Аналитика

Оппозиция его «зеленого» величества: обзор новых оппозиционных проектов на Украине

«Укрепление вертикали власти», ужас и трепет перед санкционными мерами Зеленского & Co. Невзирая на видимые победы, у президента Зеленского и правящей политическо «Слуга народа» есть суровая трудность — миллионы граждан уходят от них. Случись завтра выборы — и у президента Зеленского больше нет большей части в Верховной раде. А выборы в какой-то момент будут. Что делать в данной ситуации?

Сообщающиеся сосуды

Евгений Мураев развесил борды в регионах с рекламой партии «Наши» и начал ездить в «туры выходного дня» по городам Украины. Михаил Добкин баллотируется в мэры Харькова. Борис Колесников громозвучно сообщил о походе в политику во главе своей политической партии, после этого… резко исчез с радаров. Прогуливаются сплетни о запуске новой партии «русских патриотов Украины».

Сейчас главные политические тенденции — это продукт прошедших голосования за выборах президента. Как мы помним, Зеленский пришел на обещаниях мира в Донецке и необходимости осуществить пересмотр языковой закон, критике коммунальных ставок, народном отмщении для Порошенко и его ближнего круга за коррупцию.

Конкретно потому на данный момент граждане, разочаровавшиеся в Зеленском, уходят к оппозиции, прежде всего к «Оппозиционной площадке — за Жизнь» и Партии Шария, которые по главным маркерам числятся идеологически близкими. Идеологически близкими не нынешнему Зеленскому, а Зеленскому эталона 2019 года, обещавш?? окончить войну в Донецке («Необходимо просто закончить стрелять») и воздать по заслугам Порошенко и его ближнему кругу («Я — ваш вердикт»).

Сейчас оппозиционный круг избирателей — это 18−25%, зависимо от явки. К примеру, если отталкиваться от итогов голосования в парламент в июле 2019 года, то за вычетом граждан «Слуги народа» количество оппозиционного электората составила около восемнадцати процентов (при в официальном порядке зафиксированной явке 49,84 %). Это 13,05% за «Оппозиционную площадку — За жизнь» Медведчука Бойко, 3,03% за «Оппозиционный блок» Ахметова Коломойского Авакова и 2,23 % за Партию Шария блогера Анатолия Шария. При всем этом единственная партия, которая прошла в парламент, — это «Оппозиционная площадка — За жизнь», у которой есть фракция из 44 парламентариев.

Однако тут необходимо учесть, что почти все оппозиционные граждане на голосование просто не пришли — отсюда и такая аномально небольшая посещаемость. А за прошедшие два года оппозиционных граждан стало еще более за счет оттока голосов от Зеленского и правящей политическо «Слуга народа». Причина? Если кратко, то это курс в стиле Порошенко № 2. Если больше детально, то это продолжение конфликтной ситуации в Донецке, увеличение коммунальных ставок, кризис в отрасли экономики и связанные с ним увеличение числа безработных и увеличение цен на товары, запрет российских школ и т. д. То все есть аналогичное, что и при Порошенко, лишь засилье иноземцев в наблюдательных советах муниципальных компаний, разрешение продавать сельскохозяйственные земли и реализация всех пожеланий коллективного Запада.

Миллионы граждан уходят — и это суровая трудность. Что делать? В данной ситуации кабинет президента изучает вариант запустить несколько «дружеских» политических проектов на оппозиционное поле, так как по другому там и далее будет первенствовать «Оппозиционная площадка — За жизнь» Виктора Медведчука.

Без бумажки таракашка

Сейчас украинские реалии таковы, что, для того чтоб политический проект «взлетел», необходимы три составляющие — медиаресурсы, выделение денежных средств и «крыша» кабинета президента. При этом безупречный сценарий для кабинета Зеленского — чтоб «дружеская» либо «ручная» оппозиция не прошла в парламент, а лишь только раздробила миллионный круг избирателей, который против Майдана, против войны, против ущемления российского языка, против сворачивания соц программ.

Грубо говоря, чтоб «представители оппозиции» набрали каждый по 2−3%, не прошли в парламент и просто затушили оппозиционные голоса.

