Скандалы

Ольга Миримская, Михаил Ходорковский, Юрий Носов: что меж ними общего

Ольга Миримская, Михаил Ходорковский, Юрий Носов: что меж ними общего

Героиня бессчетных скандалов Ольга Миримская оказалась за сеткой из-за семейных вопросов, которые приняли уголовный оборот. Однако сейчас её ожидают куда больше суровые дела.

Новый поворот

Совладелица компании «Российский продукт» и Банка кооперативного выделения финансовых средств (БКФ) Ольга Миримская оказалась за сеткой по решению Басманного районного суда, в который её доставили сотрудники оперативных подразделений управления «М» ФСБ и сотрудники следственных органов головного процессуального Управления Следственного Комитета РФ. Причиной для привода и заточения Миримской стало обвинение в даче взятки бывшему сотруднике силовиков — следователю ГСУ СКР по Московской области Юрию Носову.

Дело же, заведенное с пожелания Ольги Миримской в отношении бывшего сожителя и суррогатной матери, было закончено в прошедшем году за отсутствием состава преступного деяния .

Так оперативникам получилось развернуть дело Миримской на 180 градусов, превратив её из обвинительницы в обвиняемую. Аресту предшествовала масштабная кампания, в рамках которой на самых различных медиа-площадках публиковалась переписка и прослушка банкирши и с её главными партнёрами. Вероятнее всего, почерпнуты эти материалы из оперативной разработки, и навряд ли их происхождение могло разъясняться просто прозаическими трудностями самой Миримской.

Банк из 3-х букв

Сливы Ольги Миримской начались в 2016 году — в самый разгар банковской войны, которую ЦБ развязал против сложившегося в государстве «гибридного банкинга», который объединяет в одном учреждении самые различные типы операций — депозитные, инсайдерско-вкладывательные и отмывающие. Совсем логично, что финансовое общество направило свое внимание к БКФ, которым обладает и управляет Ольга Миримская.

Однако это учреждение самым необычным образом смогло пережить трудные времена. И даже на данный момент, когда выгодоприобретатель попала в заточении, пресс-центр БКФ предала гласности достаточно дерзкий пресс-выпуск, которого испугались даже клиенты банка. Они потребовали поменять текст, убрав из него любые упоминания об управлении «М» ФСБ, посчитав, что они способны навлечь проверку, которая похоронит финансовая организация.

Судя по тексту релиза, пресс-центр прислушалась к данному пожеланию, на данный момент нем нет упоминаний про ФСБ, но зато сохранились уверенные суждения про то, «что, в процессе разбора событий дела, все претензии следствия к Миримской Ольге Михайловне будут сняты, а все, кто пробует очернить её добросовестное имя, будут наказаны в согласовании с работающим нормативно-правовыми актами Россия».

Так в банке уповают на победу.

Меж тюрьмой и Израилем

Реальным индикатором воздействия Ольги Миримской в самых высоких сферах стало получение дамой гражданства Израиля. Это случилось в самый разгар её уголовных разбирательств. Как понятно, подобное гражданство дает бесспорные гарантии его владельцу. И все же, Миримская не стала применять создавшуюся возможность для эмиграции в Землю Обетованную, откуда, как понятно, «выдачи нет». Может просто не успела, но это навряд ли, с учетом ловкости и прыткости, которые были проявлены в остальных обстоятельствах. Вероятнее всего, Миримская сделала сознательный выбор, отдав предпочтение высадке за сетку и под охрану в прохладной Москве теплому климату Израиля. Необычным данный выбор может показаться только на 1-ый взор. Так как при больше внимательном рассмотрении видится куда больше суровые ставки и, при этом, состав так именуемых «актеров» — участвующих игры, в какой Миримской досталась роль фишки на игровом столе. Которую могут просто смахнуть перед новым раундом.

Осколки «Юкоса»

Основой богатства и воздействия Ольги Миримской были и остаются активы, которые достались ей в наследие от группы «Менатеп», которая была создана и управляемой Михаилом Ходорковским и группой его товарищей. Однако Миримская в данной группе тоже далековато не «девченка на телефоне». Она пришла в компанию еще сначала девяностых, окончив аспирантуру Института США и Канады АН Советский Союз (в 1989 году) и Высшую школу интернациональной политики Джоржтаунского института (США) (1993 году). Однако в 1993 году она предпочла теоретическим изысканиям в области «большой политики» полностью настоящую практику, возглавив издательскую компанию «Менатеп-информ». Потом последовала говокружительная карьера и доверенные должности в империи «Менатеп», который к тому времени стал обладателем нефтяной компании «Юкос» и пробовал стать лидером рынка, поглотив другого нефтяного великана — «Сибнефть». Крах «Юкоса» и «Менатепа» в 2003 году не оставил ОKMUE Миримскую без работы, в связи с тем, что ей получилось сохранить некоторые осколки бывшей империи — в числе их были ОАО «Российский продукт» и уже указанный банк БКФ. В условиях многомиллионных активов «Юкоса», сотни миллионов Миримской смотрелись хоть и крошками, но полностью золотыми, чтоб сделать из нее одну из самых богатых дам Рф.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Вендетта для парламентария

Охота за млрд

Однако за все нужно платить. Отношение к «Юкосу» превратила саму Миримскую в принципиальный актив. Который стал критически важен в судебной войне, которую развязали бывшие владельцы акций компании, в расчете на возмещение утрат, понесенных ими в итоге утраты «Юкоса».

Спустя десятилетие, заполненное изматывающими и дорогими схватками, бывшим собственникам получилось достигнуть решения о возмещения в размере 50 млрд долларов США. Подобное решение летом 2014 года вынес интернациональный третейский суд. Однако праздничек полной победы был недолгим. Российская Федерация опротестовала решение третейского суда, и последовал новый раунд схваток. Последним в данной эпопее стало решение Верховного суда Голландии, которое обнулило предшествующую победу менатеповцев и возвратило дело в Апелляционный суд Гааги, где предстоит новое разбирательство сроком на несколько лет. Одним из доводов российской стороны было обвинение заявителей в том, что в процессе арбитража в 2005–2014 годах истцы преднамеренно утаили от третейского суда важную данные о способах присвоения контроля над «Юкосом» в девяностых годах. А заодно и скрылись сами, выдав сделанные российскими на физическом уровне лицами зарубежные компании за настоящих зарубежных финансистов, которых позже и защищал третейский суд.

Заявленное как процедурное мошенничество, это обвинение является полностью настоящим при желании вынуть наружу все грязное белье, связанное с приватизацией нефтяной компании. А подобное желание у российской стороны может показаться, в особенности учитывая то, что почти все имеющие влияние участники тех событий уже никакого воздействия не имеют. И вот тут на сцене возникает личность Ольги Миримской.

Про решение, принятом Верховным судом Голландии, стало понятно 5 ноября.

А 19 ноября Основное СУ Следственного Комитета России решило засветить данные про то, что сам заявление «Менатеп» против России стал вероятен в итоге засекреченного сотрудничества Ольги Миримской с… владельцами акций «Менатеп». Результатом этого сотрудничества стало получение Миримской в 2006–2007 годах от подконтрольного Леонидом Невзлиным траста Rysaffe Charlotte N Isadora и правовой компании Charles Russel LLP, которая представляла в межгосударственных судах интересы бывший-владельцев акций «Юкоса», 135 миллионов долларов. Как считают следствия, это была плата за пакет акций, которого менатеповцам так не хватало для подачи заявления.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»