Скандалы

Олигархи сейчас платят меньше, люди — больше

Олигархи сейчас платят меньше, люди — больше

«Всех, кого власть желает наказать, «догоняют» через налоговые органы». ТЕКСТИ побеседовали с бывшим управляющим Гос налоговой службы Сергеем Верлановым, который на данный момент пребывает в ФРГ и против которого начато расследование.

Сергей Верланов получил пост управляющего налоговой, победив на конкурсе после того, как правительство Гройсмана решило поделить Муниципальную фискальную службу на налоговую и таможенную, отмечает агентство «ТЕКСТИ«. Тогда еще эти конкурсы были настоящие, и претенденты проходили твердый отбор, однако случались и нарушения. То, что комиссия избрала Верланова, воспринималось как победа реформаторских и здоровых сил над коррумпированной системой. Однако после увольнения кабинета министров Гончарука стремительно освободили от должности и Верланова, это случилось в апреле 2020-го. На данный момент конкурсы на управляющих госведомств отменили до окончания карантина. На собственной должности тогдашний управляющий налоговой службы продолжал политику изменений, которая была начата после Майдана, потому мы расспросили и про то, тяжело ли внедрять перемены.

— Поведайте кратко об открытом в отношении вас деле.

— Это дело — юридический трэш с самого начала. Какие обвинения? Будто бы я войдя в сговор с руководством компании «АрселорМиттал», нелегально отменил налоговые дополнительного начисления.

Во-1-х, никаких доказанных фактов договоренности, умысла либо неправомерной выгоды в деле нет и быть не может. Решение было всецело легитимным в границах возможностей главу ГНС.

Во-2-х, не отменил, а направил на последующую проверку, так как аудит был проведен Кабинетом больших плательщиков налогов некачественно.

А в-3-х, в отношении таковых доначислений уже была устоявшаяся судебная практика не в пользу налоговой. Такие же проверки постоянно завершались в суде в пользу бизнеса и существенными потерями казны (пеня и судебные траты).

Выполняя политический заказ, дело подтасовали в СБУ, которая в принципе не имела права его проводить расследование, так как это необыкновенная подследственность НАБУ. Подозрение подписал обыденный прокурор, но не прокурор САП, что тоже является нарушением закона. Сейчас создание все таки направлено в НАБУ, но к несчастью, в нашей правоохранительной системе закрыть дело, даже полностью лишенное смысла, существенно труднее, чем его начать.

— В чем сущность изменений, которые вы пробовали ввести в налоговой?

— Основное, что мы желали — это ввести культуру сервисной службы. Было большущее желание предоставить высококачественный сервис плательщикам налогов. Сначала, чтоб они меньше времени растрачивали на общение с налоговой и больше занимались конкретно осуществлением коммерческой деятельности, тем увеличивая свою доходность. А означает, платили больше налоговых платежей.

Олигархи сейчас платят меньше, люди - больше

 Как мы это делали? Предоставляли информацию по спорным вопросам, которые исторически, преднамеренно либо нечаянно, заводили плательщиков налогов в подобные спорные ситуации, в которых они начинали зависеть от налоговиков, делали ошибки, платили штрафы, конфликтовали. Почему? Так как налоговая не давала точного ответа, как конкретно необходимо сделать, чтоб всего этого недопустить. Мы же пошли иным методом, мы давали обыкновенные и понятные ответы, как необходимо сделать.

Мы уменьшали число проверочных мероприятий и методом перемены механизма апелляций практически исправляли ошибки аудиторов, демонстрируя, что центральный аппарат не будет толерантно относиться к злоупотреблениям законом аудиторами на местах. В общем эти перемены были действенными. Однако, к несчастью, их свернули. Сейчас случается «реванш», и преследование в отношении меня — это тривиальная месть системы за перемены.

— Как вынудить госслужащих со сложившейся корпоративной культурой и привычками работать больше отлично и по-современному?

— Для начала нужно просто делать закон, что мы и делали.

У меня был точный план. Из Гос фискальной службы в новую налоговую не перевели кадры, которые не соответствовали аспектам добропорядочности, также лиц, которые подпадают под действие Закона об очищении власти (люстрации). Они все проверялись через органы охраны правопорядка. Мы воспринимали во внимание, в том числе, мнение общественности и бизнеса.

