Аналитика

Опыт истории: что принудило Советский Союз ввести вооруженные силы в Афганистан?

Бегство американцев из Афганистана стало основным политическим событием лета 2021 года. Чем различается данный быстрый уход от вывода русских войск из Афганистана в 1989 году и что принудило Советский Союз ввести вооруженные силы в эту государство, вспоминает в журнале «Профиль» Алексей Куприянов.

Волна образов, которая обрушилась на зрителей и читателей со страничек печатных средства массовой информации и телеэкранов, потрясает собственной масштабностью: люди, которые падают с шасси взлетающих самолетов; беспомощно бьющееся в полете об обшивку тело мигранта, привязавшего себя к крылу; брошенный на ВПП в пластиковом корыте ребенок; бешеная от испуга скопление людей, рвущаяся к самолетам, и американские бойцы, которые сдерживают её под страхом внедрения орудия. За этим хаосом как-то подзабылось, что ввод вооруженных сил США в Афганистан был более медийным: широкомасштабные удары сверхточными боевыми припасами, деяния сил спецназначения ЦРУ, посадка рейнджеров и морпехов, падение Кандагара и зачистка укрепленного района Тора-Бора. Журнал «Тайм» тогда вышел с обложкой «Последние дни «Талибана» (организация под запретом в России) — и, как было установлено через двадцать лет, несколько поторопился.

Российский читатель, конечно же, ассоциирует американскую эвакуирование с выводом русских войск в 1989 году, которые были проведены в порядке, близком к примерному. Он тоже обширно освещался в средства массовой информации, в отличие от ввода ограниченного контингента. Длительное время подготовка и 1-ые операции афганской войны были под грифом секретно, что породило в обществе огромное количество легенд. И если часть из них уже развеяна, благо история захвата дворца Амина известна чуть не по минуткам, то остальные популярны до настоящего времени.

Прогрессивные эмиры и повелители

Отношения меж СССР и Кабулом с самого начала были достаточно теплыми. Если в 19 веке и в 1-ые годы 20 века Афганистан исправно играл назначенную ему англичанами роль буфера меж 2-мя империями, то позже положение дел поменялась коренным образом. В Российской Федерации в 1917-м произошли две революции, и русское правительство объявило об отказе от имперской политики, предложив одновременно народам Востока заманчивую мысль освобождения от колониального господства. В Афганистане же усмотрительный эмир Хабибулла, предпочитавший не конфликтовать с Англией, в феврале 1919 года умер на охоте при загадочных обстоятельствах, и в руководству пришел его сын Аманулла, стремившийся к полной независимости от Великобритании и искавший единомышленников. В итоге Афганистан по драматичности судьбы стал первой государством, признавшей Советскую Российскую Федерацию: Аманулла рассчитывал получить от северных соседей орудие для войны с британцами, а заодно возвратить для себя наследные земли — оазис Пенде, вошедший в состав Российской империи в 1885 году. Ни из первой, ни из 2-ой затеи ничего не получилось: Пенде большевики не дали, а ко времени прибытия в Кабул советского посольства нетерпеливый Аманулла уже развязал третью англо-афганскую войну, закончившуюся в конечном итоге вничью.

Опыт истории: что принудило Советский Союз ввести вооруженные силы в Афганистан?

Русские аэропланы на Кабульском аэропорте, 4 июля 1925 года. Иллюстрация: СМИ

Стратегические отношения Русской Рф и Афганистана это не усугубило: уже в 1921 году был подписан контракт о дружбе, и в течение последующих лет СССР помогал прогрессивному Аманулле чем мог — от аэропланов для вооруженных сил до денег. Аманулла, со своей стороны, по мере сил пробовал сдерживать активность басмачей. Когда в 1928-м в Афганистане разгорелся бунт племен, которые недовольны реформами Амануллы (он, к примеру, даже собственной супруге, популярной феминистке, дозволял ходить без чадры и в европейском платьице), Советский Союз направил на помощь королю отряд под командой Виталия Примакова, популярного главу червонного казачества. Примаков взял Мазари-Шариф, но Аманулла в один момент не согласился от борьбы и бежал из государства. Операцию пришлось свернуть.