Есть несколько возможных оппозиционных проектов, но по каждому из них появляются свои подводные камешки и вылазят свои скелеты из шифанеров.

Сообщим, один из претендентов на роль «новой надежды оппозиции» — это партия «Наши» Евгения Мураева. Евгений Мураев — народный депутат прошедших созывов, поначалу от Партии регионов (2012— 2014), а потом как самовыдвиженец (2014—2019). Мураев был претендентом на выборах главы государства 2019 года, где запомнился тем, что штурмовал не Порошенко, а оппозиционного Юрия Бойко (претендент от «Оппозиционной площадки — За жизнь»), но потом снял свою кандидатуру еще до первого тура и сообщил о поддержке Александра Вилкула (претендент от «Оппозиционного блока» Ахметова — Коломойского — Авакова).

У Мураева есть свое преимущество — это собственный тв-канал, который серьезно приподнялся после того, как Зеленский воспретил «112 Украина», NewsOne и ZIK, так как существенная доля протестной аудитории этих каналов перебежала конкретно на «Наш».

Есть тв-канал, но есть и трудность с предоставлением финансов. За ранее Мураев вел переговоры о финансировании с Вадимом Новинским, который обычно отвечает за политические проекты самого обеспеченного украинского бизнесмена Рината Ахметова. Вот почему Новинский засветил данные, на публике сообщив, что ведет переговоры о приобретении телевизионного канала «Наш». Доктрина людей Ахметова состоит в том, чтоб скрестить проект «Наши» с ахметовской «партией градоначальников», включив в презентационную часть известных у себя мэров — главы города Мариуполя Вадима Бойченко, главы города Покровска Руслана Требушкина, может быть главы города Одессы Геннадия Труханова и остальных. Доктрина довольно спорная. К примеру, проект Ахметова — Коломойского «Оппозиционный блок» с Мураевым в качестве № 1 перечня в 2019 году тоже строился на привлечении известных градоначальников — Труханова, умершего Геннадия Кернеса, Бойченко. И, невзирая на огромный бюджет и массивные медиаресурсы, «Оппоблок», где Мураев был лидером перечня, в июле 2019 года в парламент не прошел, набрав лишь 3,03%.

А в условиях 2021 года на пути оказались минимум два подводных камня. Во-1-х, ахметовские потребовали передать своим людям управление всей вертикалью избирательных штабов. А во-2-х, реализовать канал «Наш», о чем прямо произнес Новинский.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Время от времени они ворачиваются: Владислав Сурков сделал футуристический прогноз

Однако Мураев боится, что без медиаресурса и контроля над партией «Наши» ахметовские его стремительно превратят в зиц-главу Фунта и спишут с корабля. Потому, посоветовавшись с финансистами, Мураев решил «Наш» не продавать, а его партнеры передали свои толики в тв-канале в управление политику. В общем, в силу обрисованных обстоятельств проект Евгения Мураева «Наши» пока буксует.

Касательно «туров выходного дня», когда Евгений Мураев на брендированном автобусе ездит в различные города Украины и проводит «в поле» встречи с людьми, то это его собственная инициатива в целях повысить известность и привлечь выделение денежных средств для собственного политического проекта.

Прочные хозяйственники и краеведы

Очередной претендент на то, чтоб разделять оппозиционный пирог, — это партия «Наш край». «Наш край» не приняла участие в голосовании в парламент в 2019 году, однако потом в партию вступили несколько мажоритарщиков (Антон Киссе, Сергей Шахов и др.).

«Наш край» делает упор на привлечении экспертов и «хозяйственников», отодвигая политические маркеры на 2-ой план (фактически, девиз партии так и звучит — «Сила хозяйственников и экспертов»). В числе известных лиц — народные депутаты Сергей Шахов (депутатская группа «Доверие», которая засветилась в деле решения задач земельных магнатов) и Андрей Деркач (беспартийный). Доктрина отцов «Нашего края» состоит в том, чтоб привлечь в свои ряды известных местных политиков. Однако у «Нашего края» иная преграда. Поточнее, две препятствия: не считая Деркача, нет раскрученных имен всеукраинского уровня и нет собственного медиаресурса. При этом доктрина привлечь местных парламентариев, завоевавш?? известность благодаря «стратегии хороших дел», может оказаться многообещающим вариантом. Если получится решить две трудности, которые были описаны выше.