А также, это, естественно, конкурсы. Мы этим жили, мы их воспринимали как данность, ведь это — европейский эталон. Мы не находили, каким образом эти конкурсы отменить. Мы находили, где бы найти людей, выигравш?? бы их правдиво и прозрачно и пришли бы на муниципальную службу. Сейчас наблюдается оборотная картина: за закрытыми дверями в высочайшие кабинеты назначают откровенных коррупционеров Януковича.

Вопрос продуктивности — это вопрос задач. Что подобное продуктивность? Отлично собирать средства, отлично предоставлять услуги?

Что случилось в прошедшем году? Оценка делом налоговой свалилась, сервисы усугубились. А улучшение сервисов — вот основное, что необходимо закладывать в KPI (главные характеристики). С одной стороны, нужно меньше делать налоговых проверочных мероприятий, меньше карательных и поболее информационно-просветительских и поощрительных предупредительных мероприятий. А с иной — чтоб правоохранительная система работала не выборочно, а вправду по нарушителям. Чтоб наказание за преступление было необратимым. Чтоб соблюдать закон было прибыльнее, чем его нарушать.

В качестве примера приведу мое решение об отмене налоговых доначислений компании «АрселорМіттал Кривий Ріг». Это было действенное решение, полностью легитимное, которое основывалось на прецедентах в украинской судебной практике. К слову, оно не отменено до настоящего времени, ведь для всех, в том числе сегодняшнее управление, его законность явна. Заместо того, чтоб годами судиться с добродетельным делом из-за плохой проверки и в конечном итоге проиграть дело и произвести оплату это из казны, это решение дало возможность сберечь муниципальные средства и дать возможность компании работать.

И что мы имеем в конечном итоге? Мы имеем заказное уголовное дело. Какой это месседж для госслужащих со стороны власти? Сейчас они будут мыслить, что работать по-современному — это терзать бизнес в судах и растрачивать муниципальные средства, но основное самому не подставляться.

— Вы ощущали сопротивление, нечто вроде итальянской стачки, когда пришли в налоговую?

— К слову, нет. Все были мотивированы. Люди верили до конца и работали на итог.

— Как в налоговой дают взятки? Как это случается?

— Мне не давали взяток, так как все были в курсе, что я человек из иной среды и с иными ценностями. И я так осознаю, что потенциальные взяткодатели страшились последствий схожих действий.

— Есть факты, позволяющ?? настаивать на том, что спецпроцедура назначения государственных служащих во время действия карантинных мер возвращает воздействие олигархических групп и криминальных сетей на правительственные структуры в общем и на налоговую частности?

— Мне как юристконсульту представляется не так чтобы корректной сама формулировка вашего вопроса.

Я — не силовое ведомство, у меня отсутствует возможность и возможностей устанавливать факты преступлений, у меня отсутствует доступ к документам, к определенным поручениям, распоряжениям.

Касательно самой спецпроцедуры назначения государственных служащих, сообщу, что это совершенно точно отрицательное явление. Конкурсы отменили под предлогом борьбы с коронавирусной инфекцией. Собирать совещания Верховной Рады и Кабинета министров у нас можно, а провести прозрачный конкурс — нет, так как коронавирус нападет. Это просто изымательство.

— Почему вас освободили от должности и какова в данном роль Уманского, который вас критиковал, но не длительно проработал руководителем Министерства?

— Давайте поначалу. Меня освободили от должности из-за моей позиции. После увольнения Богдана и кабинета министров Гончарука во власти и вокруг нее была организована критичная масса людей, хотевш?? поставить «собственного» главу налоговой и таможни. Естественно, обращения Уманского имели резонанс, и их употребляли как средство, но они никак не были предпосылкой.

— Можно сообщить, что несчастная «азаровщина» ворачивается? В чем это проявляется?

— С тезисом, что «азаровщина» ворачивается, могу согласиться. К примеру, сегодняшний глава налоговой Любченко работал замом главу ГНС Виталия Захарченко (это тот Захарченко, руководивш?? МВД во время Майдана, до того как возглавить милицию он был основным собирателем налоговых платежей при Януковиче. На данный момент живет в Российской Федерации, — ред.), а его заместитель Олейников был ассистентом Николая Азарова.