Следующие афганские правители — Надир-шах и в особенности Захир-шах — пробовали лавировать сначала меж членами клуба величавых держав, а позже и меж влиятельными странами. Например, Захир-шах в 1948 году отторг предложение США о размещении американской армейской базы под Кандагаром. В 1955-м неудачей окончилась попытка Вашингтона уверить Кабул присоединиться к Багдадскому соглашению, который уже подписали Великобритания, Турция, Пакистан, Иран и Ирак. Афганцы упрямо держались за собственный нейтралитет; американцы, прямолинейно мыслившие в категориях прохладной войны, посчитали это как вызов и свернули все программы поддержки Кабулу. Захир-шах пожал плечами и обратился к Москве. Расчет оказался верным — в том же 1955 году во время приезда Никиты Хрущева и Николая Булганина в Кабул он получил льготный кредит в $ 100 млн.

Опыт истории: что принудило Советский Союз ввести вооруженные силы в Афганистан?

Визит Никиты Хрущева в Афганистан, 5 марта 1960 года. Иллюстрация: Vostock Photo

Народ и знамя против «красного царевича»

На протяжении следующих десятков лет отношения Советский Союз и Афганистана переросли в тесноватую дружбу. Русские спецы строили дороги, электрические станции, дамбы, аэродромы, фабрики, прокладывали системы ирригации. Американцы же, казалось, махнули на Афганистан рукою, смирившись с тем, что он располагается в русской сфере воздействия.

Трудность пришла, откуда не ожидали. Активная усовершенствование и урбанизация Афганистана вместе с наличием щедрого и преуспевающего северного соседа привели к тому, что больше образованной молодежи начинало интересоваться коммунистическими мыслями. На волне этих настроений была организована Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), скоро расколовшаяся на две фракции. Во руководителю фракции «Хальк» («Народ») стоял Нур Мухаммед Тараки; она была в главном пуштунской, состояла из бедных фермеров и выступала за резвый и уверенный переход к социализму. «Парчам» («Знамя») под руководством Бабраком Кармалем соединяла воединыжды образованных и преуспевающих горожан (приемущественно таджиков) и считала, что с переходом к социализму можно повременить, сосредоточившись на национально-освободительном движении и борьбе с империализмом. На Старенькой площади эти процессы вызвали разноплановую реакцию: тогда как часть советского управления думала, что от добра добра не отыскивают и лучше поддерживать дружеского короля, чем пылких реформаторов, иная часть делала ставку на НДПА (приемущественно на халькистов). Тараки казался русским главам больше близким, понятным и заранее больше приклнным.

Тем временем в Афганистане ночью с 16 на 17 июля 1973-го произошел вооруженный мятеж, организованный бывшим премьер-министром и двоюродным братом короля Мухаммедом Даудом — «красным царевичем», еще одним огромным другом СССР, которые пользовались большим воздействием в армии. Дауд назначил республику и сообщил, что Афганистан будет и далее придерживаться политики нейтралитета. В базу предстоящего развития государства он положил «народную теорию революции» — гремучую смесь социализма, патернализма, пуштунской исключительности, антиколониализма и национализма. Скоро программа дополнилась и антикоммунизмом: Дауд, начавш?? со сближения с НДПА и просоветски настроенными офицерами, стремительно поменял курс, сделал свою Национально-революционную партию, установил диктатуру и развернул репрессии против политических врагов, с схожим размахом преследуя просоветских коммунистов, проамериканских либералов и консерваторов из движения «Мусульманская молодежь».