А также, в мае месяце почти все средства массовой информации рассказали о съезде партии «Украина — наш дом», которую возглавил узнаваемый предприниматель Борис Колесников. Колесников — в прошедшем глава Донецкого областного совета, многократный народный избранник от Партии регионов и заместитель премьер-министра в кабинете министров Николая Азарова — данный пост он занимал с 2010 по 2012 год. Начиная с 2014 года Борис Колесников несколько выпал из активной политики, так как остался за бортом Верховной рады, однако средства массовой информации некоторый период назвали его главой правительства оппозиционного кабинета министров. На голосовании 2019 года Колесников баллотировался по округу № 49 в Донецке от «Оппозиционного блока», но занял лишь 2-ое место с итогом 32,32 % и в сегодняшнюю Раду не попал.

В Российской Федерации Колесников известен как обладатель предприятия «Конти-Рус» в Курске. А в мае 2020 года имя Колесникова прозвучало в средства массовой информации потому, что его компания ЧАО «Производственное объединение „Конти“» заполучила кондитерскую предприятие «Красная заря» в Иваново.

И однако по факту Колесникова на политической карте пока нет, его бенефис породил сходу несколько точек напряжения в политической сфере. А именно, Евгений Мураев посчитал Колесникова с его «Домом» как соперника на роль «новой надежды оппозиции». Есть и личные предпосылки, ведь конкретно Мураев давал Колесникову эфирное время на тв-канале «Наш», а тот заместо благодарности начал играться в свои игры. С иной стороны, появились трения с Ринатом Ахметовым. У Колесникова стиль близкого сподвижника Ахметова. К примеру, в 2019 году ранее голосования за выборах президента конкретно Колесников представлял интересы Ахметова на обсуждениях с «Оппозиционной площадкой — За жизнь».

Касательно Михаила Добкина (в прошедшем — глава Харьковской областной гос администрации и глава города Харькова, который стал известным благодаря знаменитому видео и крылатым фразам Геннадия Кернеса в стиле «У тебя кислое лицо — тебе средств никто не даст»), то для него участие в голосовании главы города Харькова — это просто шанс напомнить о для себя. Штаб Добкина делает разве что реклама-активность, суровой «полевой» работы никто не ведет, следовательно и возможностей на победу не имеет.

А в этом случае трудность попала в том, что сам Ахметов в ответе американскому муниципальному «Радио Свобода» (зарубежное средства массовой информации, признано в России иностранным агентом) сначала мая сказал: «Политика меня в принципе не интересует». А о собственном походе в парламент самый обеспеченный предприниматель Украины сообщил, что это была ошибка («Признаю — это была моя ошибка. И повторять одну и ту же самую ошибку два раза я не собираюсь»). Однако вдруг, не успел Ахметов сообщить, что «политикой не интересуется», как на трибуне во время съезда «Украина — наш дом» возник Борис Колесников, который заявил, что идет в политику во главе собственного своего политического проекта. Другими словами Ахметов, который с таким трудом наладил отношения с кабинетом президента, сообщает, что не играет в свою политическую игру, а его сподвижник здесь же опровергает его речь.

В конце концов, еще есть гипотетичный проект «русских патриотов Украины». По домыслам, одним из выгодоприобретателей быть может представитель днепропетровского клана Геннадий Корбан, в прошедшем — бывший руководитель партии «Укроп» и сподвижник олигарха Игоря Коломойского в его бытность губернатором Днепропетровской области. Однако пока нет никакой конкретики по причине того, какой быть может эта партия, кто станет её лицами и какие сообщения они понесут в народ. Ну и будет ли она в принципе.

В общем, вот так смотрятся последние телодвижения на украинском оппозиционном фронте. С одной стороны, устремления «новых надежд оппозиции». С иной стороны, кабинет президента Зеленского, для которого лучший вариант — со старта «выстроить» и поставить под контроль «новые надежды», а в действительности раздробить оппозиционный круг избирателей так, чтоб представители оппозиции передрались меж собой, а в конечном итоге никто из них не прошел в парламент.

Николай Васильковский (Киев, Украина)

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»