«Азаровщина» — это сначала свертывание сервисности, выраженное в грубой фискальной риторике, отношении к бизнесу как к правонарушителям. Поначалу же было слово. Обвинения бизнесменов в том, что они являются источником коррупции, не так давно прозвучало в беседе руководителя Министерства финансов Марченко. А Любченко повсевременно сообщает, что нужно обложить налогами сотрудников и остальных физических лиц.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Владимир предложил наливать депутатам в «мерзавчики»

Демонстративно, что всех, кого власть желает наказать, «догоняют» конкретно через налоговые органы, так как они опять в авангарде карательных властных структур. На данный момент под этим прицелом широкий диапазон политиков от Порошенко и Вакарчука до Гео Лероса и Дубинского (расследование уголовного дела против которого за уклонение от уплаты налоговых платежей было открыто лишь после его конфликтной ситуации с своей фракцией и ряда критичных заявлений, а до того власть «не замечала» каких-то нарушений с его стороны — ред.). Им всем шьют налоговые нарушения. Это и есть «азаровщина». Не Гетманцев «догоняет», сидя в парламенте, а налоговые органы.

— Что подобное налоговые скрутки? Растолкуйте обыденным читателям, которые этим не занимаются и не соображают, о чем сообщают в новостях. Как работает данный механизм уклонения от уплаты налоговых платежей?

— Дам лаконичный ответ. Скрутки — это вид уклонения от уплаты налоговых платежей, когда, к примеру, предприятие покупает апельсины, а реализует пшеницу. Мы все осознаем, что из апельсинов сделать пшеницу нельзя, но в соответствии с документами это как-то случается.

— Какова положение дел со скрутками на данный момент?

— Работа Временной следственной комиссии верно продемонстрировала, что в период, когда я управлял ГНС, администрирование НДС было более действенным. Число рискового налогового займа каждый месяц уменьшалась. Разработанное являющейся в то время командой Министерства финансов и налоговой постановление №1165, которое системно решало вопрос фиктивного НДС, начиная с февраля начала давать итог.

Я не могу утверждать совершенно точно, какая положение дел на данный момент. Но согласно заявлениям народных парламентариев, главу Исполнительного комитета Национального совета реформ Саакашвили и экс-руководителя Министерства финансов Уманского, положение дел трагическая и не прекращает усугубляться.

— Как на данный момент работает автоматический механизм возмещения налога на добавленную стоимость, который так трудно внедрялся?

— Указанный механизм, к счастью, работает, однако на него производилось суровое давление при смене правительственной команды в марте прошедшего года.

Необходимо отметить, что на текущий год для налоговой установили супер-принципиальный план по сборам этого вида налога. По моему воззрению, план по сбору НДС был завышен для чисто реклама-задач, другими словами бюджет в данной части был подготовлен некачественно. Если его снова «по дружбе» либо «по стечению событий» не «срежут», как в 2020-м, то задержки с возмещением налога на добавленную стоимость бизнесу неминуемы.

— Вроде бы вы откоментировали сведения о годовых поступлениях налоговой?

— Тут поначалу необходимо прояснить, про что мы разговариваем: обо всем 2020-м год либо о работе нового управления налоговой, начавшее трудиться в мае. Конкретно мы заложили здоровые тренды, способствовавш?? заполнению казны в течение прошедшего года. Это и разработка постановления Кпостановления Кабинета министров № 1165, позволивш?? отлично биться с несчастными скрутками и уменьшить их размер на порядок, и в первый раз в истории государства вывоп из тени существенной части подакцизных продуктов (горючее, алкогольные напитки и табак, — ред.), Доказательством чего были рекорды по сбору акцизного налога весной.

К несчастью, эти положительные тренды не были продолжены и они кое-где медлительно затухают (к примеру, с НДС), а кое-где оперативно свернуты (акцизные сборы и налог на доходы компаний). Потому если разговаривать о работе нового управления, я бы оценил её при самом хорошем варианте на тройку.