При всем этом во международной политике режим Дауда больше разворачивался в сторону Ирана, Египта, Саудовской Аравии и Турции. На самом деле, это означало опосредованное сближение с Соединенными Штатами. Когда Леонид Брежнев сообщил, что Советский Союз неодобрительно относится к пребыванию военных профессионалов из государств Североатлантического Альянса на севере Афганистана, Дауд вспыльчиво сообщил, что Афганистан — свободная государство и он не дозволит Москве диктовать, как ему руководить страной.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  По результатам правления Пашиняна остается третья часть от сегодняшней Армении — историк

Стоят в ожидании наши полки

Ночью 26 апреля 1978 года тайная милиция Дауда по обвинению в организации масштабных правонарушений выслала в тюрьму всю вершину НДПА, в том числе Кармаля, Тараки и членов ЦК, также многообещающего Хафизуллу Амина. Целые день Дауд думал, что ему получилось обезглавить левое движение. Однако в 10 часов утра 27 апреля жители Кабула услышали лязг танковых гусениц, рев самолетов и выстрелы: началась Апрельская, либо Саурская революция.

Она оказалась полной нежданностью не лишь для Дауда, да и для советского посольства и разведывательных резидентур. НДПА, не поставив в известность Москву, которая могла помешать её планам, заранее подготовилась к перевороту, и во время задержания Амин умудрился через сына передать распоряжение о начале восстания. После недолгих, но жестоких боев сопротивление верных терану частей было подломлено, Дауд и его родственники убиты. Выпущенные из тюрьмы Кармаль, Тараки и Амин объявили образование Демократической Республики Афганистан. Советский Союз нежданно получил на собственной южной границе государство, чье управление горело желанием строить коммунизм с афганской специфичностью, сперва приказав всем мужчинам обривать бороды, запретив принудительные браки, разрешив дамам не носить паранджу и развернув кампанию по устранении религиозных пережитков. Крестьянам пораздавали землю, декретом простили все недоимки. Началась масштабная устранение неграмотности. Настолько радикальные перемены повстречали сопротивление в среде консервативного крестьянства. Эти настроения употребляли в собственных целях бежавшие в свое время в Пакистан члены правой оппозиции, которые при помощи пакистанской разведки стали ворачиваться в Афганистан как «передовой отряд джихада». Изменения начали буксовать.

Опыт истории: что принудило Советский Союз ввести вооруженные силы в Афганистан?

Кабул, 1979 год. Иллюстрация: СМИ

Одновременно в руководстве НДПА началась лихорадочная борьба за власть: революция незамедлительно начала пожирать собственных детишек. Тараки, который стал руководителем страны, развернул кампанию масштабных гонений: видные парчамисты, в том числе бывшего первого заместителя премьер-министра Кармаля и являющегося в то время секретаря Кабульского горкома Наджибуллу, отправляются подальше от Афганистана — зарубеж на дипломатическую работу, а их сторонники массивно арестовываются по подозрению в организации комплота.

Все это волновало Москву. Сходу после революции Интернациональный отдел ЦК приложил большое количество сил, чтоб примирить халькистов и парчамистов, но предупредить раскол русские товарищи не смогли. Попытки приостановить разгром «Парчама» окончились ничем: в столице России удостоверились, что Тараки и Кармаль так свирепо терпеть не могут друг дружку, что вместе управлять государством не смогут. С выигрышем Тараки Советский Союз смирился, посчитав, что лучше один авторитарный, но приклнный управляющий, чем неизменная грызня в кабинете министров. Основной партийный идеолог Михаил Суслов сообщил, что цель города Москва с этого момента — «перевоплотить Афганистан во вторую Монголию». Во время приезда Тараки в Советском союзе в декабре 1978-го был подписан контракт о дружбе и взаимодействии, 4-я публикация которого предугадывала ввод русских войск в случае угрозы завоеваниям Саурской революции.

