии». Тогда же зять Геннадия Тимченко глава «Российской рыбопромысловой компании» (РРПК) Глеб Франк предложил Кану реализовать собственный крабовый бизнес за $150 млн. Однако компании были так выгодными, что Кан и его соратники отказались. А осенью, когда готовы были согласиться, Франк сообщил, что уже поздно. После чего Кан отправился в Японию, где вызнал, что против него в Российской Федерации открыто уголовно-процессуальное производство.

Пробуя защитить промысел, Олег Кан в 2019 году убедил стать партнерами «Монерона» и КУК людей,которые имеют, как казалось, доступ в высшие сферы власти — Ксению Собчак и бывшего управленца Роснефти и А1 Игоря Соглаева. Цена толикой не раскрывалась, Собчак только подчеркивала, что это были «миллионы долларов». Однако сначала 2020 года, когда стороны вышли на сделку, Следственный комитет и суд Южно-Сахалинска задержали активы обеих компаний в ходе расследования дела против Кана.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Сергей Шапран потратился на решалово?

Это было слабеньким местом соперников «крабового короля»: формально «Монерон» принадлежит старому другу Кана Дмитрию Пашову, а КУК — Виктории Ледуковой. Весной 2020 года в письме к руководителю Верховного суда Россия Вячеславу Лебедеву мама Ксюши Собчак член сената Людмила Нарусова удивлялась: как это так, в контрабанде винят Кана, а под арестом — компании, принадлежащие людям, не являющиеся ни подозреваемыми, ни обвиняемыми.

Обосновать подконтрольность «Монерона» и КУК Кану следствие длительно не могло. Сам Олег Кан в письме Бастрыкину, попавшем в Форбс, заявлял, что издавна вышел из бизнеса, передал компании родным и сейчас является только их «помощником со вольным графиком дня».

Сейчас у Следственного комитета есть показания Евгения Пекаря. Означает, как и предвещал Кан в письме Бастрыкину, «Монерон» и КУК «затянут» в его уголовное дело, обездвиживают управление, а потом компании «закончат свое активное существование», и их выкупят по дешевке вместе с квотами.

На просьбу «Компании» дать комментарий по поводу сообщения СК Ксюша Собчак сказала: «Мне нечего комментировать, к этой компании я не имею никакого отношения. У меня нет никаких акций этой компании, я не заработала на этой компании ни рубля ни в одной момент времени».

В мае 2020 года Олег Кан рассказывал, что до аукционов, пролоббированных Франком в 2019 году, КУК и «Монерон» в общей сумме добывали приблизительно 19 тысяч тонн краба. Приблизительно тогда же Соглаев докладывал Форбс, что «Монерону» и КУКу в общей сложности принадлежат квоты на вылов 10 000 тонн краба, общая выручка превосходит 23 миллиардов рублей, незапятнанная прибыль за 2019 год — приблизительно 10 миллиардов руб.

Представитель Глеба Франка Сергей Извольский говорил весной «Ведомостям», что главная ценность «Монерона» и КУК состояла в квотах на вылов краба. Сейчас имеются причины считать, что их квоты реализуют с аукциона. Может быть, той же РРПК.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»