Господин Любченко на протяжении года обожал хвастаться уменьшением размера фиктивного налогового займа (это размер уже уплаченного НДС в стоимости обретенных до этого продуктов. Уменьшение налогового обязанности по НДС благодаря фиктивному налоговому кредиту является одним из методов уклонения от уплаты налоговых платежей, т.н. скрутка — ред.). Однако одновременно забывал добавить, что наилучший итог был весной (май — 1-ый месяц работы нового управления), а самый плохой итог — осенью. Другими словами при его каденции верно выслеживается отрицательная тенденция.

Большая часть заслуг, которыми щеголяет господин Любченко — виртуальные. Трагедии с налоговыми поступлениями в прошедшем году не случилось, но тенденции чрезвычайно тревожные.

— Уменьшение поступлений по ЕСВ соединено конкретно с наименьшей деловой активностью через локдауны? Что в общем случается с ФОПами? Поясните переноса в год фискализации, другими словами введение в эксплуатацию регистраторов расчетных операций, либо кассовых аппаратов.

— Во-1-х, так как план по ЕСВ, в отличие от безусловного большей части налоговых платежей, не был уменьшен, потому он и не был выполнен. Во-2-х, поправки занесли локдауны, весной было определенное списывание ЕСВ по ФОПам. Однако нужно увидеть, что летом и осенью никакого освобождения от уплаты ЕСВ уже не было, а дыра в Пенсионном фонде далее увеличивалась, другими словами списать все на локдаун не получится. В итоге Пенсионный фонд окончил год с наибольшей в истории казначейской ссудой в 15 миллиардов грн, и это одна из угроз для Украины в короткосрочной перспективе.

По поводу фискализации, то разумеется, что на перенос полной фискализации были конкретные предпосылки — как финансовые, так и политические. Недавний опрос Европейской бизнес-ассоциации продемонстрировал, что коронавирусный кризис для большого количества стал очень болезненным — девять процентов малого предпринимательства закроется. А также, согласно данным опроса,22 % бизнесменов обязаны выслать собственных сотрудников в отпуск без сохранения заработной платы,10 % — отчасти уменьшили штат. Естественно, добавочно усложнять жизнь микропредпринимателей в этот момент нельзя, потому думаю, что достигнутый взаимовыгодное решение — это не самый нехороший выход.

— Как платили налоговые платежи в 2020 году большие компании?

— Существенно меньше. И это очередной большой вопрос к налоговой. В прошедшем году с обыденных людей правительство собрало на 5 миллиардов грн больше НДФЛ, чем в 2019-м. При всем этом по налогу на доходы компаний в 2020 году падение на 12 миллиардов грн, по ренте за внедрение природных ресурсов — на целых 18 миллиардов. Снова использованы оффшоры, в том числе торговля своей продукцией через торговые компании за границей, искусственная убыточность. Олигархи сейчас платят меньше, люди — больше.

Раздельно желал бы упомянуть муниципальные компании. Из всех средств, заплативш?? все муниципальные компании Украины, львиную долю — девяносто процентов — заплатили «Нафтогаз» и «ПриватБанк». Из оставшихся половину заплатил «Ощадбанк». То, что осталось, оплатили остальные 3500 муниципальных компаний. Другими словами с одних выдавливают все соки, а остальные делят муниципальные средства меж собой и ничего не платят в бюджет.

— Может ли Украина выплатить все обязательные к уплате платежи по наружным обязанностям в 2021 году? Какова их общая сумма? Как велика опасность невыплаты в обозначенный срок и угроза краха?

— В беседе австрийскому изданию Der Standard руководитель Министерства финансов Марченко подчеркнул, что у него есть понимание того, как произвести оплату долги. Другими словами сейчас правительство убеждено, что до сентября месяца сумеет обслуживать наружный долг. Однако я бы тут заострил не столько на наружном долге, сколько на внутреннем. Идет речь о так именуемых ОВГЗ (облигации внутреннего госкредита — ред.). Ведь в текущем году внутренний долг больше наружный. Чрезвычайно много, естественно, будет зависеть от совместных действий с МВФ и ЕС. Потому до сентября правительство будет пробовать все-же получить транш. Если это получится, то в данном есть ключ к реализации наших обязанностей. Если же до сентября по различным причинам не получится продолжить взаимодействие с МВФ, то тогда могут появиться трудности с оплатой и обслуживанием как внутреннего долга, так и наружного. Потому при подобном положении существенно растут и опасности пришествия краха.

Похожие статьи

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»