Скоро вопрос о применении этой статьи встал во весь рост. СССР приходилось посылать в Афганистан больше армейских инструкторов для поддержки афганской армии в противоборстве с набирающими силу моджахедами, которым поставляли орудие пакистанская разведка и ЦРУ. Один за одним вспыхивали антиправительственные бунты — в Гардезе, Герате, Джелалабаде, погибали русские офицеры. Афганское управление практически бомбило Москву требованиями ввести вооруженные силы, но Политбюро отказывалось дать добро на масштабную интервенцию, призывая Кабул посети порядок самостоятельно. Единственное, на что согласилась Древняя площадь, — перебросить в Баграм отряд ВДВ, переодетый в афганскую форму, и выслать в Кабул несколько групп КГБ. Медлительно, чрезвычайно медлительно, благодаря неизменным просьбам Тараки, Амина и их сподвижников, также все новым бунтам, которые подрывали власть НДПА (к октябрю 1979 года официальный Кабул держал под контролем менее двадцать процентов территории государства), Москва меняла свое отношение к происходящему в Афганистане. Если еще в марте все Политбюро было против ввода войск, то уже в августе глава ПГУ Владимир Крючков возвратил собственному заместителю Якову Медянику записку о нецелесообразности интервенции со словами:

«С данным заключением я на Старенькую площадь не пойду, меня там просто не усвоют».

Опыт истории: что принудило Советский Союз ввести вооруженные силы в Афганистан?

Русские танки в окрестностях Кабула, 7 января 1980 года. Иллюстрация: AP/TASS

В безвестном декабрьском первом бою

Утром 10 октября агентство «Бахтар» сказало: Тараки умер ранее «в итоге тяжелой болезни». В действительности бывшего афганского лидера задушили подушечками работники охраны его наиблежайшего соратника Хафизуллы Амина, сыгравш?? на опережение, — Тараки, осознав, что его ассистент планирует переворот, был намерен отстранить его от власти. Амин успел первым, и у Афганистана возник новый лидер.

Для города Москва это стало шоком: Тараки был другом Брежнева, и его лично знали почти все русские главы. Однако посол Советский Союз в Афганистане Александр Пузанов и военные консультанты в один глас заявляли, что на Амина можно положиться, на Старенькой площади им не верили — то, что прощалось старенькому другу Тараки, нельзя было простить выскочке и убийце Амину. Ко всему иному Брежнев практически ранее дал обещание Тараки защиту и, очевидно, посчитал случившееся как вызов.

В русском руководстве равномерно сформировалось убеждение, что Амин, который закончил магистратуру Колумбийского института и не один раз посещавший США, планирует перепрофилировать Афганистан, выведя его из русской сферы воздействия, а отстранение Дауда было частью этого плана. Трудно сообщить, как эта версия правдива, никаких доказанных фактов этого до настоящего времени не было обнаружено. Однако она соответствовала являющимся в то время умонастроениям на Старенькой площади. На совещании Политбюро 30 ноября принимается роковое постановление по Афганистану. В нем утверждалось, что Амин готов пойти на изменение политической ориентации, что есть сообщения о налаживании контактов с моджахедами, что афганское управление больше поощряет антисоветские настроения. Русское управление твердо решило: Амин должен быть отстранен от власти и заменен приклнным Бабраком Кармалем.

Маховик событий, который был запущен 30 ноября, завертелся, и все попытки его приостановить, предпринимавшиеся некоторыми членами советского управления (в частности, руководителем Генерального штаба маршалом Николаем Огарковым и главнокомандующим Наземными вооруженными силами генералом армии Иваном Павловским), окончились неудачей. 12 декабря Политбюро в официальном порядке решило одобрить еще одну просьбу Хафизуллы Амина и ввести вооруженные силы в Афганистан. В Кабуле правило восхищение: Амин находился в полной уверенности, что шурави посодействуют ему удержаться у власти. 25 декабря в 15.00 по городу Москва отделения 40-й армии пересекли границу. СССР вступил в афганскую войну.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»